Пять украинских мастеров слова, на которых обижалась власть

197

Украина вернулась к ситуации, когда слова писателей, их призывы и мысли снова ничего не значат, пишет Андрей Кокотюха.

На днях в Кельне одна из участниц российской панк-группы Pussy Riot Надежда Толоконникова представила свою книгу «Руководство по революции».

Напомним: в феврале 2012 года Толоконникову вместе с другими участницами группы — Марией Алехиной и Екатериной Самуцевич — московская полиция задержала после проведения в храме Христа Спасителя панк-молебна. Девушки призывали: «Богородица, Путина прогони!» Поступок хулиганский, нарушительницы спокойствия сами признали это. Однако наказание оказалось неадекватным: два года колонии.

На презентации Толоконикова объяснила причину несоответствия наказания к преступлению: «Нет закона, который наказывает за песню в церкви. Путин внимательно изучал наше творчество, отношение к нам было раздраженное и личностное. Я думаю, это была личная обида».

Не будем здесь оценивать творчество Pussy Riot, средства самореализации и воплощения. Важно другое: обида власти на художника независимо от его художественной «стоимости». Оплеухи властьимущим, вольно или невольно, отвешивали творцы в основном в странах с авторитарной и тоталитарной системами правления. Наказание не запаздывало.

Показательно, что прежде всего приэтом вспоминается Россия. Еще в XVIII веке царица Екатерина Вторая, известная, среди прочего, экспансионистской политикой в отношении Украины и ликвидацией Запорожской Сечи, назвала публициста Александра Радищева бунтовщиком хуже Пугачева. Так императрица отреагировала на его «Путешествие из Петербурга в Москву» — произведение, в котором звучит жесткая критика российского крепостнического строя. Радищева приговорили к смерти. И лишь в последний момент властительница помиловала его, заменив смертную казнь десятилетним заключением.

Можно по-разному относиться к Александрау Пушкину, но царь Николай Первый в ХІХ веке обиделся на поэта, результат – ссылки. Оскорблял помазанника Божьего и Михаил Лермонтов — этого выслали на Кавказ. Кстати, упомянутый русский царь уж слишком обижался на писателей – за поэму «Сон» пострадал и украинский поэт Тарас Шевченко, заплатив за сатиру на первое лицо государства десятью годами солдатчины.

Более свежий случай – личная обида диктатора Иосифа Сталина на поэта Осипа Мандельштама за стихотворение «Горец», которым поэт бросил вызов вождю, не выбирая выражений. Месть оттянулась на пять лет. Есть свидетельства: Сталин лично наложил резолюцию на докладную о поступке поэта: «Изолировать, но сохранить».

Но вернемся в современную Украину. Конкретнее – во времена, когда Путин обиделся на Pussy Riot. Оказывается, украинские мастера слова, кто бессознательно, а кто – с умыслом оскорбить, тоже становились личными врагами власти. Именно 2011-2012 годы оказались и для наших писателей штормовыми.

1. Андрухович против Януковича

В августе 2010 года украинские медиа растаскали на цитаты интервью Юрий Андруховича немецкому изданию «Франкфуртер Альгемайне Цайтунг».

Тогдашнего главу государства писатель назвал плохой пародией на Путина. Давая оценку его полугодовой деятельности на президентском посту, Андрухович категорически заявил: «Еще хуже, чем Кучма» и назвал первое лицо государства бессодержательным болтуном с диктаторскими замашками.

Напомнив: в СБУ уже составляют списки несогласных, а с журналистами проводят профилактические беседы. Кажется, тогда обошлось, хотя Януковичу наверняка доложили, и тот обиделся – имел такой нрав.

2. Коммунисты против Марии Матиос

В начале 2011 года, сразу после рождественских праздников писательницу, лауреата Шевченковской премии Марию Матиос объявили в розыск. Хотя она никуда не пряталась, немедленно заявив о политических репрессиях. Причина – заявление коммуниста Петра Цыбенко, которого возмутила книга Матиос «Вырванные страницы из биографии».

В то же время произведение объявляют «Книгой года». Но коммуниста обидело сравнение памятника Победы в киевском Парке Славы с фаллосом. Тогдашний глава МВД Анатолий Могилев заявил, что милиция выполняет свои обязанности и работает по заявлению. Попутно заметив: такой писательницы не знает. Вмешаться пришлось лично Януковичу. Говорят, не обошлось без ходатайства Анны Герман.

3. Василий Шкляр против Дмитрия Табачника

В 2011 году роман Василия Шкляра «Черный ворон», в котором говорится о первой русско-украинской войне в начале ХХ века, выдвинули на соискание Шевченковской премии. Но писатель просит Януковича перенести награждение. Он не согласен получать премию, пока министром образования в Украине остается украинофоб Дмитрий Табачник.

Одиозный министр оскорблен лично, поэтому он делает ответный ход: инициирует кампанию по дискредитации романа, обвиняя автора в антисемитизме и ксенофобии. Конечно, он не делал этого сам, но все посвященные прекрасно понимали, откуда ноги растут. После чего сам Шкляр отказывается от премии, что становится публичной пощечиной верховной власти: ее должен был вручать лично Янукович.

4. Юрий Винничук и «Убей пидараса»

В сентября 2011 года писатель Юрий Винничук во время традиционной «Ночи эротической поэзии» во Львове прочитал стихотворение «Убей пидараса!». Сам автор назвал свое творение метафорическим, не указывая на конкретного адресата.

Но президентом Украины уже больше года был Виктор Янукович. Поэтому художественное сообщество не путалась в догадках. Поняли все и во власти. В апреле следующего, 2012 года, нардеп от Коммунистической партии Украины Леонид Грач подал на господина Винничука жалобу в Генпрокуратуру Украины, поскольку увидел в стихотворении проявления порнографии и призывы к насильственным действиям в отношении власти.

А Главное управление МВД во Львовской области направило стихотворение на исследование в Донецкий научно-исследовательский институт судебных экспертиз. По словам самого виновника, в дело вмешалась Анна Герман, советник Януковича, и ег оставили в покое. Кстати, за Мандельштама перед Сталиным поручился Николай Бухарин…

5. Анатолий Димаров против Януковича

В мае 2012 года писатель, девяностолетний Шевченковский лауреат Анатолий Димаров отказался принять от Януковича орден Ярослава Мудрого 4-й степени. По этому поводу художник написал заявление, где объяснил: «Не могу принять награду из рук людей, которые толкают мою страну в пропасть».

Напомнив при этом: писатель должен быть в оппозиции к любой власти. Поступок получился ярким и показательным еще и потому, что на то время в гуманитарном совете при Януковиче был его коллега, Иван Драч, который в советские времена слыл оппозиционером существующему режиму. Действо осталось без реакции. Димаров сам ушел из жизни через два года.

К счастью, ни один случай не вылился в тюремное заключение. Но сегодня мы вернулись к ситуации, когда художников слова, их призывы и мысли опять ничего не значат. Между равнодушием и враждебным отношением нет третьего варианта.

Отсутствует традиция, которая давно сложилась в цивилизованных странах: учитывать мнение творческого сообщества и привлекать интеллектуалов к развитию государства. И порой радуешься профилактической беседе в СБУ за собственный длинный язык больше, чем упрямому игнорированию: тебя предупреждают – значит, ты услышан.