Растрата, тендер, взятка. Что происходит в Институте рака

474

Огромными усилиями несколько лет назад врачам Института Рака вместе с общественностью удалось избавиться экс-руководителя Института Рака — Игоря Щепотина. Но от шлейфа коррупции избавиться не удалось до сих пор.

Вымогательство взятки, попытка закупки оборудования у дружественных фирм, отстранение главного врача — все эти события произошли уже при новом руководстве Института.

С чего началось

12 сентября в СМИ появилась информация со ссылкой на ProZorro о том, что Национальный институт рака закупил медицинское оборудование на 32 миллиона гривен. Победителя выбирали из двух фирм, которые имеют общую основательницу. К тому же, один из соучредителей компании, победившей в тендере, вероятно, имеет родственника в руководстве Института — говорится о Дмитрии Никитине, заместителе директора Института и руководителе Комиссии по вопросам сопровождения публичных закупок с сентября 2019 года.

Параллельно в Институте (далее — НИР) развивается еще одна коррупционная история — о взяточничестве врачей. Управлением Национальной полиции защиты экономики открыто уголовное производство по факту получения взятки докторами Института Рака Шепіль А. В. И и Высоцким А. Г. Один из врачей поликлинического отделения химиотерапии якобы неоднократно требовал деньги у пациентов за бесплатные лекарства, часть этих денег передавал другому врачу. Очередную попытку получения и передачи взятки в размере 20 000 гривен зафиксировали правоохранители.

На прошлой неделе главный врач Института рака Андрей Безносенко написал на своей странице в ФБ, что его отстранили от занимаемой должности. И что это решение принял директор НИР. Безносенко также изложил часть решения суда о разрешении на обыск (который состоялся 16 августа) в рамках открытого уголовного производства по статье «получение взятки».

Фото: facebook.com/beznosenko.andriy

Однако, как видно из документа, в обосновании суда в первую очередь фигурируют имена не тех врачей, которых якобы поймали на взятке, а имена главного врача Андрея Безносенко и начмеда Воскобойникова А.Н. По мнению следователя, главный врач Андрей Безносенко и его заместитель (он же является начмедом) отвечают за закупку медицинских препаратов и закупают некачественные препараты. Хотя уголовное производство касается взятки, а не закупок.

Пациенты НИР высказались в поддержку Андрея Безносенко в ФБ. Директор также отреагировала, и на историю обратили внимание в Комитете Верховной Рады по вопросам здоровья нации. Что же происходит в НИР и за что отстранили главного врача?

Версия главного врача

Главный врач Андрей Безносенко в комментарии LB.ua рассказывает, что во время обысков был в отпуске и узнал о них из сообщений в Фейсбуке. Когда вышел на работу на следующий день, узнал от директора, что в его кабинете и кабинете его заместителя ничего не нашли, но протокола обыска ему никто не оставил.

Директор показала ему решение суда, часть которого он опубликовал затем на своей странице ФБ. По его мнению, написанное там — полный абсурд, начиная от утверждения, что НИР обеспечивает пациентов лекарствами на 100%, а врачи, мол, еще что-то закупают.

«Во-первых, мы не обеспечиваем лекарствами на 100%. Мы обеспечиваем даже не на 50% от потребности, а около 20%, непонятно, почему вдруг речь идет об обеспечении лекарствами, — говорит он. — Во-вторых, в течение последних четырех лет ни я, ни мой заместитель Воскобойников ни были участниками тендерного комитета, мы не имеем права подписи и к закупке лекарств НИР мы никакого отношения не имеем».

Андрій Безносенко

Андрей Безносенко

В-третьих, в решении суда говорится, что врачи закупают некачественные индийские лекарства с минимальной долей действующего вещества, из-за чего пациенту назначают больше курсов химиотерапии. По словам Безносенко, НИР уже более двух лет вообще не закупает индийские препараты, и об этом, мол, точно известно директору, а кратность химиотерапии, дозировка препарата, продолжительность химиотерапии определяется не действующим веществом, а протоколом лечения и клиническим и соматическим состоянием пациента.

«Не главный врач, а директор формирует и возглавляет комиссии по отбору медикаментов, утверждает тендерный комитет, который делает закупки лекарственных средств и подписывает договоры на поставку. И потребность в химиопрепаратах удовлетворяется бюджетом далеко не в полном объеме — это знают и врачи, и пациенты», — прокомментировал тогда Безносенко.

Однако, на основании решения суда директор института инициировала служебное расследование «о подтверждении фактов, освещенных в постановлении суда» и отстранила всех 5 врачей, включая главного врача.

По мнению Андрея Безносенко, все, что происходит — кампания, направленная на уничтожение его репутации и на сохранение власти действующего директора. Ведь в условиях реформирования НИР в ГП НИР фактическим руководителем будет главный врач, а не директор.

Директор Олена Колєснік

Директор Елена Колесник. Фото: theinsider.ua

Также он считает, что постоянно поднимая насущные проблемы НИР (в частности, непроведение закупок лекарств, реформирования НИР), он мешает директору Елене Колесник.

Версия директора

До самой Елены Колесник дозвониться не удалось — в приемной ответили, что она находится на больничном, взяли контакты, но так и не связались для комментария. Хотя Елена Колесник подчеркнула в своем посте в ФБ, что журналистам для получения информации нужно обращаться именно к ней.

Она также написала, что именно главный врач начал против нее грязную кампанию.

«Сейчас Андрей Безносенко, главный врач (кстати, «наследственный»), находится в центре коррупционного скандала, находясь под расследованием о вымогательстве средств с пациентов Национального института рака», — пишет на своей странице в ФБ Елена Колесник.

На следующий день Елена Колесник участвовала в заседании Комитета ВР по вопросам здоровья нации вместе с Андреем Безносенко — коллеги сидели рядом.

Заслушать главного врача и директора НИР предложила член комитета ВР по вопросам здоровья нации Ольга Стефанишина. Во вступительном слове она вспомнила, что во времена Щепотина Институт считали «раковой опухолью» Украини из-за коррупции, однако, судя по последним событиям, Щепотин ушел, а коррупция никуда не делась.

Ольга Стефанишина

Ольга Стефанишина. Фото: Голос

Председатель Комитета Михаил Радуцкий раздал членам комитета распечатки, объясняя, что это справки из МВД и СБУ относительно этой ситуации, и они предоставлены в ответ на его запрос. Информация об учреждениях, предоставивших такую информацию, подписи и даты на документах отсутствовали.

Судя по этим документам, правоохранительные органы интересует не только свежая история со взяткой и сомнительный тендер на 32 миллионов в НИР, но и еще одно, более древнее уголовное производство — относительно растраты бюджетных средств в 2017-2018 годах. Речь идет о растрате бюджетных средств под видом закупок компьютерного оборудования и создания компьютерных сетей, где фигурируют фирмы «Деснет» и «Диз мер». В рамках конкурсных торгов было также запланирован запуск базы данных «канцер-реестра», но этого не произошло. Закупка, как было установлено следователями, состоялась с многочисленными нарушениями. Кроме того, НИР в обход системы ProZorro заключил дополнительные соглашения с вышеупомянутыми компаниями и фактически осуществил перечисление бюджетных средств в 25 млн, закупив оборудование, бывшее в употреблении, по завышенным ценам, вероятно, с целью отмывания средств. Следствие по этому эпизоду продолжается.

Председатель комитета Михаил Радуцкий попросил у директора НИР объяснения по обвинению в растрате бюджетных средств, ведь на данный момент также ведется следствие по эпизоду 2017-2018 годов. А именно, закупке в 2017 году компьютерного оборудования для создания соответствующих компьютерных сетей. Кроме того, в рамках конкурсных торгов было отмечено о планах запуска «канцер-реестра».

Денежные средства за его внедрение перечислены ООО «Деснет» в качестве 100% предварительной платы.

«Я впервые слышу, что мы на украинских торгах кому-то платим предоплату. При этом база не создана, но принята на баланс должностными лицами НИР в нарушение действующего законодательства. Размер ущерба, нанесенного государству со стороны НИР, составлял более 6 млн грн.», — зачитал Радуцкий с распечатанного документа.

Елена Колесник ответила, что речь идет якобы об одном из четырех инвестиционных проектов.

«Часть (денег — авт.) прошла через ProZorro, а часть прошла через договоры. Почему деньги прошли через договоры — потому, что деньги пришли 28 декабря. И либо мы тогда вообще должны были отказаться … Тем более, в рамках законодательства мы вправе заключить такие договоры … Большинство продукции прошло через ProZorro» — прокомментировала Елена Колесник.

К дискуссии присоединилась Александра Устинова, депутат фракции «Голос».

«Я хочу, чтобы все поняли — это не был тендер, это был «договорняк», это были допороговые закупки. Я говорю это как человек, который писал расследования, которые легли в основу уголовного производства, открытого СБУ. Я была очень удивлена, когда в Институт Рака зашло большое количество денег. Они объявили «прозрачный конкурс» на закупку оборудования, софта, а потом его отменили», — заявила Устинова.

Олександра Устінова

Александра Устинова. Фото: my.ua

Допороговые закупки, о которых говорит депутат, осуществляются согласно обнародованному в системе ProZorro плана годовых закупок, и не должны превышать 200 000 гривен для товаров и услуг и 1,5 миллиона гривен для работ. Законом «О публичных закупках» допороговые закупки не регулируются, на них распространяется только статья 5 данного Закона, которая определяет основные принципы осуществления закупок: добросовестная конкуренция, открытость, максимальная экономия, недискриминация каждого из участников, беспристрастность.

«Если долго длится тендер а потом его отменяют, значит, что-то происходит не так. Потому что подались другие компании, а те только те, с которыми был «договорняк». Если проанализировать, с кем были заключены договоры и кто подавался, видно, что устранили тех, кто подался не из своих. И вот, 28 декабря, чтобы оприходовать деньги, просто-напросто со своими компаниями подписали контакты о допороговых закупках. Контакты были заключены с тремя компаниями, которые были связаны общим адресом и общим учредителем. И когда теперь директор Института рака говорит, что у нее не было другого выхода — поверьте мне, он был», — заявила депутат. «Тендер на оборудование на 32 млн быстро отменили после того, как увидели опубликованное журналистское расследование, в тот же день, 12 сентября»- добавила она.

То есть, благодаря открытой системе ProZorro и журналистской работе удалось остановить еще одну попытку сомнительной закупки в НИР. Открывать ли по эпизоду с 32 миллионами уголовное производство, решат правоохранители.

Призрак Щепотина

Также во время заседания комитета выяснилось, что Наблюдательный совет в НИР не менялся со времен экс-министра Николая Азарова и печально известного директора Щепотина. Депутат Устинова попросила уточнить Елену Колесник, кто сегодня входит в Наблюдательный совет.

«Наблюдательный совет не менялся со времен Щепотина. Некоторые люди умерли .. Профессор Бондарь … Бахтеева (экс-регионал Татьяна Бахтеева — LB.ua) …», — ответила Елена Колесник.

«Точно помню, что мы вопрос об изменении Наблюдательного совета поднимали на внутреннем собрании, но директор Института не захотела этого делать», — сказал главный врач Института рака Андрей Безносенко после заседания в комментарии ЛБ.

Действительно, последний раз состав Наблюдательного совета при институте рака утверждался Кабмином в 2011 году, при премьер-министре Азарове. В состав Наблюдательного совета по сей день входят экс-министр здравоохранения Александр Анищенко, Татьяна Бахтеева, Татьяна Богословская, Григорий Бондарь, Борис Патон, Дмитрий Гнатюк.

«Мы не должны столько времени уделять тому, чтобы выяснять такие обстоятельства в таком формате, в НИР нет руководства, конфликт двух руководителей», — высказался Валерий Зуб, председатель вновь подкомитета по онкологии. И напомнил, что также когда-то подавал свою кандидатуру на должность директора института, однако не подозревал, что услышит такую информацию о жизни института.

Валерій Зуб говорить під час засідання

Валерий Зуб говорит во время заседания. Фото: Мария Лебедева

***

По итогам заседания Комитет решил поручить министерству здравоохранения в двухнедельный срок провести расследование деятельности Института и проведения его аудит.

Напомним, предыдущий Кабмин не захотел присоединять НИР к единому медицинскому пространству, как это предусматривает реформа вторичной и госпитальной медицинской помощи. Но новый министер Зоряна Скалецкая заявила, что все же это должно произойти.

Мария Лебедева