Пьянки, наркотики, игра в бутылочку. За что «прокурорская инквизиция» карает подчиненных Луценко

120

После грянувшего скандала с «жучком в аквариуме», обнародования «серии пленок» и подачи сразу двух дисциплинарных жалоб в отношении главы Специализированной антикоррупционной прокуратуры Назара Холодницкого, судьба последнего – в руках у «прокурорской инквизиции».

Так журналисты окрестили Квалификационно-дисциплинарную комиссию прокуроров.

Этот, не отпраздновавший даже первую годовщины своей работы, новосозданный орган прокурорского самоуправления в юридическом сообществе относят к сфере влияния действующего генпрокурора Юрия Луценко. Последний эти претензии отрицает, утверждая — КДКП сделала из него «английскую королеву», лишив монополии при принятии решений по кадровым вопросам и в наказании проштрафившихся законников.

А сам он никоим образом не давит на комиссию при вынесении знаковых решений.

Собеседники «Страны» в прокурорских кругах соглашаются с этим лишь отчасти. В их интерпретации, «инквизиция ГПУ» предпочитает держать нос по ветру, но ожидать от нее революционных вердиктов вряд ли стоит. Главная причина этого кроется в области финансов — именно руководство Генпрокуратуры устанавливает размер зарплат и премий для членов КДКП.

При этом, квалифкомиссия далеко не однородная структура, и «всеобщие одобрямсы» здесь не так часто можно встретить. То есть, из 11 ее представителей в рот главе ГПУ заглядывают далеко не все.

Тем не менее, большинство из них все же ориентируется на пожелания Юрия Витальевича, обеспечивая результативные голосования по знаковым вопросам. Из-за чего отдельные злые языки успели окрестить КДКП своего рода «ручным драконом» генерального прокурора.

«Страна» разбиралась, кому прокурорская квалифкомиссия прощает грехи, а за какие «залеты» — усаживает на скамейку штрафников и даже «дисквалифицирует» законников.

Комиссия наказала больше сотни прокуроров

Из обнародованной отчетности КДКП за прошлый год следует, что фактической датой начала ее работы является 18 июля. С этого дня была запущена автоматизированная система распределения дисциплинарных жалоб между членами комиссии.

За первые полгода своей деятельности орган прокурорского самоуправления «обработал» 1137 жалоб, из которых около трети были приняты к дальнейшему изучению. Это те случаи, когда были открыты дисциплинарные дела. По итогам их рассмотрения 75 прокуроров были привлечены к ответственности — две «футбольные команды» было уволено из органов, еще 22 законников наказали запретом на повышение в должности сроком на год, а 31 прокурору впаяли выговоры.

Анализ этих вердиктов в целом показывает — причиной наказания подавляющего большинства прокуроров стали обращения вовсе не обычных «трудящихся» (например, адвокатов), а самого генерального прокурора, Генеральной инспекции ГПУ или прокуроров областей. То есть, непосредственных руководителей «штрафников».

Ввиду этого в адрес КДКП звучат претензии в том, что это вовсе не независимый орган, а театр марионеток, который создает видимость коллегиальности и прозрачности процесса рассмотрения жалоб на прокуроров. Мол, редкому руководителю «инквизиторы» отказывают в привлечении к ответственности его подчиненного. И по большому счету скрепляют своими подписями уже готовые проекты решений, которые нужны начальству.

Те члены Квалифкомиссии, которые идут на контакт с прессой, эти претензии отрицают. И заявляют о фактическом невмешательстве руководства ГПУ в их дела. Но отдельные факты позволяют предположить, что имеет место некая неформальная договоренность. Суть ее можно изложить так: «дракону» позволено щипать рядовых прокуроров, но возбраняется даже заносить руку на «небожителей».

Каста «неприкасаемых»

Например, что касается дисциплинарных дел в отношении высокопоставленных прокуроров, то едва ли не самым громким стало решение КДКП об увольнении заместителя прокурора Сумской области Сергея Маслюка и вынесении двух выговоров статусным представителям главка — руководителю Департамента спецрасследований Сергею Горбатюку и заму Луценко Юрию Столярчуку.

К слову, решение по поводу последнего как минимум два месяца Юрий Витальевич всячески игнорировал. А сам Столярчук, по иронии судьбы, уже после оглашения ему «приговора инквизиции» и визировал бюджетную смету на нужды Квалифкомиссии на 2018 год. Которая отдельными ее членами жестко критиковалась и называлась заниженной…

Вместе с этим КДКП были закрыты дисциплинарные производства в связи с отсутствием «состава преступления» по жалобам в отношении vip-прокуроров сразу нескольких областей. Речь идет о делах в отношении руководителей региональных прокуратур Тернопольщины — Вячеслава Перча, Ровенщины — Богдана Подубинского, Запорожья — Валерия Романова (дважды), Черниговщины — Владимира Комашко, прокурора Киевской области Дмитрия Чибисова, первого зама прокурора столицы Павла Кононенко, первого зама прокурора Донецкой области Александра Ливочки.

Кроме того, «прокурорская инквизиция» выдала индульгенции обвиняемому в незаконном обогащении экс-военному прокурору сил АТО Константину Кулику, участвовавшему в нарушение закона в съезде партии «Народный фронт» 1-му заму главы ГПУ Дмитрию Сторожуку. Пшиком завершилось и едва ли не самое громкое дело КДКП, связанное с нарушением презумпции невиновности главным военным прокурором Анатолием Матиосом и самим Луценко.

В отношении Юрия Витальевича квалифкомиссия постановила закрыть дисциплинарное дело, расписавшись в собственном бессилии.

«Комиссия законодательно лишена возможности привлечь генерального прокурора к дисциплинарной ответственности», — говорится в вердикте КДКП на этот счет.

Секреты деклараций и халатность при исполнении: набор типичных жалоб на прокуроров

Что же касается не имеющих такой брони «смертных прокуроров», то среди вменяемых им «грехов» в основном превалирует сокрытие от декларирования имущества, жалобы на бездействие в части невнесения сведений в ЕРДР или излишняя «ретивость» в расследованиях.

Сразу в нескольких случаях КДКП принимала к рассмотрению жалобы на прокуроров, в отношении которых расследуются уголовные производства. Более того — «инквизиторы» «подшивали» к своим дисциплинарным слушаниям даже материалы негласных следственно-розыскных действий, которые УПК предусматривает использовать исключительно в рамках конкретных уголовных дел, по которым они осуществлялись.

На этот счет единства мнений в юридических кругах и самой Квалифкомиссии не наблюдается.

«У комиссии дилемма: либо мы говорим, что вопрос не будем рассматривать, так как есть презумпция невиновности, либо мы говорим, что давайте оценим их действия, не с точки зрения нарушения требований УК Украины, а с точки зрения нарушения кодекса профессиональной этики», — объяснял логику приобщения НСРД к дисциплинарным делам член КДКП Сергей Костенко в одном из интервью одесским журналистам.

Пьянство — бич прокуроров

Довольно регулярно в практике квалификационной комиссии попадаются дела, фигурантами которых являются прокуроры, уличенные в злоупотреблении алкогольными напитками. Чаще всего им вменяется езда за рулем в пьяном виде и отказ от прохождения медицинского освидетельствования. Вердикты КДКП на этот счет разнятся.

Например, для прокурора управления надзора за соблюдением законов в уголовном производстве прокуратуры Донецкой области Александра Малия подобного рода «залет» прошел без последствий.

Как говорится в решении по его дисциплинарному делу, вечером 7 октября 2017 года в Мариуполе патрульные остановили его авто и заподозрили прокурора в употреблении алкоголя. Малий это категорически отрицал, но «дуть в трубочку» отказался. Его доставили в наркодиспансер, алкотестер которого подтвердил версию полицейских. Впрочем, знакомая Александра, а затем и Орджоникидзевский райсуд Мариуполя с этим не согласились. По решению суда в отношении прокурора было закрыто производство в связи с отсутствием состава правонарушения. КДКП приняла аналогичное решение, прокурор Малий по-прежнему в строю.

Что же касается еще одного надзорника, которого заподозрили в излишней склонности к «зеленому змию»- начальника отдела управления процессуального руководства в уголовных делах прокуратуры Луганщины Алексея Цыбули, то его история напоминает сцены из боевика.

11 сентября 2017 года «копы» обнаружили автомобиль подозрительный автомобиль ЗАЗ VIDA неподалеку от квартале Солнечный в Рубежном. На требования его остановки водитель лишь прибавил газ, и плутал дворами. Оказавшись в ловушке он резко ударил по тормозам, вследствие чего допустил столкновение с машиной патрульных. После этого водительская дверь ЗАЗ VIDA открылась, и оттуда выбежал мужчина в шортах и футболке.

Из камер видеозаписи полисменов следует, что им оказался Алексей Цыбуля, который попытался ретироваться с места событий. В начавшейся погоне верх взяли полицейские, которые заковали не вполне трезвого прокурора в наручники. Мужчину доставили в больницу, откуда ему удалось сбежать.

Цыбуля свою причастность к инциденту отрицал, уверяя — в тот вечер гостил у знакомого, когда тот попросил машину прокурора, чтобы прокатиться в магазин. А на месте инцидента он оказался случайно, когда шел забирать свое авто. В прокурорской КДК этим доводам Алексея не поверили, он был привлечен к дисциплинарной ответственности в виде запрета на перевод в вышестоящие органы прокуратуры сроком на год.

Впрочем, встречаются и такие прокуроры, которые не идут в отказ, будучи уличенными «по пьяной лавочке», а идут на другие ухищрения для уклонения от ответственности. Например, заместитель руководителя Изюмской местной прокуратуры Харьковской области Александр Михалик два года назад был пойман в центре первой украинской столицы за рулем «Subaru Forester», а тест на содержание алкоголя в его крови показал 1,62%. Однако, из-за бюрократических проволочек к ответственности прокурора пытались привлечь с нарушением сроков. Ввиду чего его дело в суде было закрыто, а сам надзорник позднее на КДКП лишь пообещал сделать правильные выводы.

Похожие аргументы защиты выбрал и теперь уже экс-руководитель Киевской местной прокуратуры №2 Валерий Доценко. Занимая столь ответственный пост он попался рассекающим в пьяном виде за рулем ВМW Х5. В июле прошлого года прокурор объяснял употребление алкоголя «личными обстоятельствами», и искренне раскивался в содеянном. После этого понизили в должности, а квалифкомиссия привлекла его к дисциплинарной ответственности.

Встречаются среди нетрезвых прокуроров и «рецидивисты». Так, в послужном списке начальника отдела прокуратуры Киева Андрея Василевского сразу два таких случая. В октябре прошлого года он был остановлен полицией, и по внешним признакам у правоохранителей были серьезные сомнения в его трезвости. Прокурор неоднократно пытался покинуть место инцидента, склонял «копов» к тому, чтобы те закрыли глаза на его проступок.

«Ну я же говорю, порешаем? Ребята,.. пацаны я все равно сделаю по суду… Говорю вам — отпустите», — сетовал Василевский. Когда прокурор понял, что на мировую с ним никто идти не пожелал, он начал оскорблять патрульных. «Е# твою мать, уберите руки от меня, б@#$ь. А @#$ там», — не стеснялся он в выражениях.

Объясняя свое поведение позднее прокурор заявил — в злополучный вечер просто ехал забирать из студии танцев свою дочь. А поскольку незадолго до этого ему сообщили печальную новость, он находился в состоянии излишнего душевного беспокойства. А потому не избегал крепкого словца, отказался проходить освидетельствование и «получил» админпротокол. Его прокурор, как и анонсировал он полицейским в момент задержания, «отбил» через суд. Впрочем, проверка его подноготной в КДКП обнаружила еще как минимум один инцидент, когда Василевский показал себя «во всей красе». Тогда на его пьяный дебош пожаловались в одном из увеселительных заведений…

В целом, несмотря на серию «пьяных историй» прокуроров, ни один из них не был привлечен к наиболее серьезному наказанию со стороны КДКП — увольнению. Как будет рассматривать подобного рода дела сама квалифкомиссия теперь, когда по подозрению в нетрезвой езде был задержан ее руководитель Виталий Грушковский, покажет дальнейшая практика.

«С целью победы в конкурсе Билоус О.Д. непредсказуемо разделся»

В дисциплинарных делах «прокурорской инквизиции» попадаются и эксклюзивы, нарочно которые не придумает даже самый изощренный ум.

Так, на прокурора Одесской местной прокуратуры №2 Станислава Сулиму жаловались, что он в зале Малиновского райсуда позволил себе оскорбительные высказывания в адрес национальности своих оппонентов по одному из дел. Жалобщики утверждали — Сулима сетовал, что в Южной Пальмире «поразводилось… азеров». Якобы он угрожал, что «этих спустившихся с гор чурок я загоню как баранов в стойло», обещав их посадить в тюрьму. Впрочем, подтверждений этим фактам КДКП не обнаружила.

Детективная история произошла с коллегой Сулимы из Сум — прокурором Михаилом Фролковым. Мужчина прихватил с собой при вояже за границу ключ доступа в ЕРДР, и в нарушение установленной инструкции «считывал» его данные по интересующим его делам.

За три месяца таким образом он просмотрел сведения по 356 уголовным производствам, к которым не имел никакого отношения. Опрошенные «Страной» прокуроры считают, что Фролков, скорее всего, попался, оказывая «услуги» на сторону — продавая данные о движении в уголовных делах. В свое оправдание Фролков лишь признал, что установил программу удаленного доступа для входа в ЕРДР с домашнего компьютера, но в «левые производства» он не влезал. Прокурорская квалифкомиссия постановила вынести ему выговор.

Впрочем, эти истории — цветочки по сравнению с «хитом» последних недель. Как уже писала «Страна», 21 марта этого года КДКП влепила выговор прокурору Киевской местной прокуратуры № 7 (Подольский район столицы) Олегу Билоусу за то, что он поучаствовал в телешоу, где разделся догола (хоть «клубничку в кадре и заретушировали») чтобы выиграть 200 тыс. грн. и помочь сестре.

Пожаловался в КДКП на подчиненного прокурор Киева – Роман Говда. Из содержания его дисциплинарной жалобы усматривается, что развлекательным телеканалом «ТЕТ», начиная с 1 ноября 2017 ежедневно в будни с 19:30 до 21:00 в течении 25 серий транслировалась развлекательная программа «ЛавЛавСаr» 2 сезона, которая доступна на YouTube.

Главной темой сценария телешоу является наблюдение и освещение непредсказуемого психологического поведения участников программы — четырех влюбленных пар, среди которых оказался прокурор Билоус и его избранница. Во время путешествия по Европе, они ежедневно проходили конкурсные испытания, включая даже такие как игра в «бутылочку» на раздевание.

Появление в кадре прокурора в чем мать родила, «открытая демонстрация поцелуев с партнерами других пар», использование нецензурных выражений и прочие грехи Билоуса были расценены его руководителем как те, что могут «навредить его репутации и авторитету прокуратуры, вызвать негативный общественный резонанс».

Заметим, что «ЛавЛавСаr» действительно сделало фурор, подняв узнаваемость как передачи, так и Билоуса. Но вряд ли об участии прокурора в нем, как и демонстрации им своих гениталий узнала бы широкая общественность, если бы не «бдительность» начальства. Нарушений уголовного характера в деяниях Олега не было обнаружено.

Законники из Донецкой области «спалились» на марихуане

14 февраля этого года стало «черным днем» для сотрудника Красноармейской местной прокуратуры Донецкой области Артема Гречухи. Согласно фабуле его дела, в тот день был вынесен «дисциплинарный приговор» этому надзорнику, проверка которого на употребление наркотиков дала положительный результат.

В организме Гречухи были обнаружены каннабиоиды, что свидетельствовало об употреблении им гашиша или марихуаны. Прокурор всячески пытался отстоять свою честь. Сначала он занял позицию, что это все наговоры. Более того — Гречуха-де сам выступал инициатором проведения служебной проверки в родной прокуратуре, так как «употреблял» не он, а его коллеги и даже назвал их фамилии.

Артем объяснял — он купил за свои средства тест, и девять из десяти показателей показали отрицательный результат. Фатальным оказался десятый, положительный результат на содержание в организме синтетической марихуаны — спайса. Повторный анализ мочи дал аналогичный результат.

Оказавшись в эпицентре скандала, прокурор выдвинул версию о том, что наркота в его организме оказалось из-за курения кальяна со своими друзьями в помещении одного из торговых центров. А затем и вовсе ударился в конспирологию, мол изобличенные в наркомании коллеги могли в отместку за его принципиальность подмешать ему наркотики в кальян, еду, напитки или же сигареты.

Прокурорская комиссия решила, что факт употребления наркотиков доказан и по решению КДКП этого прокурора, проработавшего в органах прокуратуры Донецкой области с августа 2013 года уволили.

Кстати, такая же участь постигла и одного из его коллег из той же Красноармейской местной прокуратуры – Георгия Дылова. Уволить его со службы КДКП постановила во все тот же «черный день» 14 февраля. Причина выдворения Дылова из органов аналогична «истории Гречухи» — в представленных на исследование биологических объектах прокурора Красноармейской местной прокуратуры выявлены каннабиноиды, что является одним из признаков употребления последнее наркотических средств.

Сам прокурор никаких обьяснений не дал, а на заседание комиссии не явился. По информации руководителя Красноармейской местной прокуратуры, с 8 декабря 2017 года Дылов не выходит на работу и по месту жительства в городе Покровск отсутствует, на связь не выходит.

Как отжигают прокурорши

Еще одна свежая жалоба, которую комиссия разбирала в феврале, касается прокурора отдела управления надзора за соблюдением законов СБУ и Госогранслужбы Украины Олеси Скрыпник. На нее пожаловался адвокат, который сетовал — во время обыска у его подзащитного была изъята крупная сумма валюты.

Суд отказал прокурорам в аресте этих средств, порядок которых составляет около $60 тыс., но те не спешили отдавать их владельцам. Валютная тяжба в судах затянулась на несколько месяцев. За такие «шалости» КДКП наказала прокурора Скрыпник весьма мягко – всего лишь обьявила ей выговор.

Еще одно взыскание наложили в феврале этого года на другую представительницу прекрасного пола — прокурора Марьинского отдела Волновахской местной прокуратуры Донецкой области Яну Иванцову. Она «изобретательно» подходила к отчетам о проделанной работе.

Так, на протяжении 2015-2016 годов прокурор указала, что направила в суды пять обвинительных актов. Де-факто это случилось только в середине прошлого года. В результате, виновные в совершении преступлений ушли от ответственности. На работе все это время Иванцова сетовала на судей, которые все это время саботируют вынесение справедливого решения. Вскрыть ее аферы помогло письмо руководителя аппарата Хозяйственог суда Донецкой области. Он уведомлял прокуроров, что Иванцова вместо материалов дела прислал им чистые листы.

Причиной этих художеств прокурор назвала сложные семейные обстоятельства, проблемы со здоровьем, в результате чего она безразлично относилась к выполнению служебных обязанностей. Членов КДКП она уверяла, что обязуется исправиться, комиссия отправила ее на год «в бан» для перевода в органы прокуратуры высшего уровня.

Многие прокуроры не соглашаются с этими решениями и апеллируют к Высшему совету правосудия или же в суд. Впрочем, еще ни одного решения КДКП через эти органы не отменили.

Станет ли прецедентным на этот счет вердикт Квалифкомиссии по «делу Холодницкого», и что думают в самой «прокурорской инквизиции» насчет скандала с руководителем САП — покажет ближайшее время. Судя по всему, рассмотрение дисциплинарного дела Назара Ивановича обещает стать еще более публичным, нежели история взаимоотношений с КДКП его шефа — Луценко.