Проиграть на старте или почему не сработает очередной метод борьбы с кнопкодавами в Верховной Раде?

180

Вместо того чтобы воспитать политическую волю и не «кнопкодавить», народные депутаты в очередной раз решили выдумать велосипед. В первом чтении принят законопроект, предусматривающий наказание гривной за неперсональное голосование. Автор документа, первый вице-спикер Руслан Стефанчук, предложил дополнить Уголовный кодекс статьей 364−2, устанавливающий наказание в виде штрафа для «пианистов» — от 3 до 5 тысяч необлагаемых минимумов доходов граждан, то есть от 51 до 85 тысяч гривен. Поможет ли? Вряд ли! Даже те народные депутаты, которые во время рассмотрения данного законопроекта, нажали кнопку «за», сомневаются в реалистичности и эффективности такого метода борьбы. Realist изучил, почему новый законопроект против кнопкодавства, который «Слуги народа» хотят окончательно принять к концу ноября, больше похож на борьбу с ветряными мельницами, нежели вакцину против неперсонального голосования.

Обещанных штрафов несколько лет ждут

Категорически против криминализации неперсонального голосования народных депутатов выступили парламентские юристы. Главное научно-экспертное управление Верховной Рады раскритиковало законопроект Стефанчука. Одно из их замечаний касалось того, что привлекать к уголовной ответственности нужно лишь тогда, когда другие методы исчерпали себя. «Установление уголовной ответственности за то или иное деяние должно быть „последним аргументом“ государства и применяться исключительно в случаях, когда борьба с соответствующим явлением другими способами (экономическими, социальными, политическими, идеологическими) является неэффективной», — сказано в экспертном заключении к законопроекту за подписью первого замглавы Главного научно-экспертного управлении Сергея Гудзинского. Кроме того, он отметил, что криминализация неперсонального голосования не станет действенным инструментом, поскольку процесс привлечения к уголовной ответственности человека является чрезвычайно сложным и длительным, не говоря уже о привлечении к уголовной ответственности народного депутата. По действующему законодательству народного депутата от уголовного преследования (любого) бережет депутатская неприкосновенность. И не нужно обольщаться, что в сентябре парламентарии приняли изменения в Конституцию, предусматривающие лишение депутатской неприкосновенности с 1 января 2020 года. Дело в том, что «Слуги народа» никак не могут провести через парламент законопроекты, которыми вносятся соответствующие изменения в регламент ВР, закон «О статусе народного депутата» и Уголовно-процессуальный кодекс. 30 октября состоялось заседание комитета по вопросам правоохранительной деятельности Верховной Рады, на котором рассматривались данные законопроекты. Депутаты долго спорили и приняли гениальное решение…отправить законопроекты на доработку.

«Есть общие нормы права (Конституция, R°) и есть специальные, как Уголовный процессуальный кодекс. И если изменения в УПК не будут внесены, то мы получим несоответствие норм УПК нормам Конституции. Я уже говорил депутатам: отмените ее (депутатскую неприкосновенность, R°) по-честному, а не играйте в игры», — заявил руководитель Специализированной антикоррупционной прокуратуры Назар Холодницкий.

Игры продолжаются. Но даже, если депутаты одумаются и подкорректируют УПК с учетом новшеств Конституции, оштрафовать депутата за неперсональное голосование буде очень и очень сложно. Как отмечает в комментарии Realist’у народный депутат Александра Устинова, де-факто, может быть такая ситуация, что штраф депутату «выпишут» после окончания его каденции. «Процедура очень сложная. Сначала нужно зафиксировать факт кнопкодавства. Затем расследование, рассмотрение дела в суде, вердикт, потом, вероятнее всего, депутат подаст апелляцию… Судебные тяжбы могут тянуться годами», — говорит Устинова. Также она обращает внимание на тот факт, что решение об открытии уголовного производства в отношении народного депутата принимает только один человек — генеральный прокурор. Он субъективно оценивает, заводить дело или нет. Если факт «кнопкодавства» вносится в ЕРДР, то тогда к его расследованию подключает Госбюро расследований.

Заплати штраф и останься без обеда

Идут споры между народными депутатами относительно размера штрафов. Традиционно, есть два лагеря: одни считают, что штраф в 51−85 тысяч гривен остудит желание народных избранников голосовать за себя и коллегу, другие — называют такие суммы «не пообедать в хорошем ресторане». «Хотите верьте, хотите — нет, но среди наших есть ребята, которые реально живут на одну зарплату, сбережений не имеют, так как бизнесом не занимались, в политике не были. Для них лишиться двух-трех зарплат — больно по семейному бюджету. Но, как правило, такие депутаты исправно ходят на работу и не грешат неперсональным голосованием, — рассказывает Realist’y один из депутатов от „Слуги народа“. — А теперь посмотрите на Антона Яценко. Сколько раз журналисты его ловили на кнопкодавстве?! (97 раз неперсонально голосовал в 2018 году, R°). И что для него штраф в 80 тысяч гривен, если он позволят покупать дом за 10 миллионов долларов?» (депутат задекларировал, что в апреле 2019 года его супруга Людмила приобрела дорогую недвижимость в столице, R°). Думаю, что штрафы не помогут, а вот лишение мандата за кнопкодавство — да, поможет (в сентябре народные депутаты адресовали в Конституционный суд законопроект, которым предусмотрено лишение депутатского мандата за установленный в суде факт неперсонального голосования, R°).

Парламентские юристы нашли еще одну важную несостыковку в документе. С одной стороны, в законе сказано, что он вступает в силу со следующего дня после его обнародования. С другой стороны, говорится, что аппарат Верховной Рады должен обеспечить видеофиксацию пленарных заседаний парламента, чтобы контролировать процесс голосования (но такое распоряжение возможно только после вступления закона в силу). Казус. Поэтому либо закон какое-то время нельзя будет применять из-за отсутствия надлежащего технического оснащения зала, либо в зале придется устанавливать камеры в обход закону.

С оглядкой на Киевсовет или Европарламент

«Не нужно придумывать велосипед, принимать такие законопроекты. Обычная сенсорная кнопка, которая работает в Киевсовете, полностью справляется со своей функцией, кнопкодавство невозможно», — заявил в кулуарах Верховной Рады народный депутат Андрей Осипчук, который ранее работал в столичном горсовете.

В Киевсовете установили новую систему для голосования «Рада-4» в 2015 году. Из бюджета потратили на нее около 14 миллионов гривен. «Чтобы проголосовать народный депутат должен задействовать обе руки. Одной нажимать на сенсорную кнопку, второй — на кнопку „за“, „против“ или „воздержался“. Обе кнопки нужно удерживать в течение 10 секунд пока длиться голосование, — рассказывает Realist’y пресс-секретарь Киевсовета Наталья Пругар. — Такая система голосования полностью искоренила кнопкодавство, ведь физически нельзя проголосовать за другого человека. К тому же, зал пленарных заседаний и залы, где проходят заседания комиссий, оснащены видеокамерами и транслируются в онлайн-режиме. Всё и всех видно. Киевсовет максимально открыт».

Похожая система для голосования вмонтирована в рабочие столы народных депутатов еще в 2008 году, когда спикер Арсений Яценюк пытался бороться с кнопкодавством. Но политической воли запустить «кнопку» тогда не хватило. Периодически о ней вспоминали, но дальше разговоров дело не заходило. В августе этого года спикер Андрей Парубий финальным аккордом на своем посту хотел сделать тестирование системы с последующим ее запуском. Но тогда «внезапно» в Раду нагрянули силовики и заблокировали тестирование. «Кнопку» не включили. «Для того, чтобы перейти на сенсорную кнопку, нужно несколько секунд. И ввести это в Регламент. Все 450 кнопок работают прекрасно», — уверял после тестирования директор Института проблем математических машин и систем НАН Украины Анатолий Морозов. При этом он не отрицал, что срок годности на так и не запущенную «сенсорную кнопку» уже давно истек. И если внедрять и подключать новую систему для голосования, то на это понадобиться около полугода — примерно 4 месяца, чтобы провести необходимые тендеры и еще месяца два, чтобы вмонтировать ее, протестировать. «Можно пойти по более простому пути. Изменить систему принятия решений. Чтобы результативным было голосование не по большинству от конституционного состава парламента (226 голосов и больше), а от присутствующих в зале. Тогда не будет смысла кнопконодавить. Такая система, к примеру, используется в Европарламенте», — говорит политолог Константин Бондаренко. В Лаборатории законодательных инициатив в качестве примера приводят систему для голосования в Великобритании. «В их парламенте отсутствует „кнопкодавство“. Там парламентарии голосуют путем передвижения по сессионному залу: те, кто „за“ становятся справа от спикера, те, кто „против“ — слева. Такая процедура происходит только по спорным моментам. Обычно голосование проходит путем простого опрос депутатов, которые высказывают свое решение — „за“ или „против“ — спикер оглашает то решение, за которое было больше голосов», — отмечают эксперты организации.

Все предельно просто, понятно, честно и действенно. Но украинские народные депутаты легких путей не ищут. Да и зачем, если можно отлично пиарится на теме борьбы с неперсональным кнопкодавством и продолжать голосовать за отсутствующего соседа, придумывая очередной тематический законопроект или отговорку, почему нельзя включить сенсорную кнопку.

Елена Галаджий