«Распятый мальчик» с немецким диалектом

407

Современные информационные технологии способны на многое – от создания образа вождя с заоблачным рейтингом доверия до управления разъяренной толпой.

Перед нами – два случая одной информационной технологии. В ее основу положен принцип использования мученической смерти беззащитного ребенка. Подобные истории способны в короткие сроки создать массовые информационные резонансы в обществе. Их цель – сформировать у аудитории комплекс недоверия к власти, вызвать у людей крайнюю степень возмущения и объединить их в группы для дальнейших возможных действий.

Как распинали мальчика на «Первом канале»

12 июля 2014 г. на российском «Первом канале» вышла сенсационная новость: жительница г.Славянска якобы стала свидетельницей ужасного эпизода. На ее глазах киевские силовики «прибили гвоздями к доске объявлений трехлетнего ребенка».

Буквально через час новость стала резонансной. В течение месяца героиня сюжета (Галина Пышняк) стала звездой российских ток-шоу и информационных программ. Но уже через месяц после выхода нашумевшего видео, интернет был засыпан опровержениями.

Не смотря на это, образ «распятого мальчика» сделал свое дело за считанные дни: СМИ и социальные сети обвинили руководство Украины в преступлении против человечности. «Утка вылетела», как говорят журналисты.

Позже, в оккупированном Донбассе подобных «случаев» насчитают около десятка. Их объединяет одна простая особенность – все они нацелены на мгновенный вызов чувства ненависти к украинской власти.

Как оказалось, феномен «распятого мальчика» – ни что иное, как технология создания массовой злобы.

В тех или иных формах он применялся практически во всех военных конфликтах для создания эффекта массового гнева у населения.

Немецкая сестра «распятого мальчика»

И вот, совсем недавно подобный информационный шаблон проявился в Германии. По внешним признакам, ситуация сильно напоминала услышанную ранее в Украине историю.

11 января в Берлине 13-летняя русскоязычная девочка была похищена и изнасилована беженцами из арабских стран. Спустя 30 часов едва живую девочку нашли в другом районе города. Сюжет, как и в предыдущем случае, создавал образ невинно пострадавшей и беззащитной жертвы.

Помимо знакомой режиссуры, в этой схеме остались прежними каналы информирования о «трагедии».

Раньше всех об этом известил российский «Первый канал» в программе «Время» 16 января в 21.00 час. Тот самый, который начал раскручивать знаменитый fake о «распятом мальчике» в Славянске. Видеофайл на YouTube за три часа набрал около 4 тыс. просмотров.

Для справки: «Первый канал» – крупнейшая российская государственная телекомпания, которая занимает первые строчки рейтингов эфира. Обладает наибольшим охватом аудитории РФ (98,8% населения). Государство владеет 51% акций «Первого канала». Имеет статью финансирования в федеральном бюджете России. Часто используется Кремлем для формирования мнения аудитории в необходимом ключе. Вещание Первого канала распространяется за пределы России (страны Балтии, Казахстан, Беларусь), а зарубежный формат – «Первый канал. Всемирная сеть» вещает по всему миру.

На утро, в 02.30 час. в сети появилась текстовая версия события, которую подготовил российский информационный портал «Bloknot».

Для справки: Информационный портал «Блокнот» («Bloknot») входит в издательский дом «Рус-медиа групп». Портал зарегистрирован 5.06.2015 г. и специализируется на пропаганде концепции «Русский мир». Аудитория «Блокнота» – центральная и западная часть России, а также русскоязычная аудитория зарубежья. Владелец ИД «Рус-медиа групп» О.Пахолков, бизнесмен с криминальным прошлым, а ныне – депутат Госдумы РФ от партии «Справедливая Россия». Новый информационный ресурс «Bloknot» наращивает популярность благодаря депутатскому мандату Пахолкова.

В последующие дни текстовые римейки «Блокнота» дублировалась российскими СМИ и постились пользователями социальных сетей. Параллельно с этим,другие российские телеканалы создавали собственные сюжеты, взяв за основу видеоновость «Первого канала».

Особенности ситуации

1. Первое, на что хотелось бы обратить внимание, – это наличие скрытого смысла в первичном сообщении от «Первого канала». Транслируемая новость несла не только информацию о происшествии в Берлине, но содержала выводы, которые должен делать зритель после просмотра. Боле того, она содержала скрытый призыв к действию.

Вот, каким образом формировался мотив:

— в берлинском районе Марцан «стихийно собралась русскоязычная община эмигрантов»;

— один из эмигрантов: «на насилие будем отвечать насилием!»;

— журналист за кадром: «нет никаких гарантий, что рука того, кто узнает о насилии, потянется к телефону, а не к чему-то другому!».

Одним словом, слова и зрительные образы воспринимались аудиторией, как воззвание к мобилизации русскоязычной диаспоры для защиты своих семей от ближневосточных мигрантов.

Как развивались события дальше – можно судить из публикаций СМИ:

— интернет-издание «Komitet.net.ua» (Ростов-на-Дону)

«Наши соотечественники называют свой несанкционированный митинг репетицией более грандиозного народного схода, который состоится уже в эту субботу перед резиденцией федерального канцлера».

— телерадиокомпания «Звезда»

«В Берлине прошел митинг немецкой Национал-демократической партии против бесчинств беженцев с Ближнего Востока. К митингу немецких националистов присоединись активисты Конвента русских немцев. Конвент просит создать общественные дружины для охраны школьниц».

— телерадиокомпания «Deutsche Welle»

«Под эгидой немецких ультраправых проходят сейчас антиэмигрантские выступления. В их числе и «народный сход» возмущенных русскоязычных жителей Берлина. В самой же России приветствуют европейских ультраправых от «Йоббика» до Национального фронта, поэтому это выглядит совершенно неудивительным».

— социальные сети

«Внимание, это война…выходим все…мы стоим на последнем рубеже».

Одним словом, скрытые смыслы информации, поданной «Первым каналом», стали формировать маргинальные настроения. В этой связи, многие немецкие аналитики отмечали усиление в Германии праворадикальных настроений вследствие новогодних событий в Кельне и раздутого эпизода с 13-летней девочкой в Берлине.

2. Кроме всего, следует обратить внимание на реакцию системы информирования Германии на российскую информационную акцию. В отличии от эпизода в Славянске, немецкие СМИ отреагировали на дезинформацию молниеносно.

Во-первых, буквально на следующий день после распространения в сети видео и текстов немецкие медиа создали информационный заслон распространению фейков по каналам из России. Он заключался в максимальном наполнении информационного потока объективными сообщениями.

Во-вторых, полиция Берлина сразу же официально заявила об отсутствии фактов похищения и изнасилования, а в прокуратуру города поступилообращение на предмет проверки законности сюжета «Первого канала» России об изнасиловании русской девочки в Берлине.

В-третьих, многие немецкие СМИ распространяли тезис, что московский корреспондент «Первого канала» своим материалом способствовал разжиганию ненависти среди русскоязычного населения в Германии по отношению к беженцам.

При всем этом, нужно отметить, что оперативная реакция немцев не смогла убедить русскоязычную диаспору, которая продолжала получать информацию из московских телеканалов и социальных сетей. Кремль до сих пор продолжает подогревать ситуацию и держать в страхе 6 млн. русских немцев.

3. Более того, стали известны факты, которые свидетельствуют о заказном характере акции «изнасилованная девочка».

Сначала выяснилось, что , что родители «жертвы» являются членами антиисламского движения «Pegida», которые выступают против присутствия ближневосточных беженцев в Германии. По мнению немцев, деятельность организации «Pegida» поддерживается Кремлем, а «изнасилованная девочка», так же как и «распятый мальчик» – это российские специальные технологии создания массового мнения.

Позже, обнаружились улики того, что в Берлине к проведению этой акции готовились заранее.

К примеру, никто не мог объяснить, каким образом жители берлинского района Марцан смогли в течение нескольких часов быть оповещены о «пропаже» девочки. В этой связи, полицейские обратили внимание на расклеенные в районах компактного проживания диаспоры листовок. Тогда, логично задать вопрос: откуда появились большое количество высококачественного печатного материала и персонал, который оперативно их распространил? В Германии такой практики нет. Видимо с этим кто-то перестарался.

Таким образом, российские спецслужбы вновь попытались использовать мотив «мученической смерти беззащитного ребенка» в качестве информационного повода для русскоязычной аудитории.

Нужно отметить, что в рамках такой информационной акции Кремлю удалось консолидировать значительную часть русскоговорящей диаспоры Германии, не смотря на оперативно предпринятые ответные контрмеры.

Если брать во внимание цели информационной акции с «изнасилованной девочкой» в Берлине, то вполне возможно, что через некоторое время подобные мероприятия будут организованы в Черногории, Италии, Сербии, Болгарии и других европейских странах. Как теперь понятно, непременным условием для проведения таких акций в любой стране должно быть сочетание социального и информационного ресурсов: наличие значительной русскоговорящей диаспоры, присутствие в регионе российских информационных каналов и деятельность в стране радикальных националистов, поддерживаемых Кремлем.

Автор материала: Вячеслав Гусаров