Прокуроры не знали прикупа, все прошло гладко

212

Леонид Утесов любил так рассказывать о своей свадьбе – брал в руку спичечный коробок и выкладывал по одной спичке направо и налево:

— Были моя мама – и мама Леночки, мой брат – и брат Леночки, моя тетя – и тетя Леночки… (высыпая резко весь коробок) …и до е… матери всякой Леночкиной родни!

Вот примерно так у нас происходило представление доказательств в Донецком суде по делу Надежды Савченко. Суд выслушал Надежду Савченко – и Плотницкого. Веру Савченко – и его подручного Коломийца. Украинского десантника Ивана Руснака – и 20 боевиков ЛНР. Астронома Ольгу Возякову – и полтора десятка экспертов и специалистов от обвинения. Но в какой-то момент и этот спичечный коробок закончился, и наши ходатайства перестали удовлетворять совсем. Вообще. Вчера отказали 11 раз подряд. На прошлой неделе не подряд, но тоже примерно столько. Гайки явно закручивают и по ощущениям, судьи уже понимают, что и так позволили нам слишком много. Я расскажу вам сегодня о допросе, который, с их точки зрения, явно был лишним.

К тому времени, как в марте 2015 СКР получил по официальному запросу из Украины так называемый — «биллинг» детализацию по телефонам Надежды Савченко, низовые следователи уже понимали, как они вляпались и подставили начальство с этим делом. Биллинг все только усугубил. По нему выходило, что как минимум один из телефонов Савченко в 10:44 уже находился в центре Луганска, а с два других с 11 – на базе ЛНР в бывшем облвоенкомате на Оборонной улице. Чтобы как-то от этого отделаться, СКР назначает экспертизу, которую проводят вдвоем сотрудник института криминалистики ФСБ Вячеслав Бахвалов и инженер ОАО «МТС» Сергей Гальцев. Если бы перед ними поставили вопрос «Где находился абонент во время данных звонков?», им пришлось бы ответить «С большой вероятностью – в пределах 500 метров от соответствующих базовых станций в каждом случае». Учитывая, что телефонов три, большая вероятность перерастает в достоверность. Поэтому такой вопрос перед экспертами не ставили. Их спросили: «Могли ли эти вышки обслуживать телефон, находящийся в районе Стукаловой балки?» (по версии обвинения в 11:40 Савченко была там, в 5 км к северу от центра города, корректировала обстрел в бинокль).

Эксперты ответили, что этого «нельзя полностью исключить». Передернули. На самом деле, по закону они должны были ответить, что им недостаточно информации для категорического вывода. Когда на суде я прижал Гальцева, он признал, что «полностью исключить» по таким данным что бы то ни было в принципе нельзя. В идеале, нужны данные по каждой антенне о запаздывании сигнала. Почему эксперты не запросили дополнительную информацию? Учитывали ли рельеф местности – то что Луганск в низине, а Стукалова балка за высоким холмом? Как вычислили, что антенна, направленная на юго-восток, принимала сигнал с севера? Как вообще делали выводы?

Оказалось, очень просто. С подробностями вообще не заморачивались. Взяли техпаспорт на антенну. Максимальная дальность – 35 километров. Стукалова Балка на каком расстоянии? 5 км. Значит, исключить нельзя. Это по вышкам «Лайфа». По МТС даже таких куцых данных не было, написали то же самое из общих соображений. Русский мiръ торжествуетъ, Определенные Силы, Не Желающие Признавать Факт Многополярности Мира, посрамлены.

Но определенные силы так просто не сдаются. 21 января в суде появился инженер департамента качества связи Vodafone (бывшей «МТС-Украина») Андрей Иванов. Именно он монтировал эти самые антенны и обслуживал их до осени 2014. Андрей подготовил подробное заключение, которое, разумеется, суд не приобщил. Но по УПК заключение специалиста – это один вид доказательства, а показания – другой, они не связаны. И отказать в допросе явившегося в суд специалиста УПК тоже не позволяет. Был смешной момент, когда я объявил кто у нас следующий – прокуроры засуетились и с перепугу сказали, что возражают против допроса. Суд с надеждой спросил их «По каким основаниям?». Прокуроры так ничего путного и не придумали. Суд не захотел подставляться и прикрывать их, Иванова пригласили и начали допрашивать.

На самом деле у прокуроров был повод поломать допрос, но им неоткуда было о нем знать. Дело в том, что Андрей – житель города Счастье. 16 июня 2014 г., когда айдаровцы выбили оттуда сепаратистов, он ездил на блокпост и даже разговаривал с Надеждой, о которой тогда, конечно, ничего не знал. Когда он вошел в зал, она его сразу узнала. Так вот плотно все переплетено в нашем деле. Но я просил их обоих не подавать вида. Иначе Андрея могли принудительно перевести из специалистов в свидетели, а нам гораздо важнее были его экспертные знания и оценки. Прокуроры не знали прикупа, все прошло гладко.

Андрей начал по полочкам раскладывать ситуацию с телефонными вышками. Полностью заключение лежит тут: https://yadi.sk/i/tZlh4ItankgDB Андрей разрешил мне его публиковать. Читайте, скачивайте, и делитесь. Это действительно важно. Даю краткое резюме сразу по тексту и по тому, что вживую прозвучало на допросе:

1. Эксперты обвинения ссылаются на показания свидетеля Железного, сотрудника МТС-Украина, жителя Луганска с российским паспортом, о том, что в первой половине дня 17.06.2014 из-за аварии базовые станции в Славяносербском районе перестали функционировать. Все общими словами. Иванов подробно объяснил, какие именно БС не работали, и какие приняли добавочный траффик вместо них. Все очень наглядно и в цифрах. В 8:56 снаряд повредил вышку в гольф-клубе. Район от Металлиста до Счастья стали обслуживать станции на возвышенности к северу от счастья, и к югу за Луганском. В самом Луганске были БС ближе, но они не доставали из-за холма.

2. Сам по себе анализ предела досягаемости отдельно взятой бессмысленен, если не знать, какие еще вышки работают в этом районе. Потому что телефон автоматически подключается к той соте, у которой сильнее сигнал. Он никогда не соединится с сотой до которой 30 км, если работает сота в километре от него. Тем более, если и несколько. А экспертизу СКР проводили так, как будто во всем Луганске только две вышки. И то это касается оператора «Лайф», по МТС не было даже такой документации.

3. Самая убийственная для обвинения строчка во всем деле Савченко выглядит так:

mtcSMS 2014-06-17 10:44:53 0 380664219241 100 ГОРОД ЛУГАНСК, ЛУГАНСКАЯ ОБЛ., ВУЛ. КАРЛА МАРКСА, 7 (ОБЛАСТНЕ КОМУНАЛЬНЕ ПІДПРИЄМСТВО»УПРАВЛІННЯ АДМІНБУДИНКІВ») 380685237557

В расшифровке это означает, что в 10:44 17 июня 2014 года на номер Надежды Савченко +380664219241 пришла смс с номера +380685237557 от командира «Айдара» Сергея Мельничука, и что эта смс была доставлена через антенну, находящуюся на крыше здания по адресу ул. Карла Маркса 7, известного как «Дом с колоннами». Антенна сориентирована по азимуту 100 (0=север), то есть направлена на восток-юго-восток. При максимальном охвате 120 градусов (на самом деле меньше) в сумме по обе стороны от центра, край сектора не зайдет дальше азимута 40.

Обвинению нужно объяснить, как это возможно, если Савченко в тот момент была не в плену по дороге в военкомат, а далеко к северу за Металлистом. Эксперты обвинения, как я и сказал очень остроумно вышли из затруднения: «энергетические параметры и расстояние допускают возможность» в переводе значит «мы не можем объяснить эту конкретную ситуацию с учетом направления и рельефа».

4. Зато Андрей может. Рельеф не позволяет такое соединение ни при каких условиях. Даже если допустить версию следствия, что Савченко сидела на 40-метровой вышке. Все равно не хватает. Холм перекрывает с запасом. Это во-первых.

Во-вторых, по каждой соте есть отчет о том, какой процент соединений она в течение суток обслуживала в пределах километра, двух, трех, четырех и далее. Это не расчеты, просто сухой факт истории, автоматически сохраняемый архив. Измерение идет по запаздыванию сигнала. Точность абсолютная: при неверной настройке сотовая связь просто перестает работать. Инженеры сотовых компаний используют эти данные для планирования сетей: если возрастает процент далеких соединений, значит в районе не хватает вышек.

Так вот, за 17 июня 2014 года по данной конкретной соте LUG_DOM_100 имело место 0 соединений с абонентами на расстоянии между 3,3 км и 11 км. Их просто физически не было. Были соединения с расстояния между 11 и 22 км, но это не наш случай. Нас интересует 5-7 км. Таких не было и это абсолютно точно. Вопрос закрыт. И то же самое с сотой LUG_DRU_305, которая передала 3 смс в 10:46. Рельеф не позволяет, соединений на расстоянии 4,4 км до 11 – 0.

5. Та же картина, хотя и менее наглядная, по остальным застветившимся в биллинге Савченко антеннам МТС-Украина – LUG_PLA и LUG_AVT. Менее наглядная – не потому что с натяжками, там тоже все строго научно, просто надо считать, а тут невооруженным глазом видно рельеф и холм, который все перекрывает. Тем не менее, не поленитесь, дочитайте до конца. Андрей Иванов составил схему, на которой наглядно видно, что происходило с телефонами Надежды. До 10:09 — в Счастье и Стукаловой балке, в 10:44 в центре Луганска, с 11:03 — на базе ЛНР. Это идеально бьется с тем, что видео где она в окружении террористов на поле боя снято по данным астрономической экспертизы в 10:30 плюс-минус 15 минут.

6. Заодно Андрей Иванов реконструировал маршрут, которым везли Савченко от Стукаловой балки в военкомат. Дело в том, что стоя на одном месте, маловероятно в течение двух минут попасть на разные базовые станции. А в 10:46 тот же телефон ловила уже соседняя вышка на сектор с азимутом 305. Инженеры периодически специально объезжают улицы с аппаратурой, мониторят, где от какой вышки сильнее сигнал. Так вот, точно такая же картина – сперва LUG_DOM_100 а через две минуты LUG_DRU_305 – была отмечена на мониторинговых драйв-тестах в апреле 2014 несколько раз. Каждый раз автомобиль, в котором был телефон, ехал при этом через центр в сторону автовокзала по улице Фрунзе или похожим маршрутом.

Результатом всего этого будет ходатайство о запросе в Украине данных, на которые ссылался Иванов и которых не было у экспертов следствия. Его письменное заключение ведь отказались приобщать потому, что «в нем использованы данные, получение которых возможно только в порядке ст. 453 УКП РФ». Это полный бред, это работает не так, но на эту статью суд ссылается всякий раз, когда обсуждается любой украинский документ. Хорошо. Вам не нравится, что эти данные получены не по вашему запросу? Так направьте его.

Мы заявим такое ходатайство на следующей неделе, в самом конце процесса. Судьи его выслушают, отклонят и уйдут писать обвинительный приговор. И знаете что? Тут мне нужна будет ваша помощь. Лайки, шеры, репосты, вот это вот все. Потому что потом, когда *** Маркин и не менее *** Захарова будут комментировать все это в духе «суд шел беспристрастно, приговор не вызывает сомнений» — я хочу чтобы все были в курсе, чтобы им смеялись в лицо, свистели и шикали. И чтобы то же самое происходило с Лавровым и с Путиным, когда им будут задавать вопросы про Надежду Савченко, а они станут переводить стрелки на независимый суд. Я не стал бы просить об этом, если бы мы не проделали свое большое расследование и у нас руках не было бы ничего кроме формального иммунитета ПАСЕ и общих соображений об абсурдности обвинения. Но я честно сделал домашнюю работу и считаю, что заслужил право на пафос.

Давайте в эти последние дни до окончания суда усилим нажим и травлю.

Автор материала: Илья Новиков