Реактивный двигатель к… телеге

306

Перманентный стресс — обычное состояние украинского учителя. Финансовое неблагополучие, юридическая незащищенность, постоянное бюрократическое давление, выполнение несвойственных функций, устаревшие программы, нерациональная нагрузка — перечень неурядиц и проблем, способных сломать всякое желание эффективно работать.

Перегруженность программ, большое количество предметов, а как следствие — хроническое переутомление, потеря здоровья учениками, которые хотят учиться, и полное невосприятие учебного материала другими, которых сейчас большинство. Эту реальность почему-то упорно отказываются видеть люди, у которых есть возможность и полномочия изменить ситуацию в образовании.

Из-за многолетнего пренебрежения образовательной сферой выросло поколение граждан, не верящих школе, не уважающих учителей, не видящих пользы в знаниях, не считающих образованность элитарной характеристикой личности, которая поможет занять достойное место в обществе. Образовательная сфера в нашем государстве существует не благодаря, а вопреки. Все годы независимости финансирование по остаточному принципу вызвало обнищание большинства общеобразовательных школ и, как следствие, хроническое отставание материально-технической базы от общеевропейских образцов.

Низкая заработная плата не содействует популяризации профессии учителя, поэтому катастрофически снижается качество учительских кадров. Тотальная незащищенность от часто абсурдных претензий родителей приводит к эмоциональной перегрузке, разочарованию и разуверению в избранном жизненном пути. При таких условиях и системе взаимодействия участников учебно-воспитательного процесса движение вперед невозможно. Косметические преобразования ситуации не изменят. Школа деградировала и напоминает больного в коме, когда все органы будто бы работают, но он не может двигаться, мыслить, разговаривать.

Ситуацию необходимо изменить кардинально. Большие надежды учительское сообщество возлагало на новые лица в Минобразования. Но их деятельность на протяжении года вызывает по меньшей мере удивление. Чрезмерное внимание к высшим учебным заведениям. Вузы не настолько многочисленны, как общеобразовательные школы, они не дают основы знаний и являются, скорее, следствием системы образования І—ІІІ степеней, а не определяющим фактором ее формирования. Без преобразований в общеобразовательных школах какие-либо изменения в высшей школе только разбалансовывают систему, как это получилось с т.н. болонской системой. Помните, как это происходило? В течение нескольких месяцев сломали устоявшуюся систему оценивания, чем вызвали хаос, но отчитались, что вводим европейские стандарты.

В сущности, скопировав систему баллов, кредитов и т.п., отменили наработанную годами систему «зачетная сессия — экзаменационная сессия». Оказывает ли это определяющее влияние на повышение уровня научности вузов, увеличение количества настоящих ученых? Отнюдь. Получается, что это изменение является лишь косметической наклейкой. И почему сначала был принят закон о высшем образовании? Это нелогично, ведь дом начинают строить с фундамента, а не крыши. Максимальное внимание должно уделяться общему образованию І—ІІІ степеней, так как именно этот уровень закладывает основу образования. А он у нас самый проблемный.

Кроме того, опять почти полное отсутствие учителей-практиков в планировании и управлении образовательным процессом, не говоря уже об отсутствии реальных стратегических преобразований. Необходимо преобразование Системы. Не сокращение количества школ и учителей, не декларативные заявления людей, которые даже не представляют, что такое современное украинское образование. 4 млн учащихся и 500 тыс. учителей — это почти 10% населения государства, и они имеют право требовать к себе внимание на самом высоком уровне. Лично для меня является загадкой, почему учитель в Украине — это почти всегда страдалец, жертвующий собственным здоровьем, личным временем и получающий при этом мизерную зарплату? Не надо пафосных слов, мученичества и ежечасного самопожертвования. Учитель должен быть профессионалом. Мы не согласны с утверждением, что учителя «предоставляют образовательные услуги».

Предоставление услуг предусматривает создание комфортного окружения по принципу «клиент всегда прав». Настоящий учебный процесс — это сложный процесс субъект-субъектного взаимодействия, когда возникают конфликты, дискуссии, разногласия, борьба взглядов, столкновение поколений. Только в таком взаимодействии формируются творческое мышление, критическое отношение к окружению, способность анализировать, отстаивать собственное мнение.

Главная задача учителя — создать образовательное пространство, в котором ученики должны четко понять три вещи: 1) зачем я это изучаю, 2) как я это буду изучать, 3) как я применю полученные знания. Так каким должен быть первый шаг к реальным изменениям? Считаю, что лакмусовой бумажкой стала бы отмена института методических кабинетов и институтов усовершенствования учителей. Основой успешной работы любого государственного учреждения является четкая организация. Реальные изменения в образовании начнутся только тогда, когда эффективно будет организовано территориальное образовательное пространство. Что это означает? На сегодняшний день между школой и Министерством образования находится целый лабиринт учреждений: методические кабинеты (в каждом районе), институты усовершенствования (в каждой области), областные департаменты образования, районные управления образования. Теперь посчитаем: в Украине 490 районов и 24 области. Следовательно, это 490 методических кабинетов, 490 районных управлений образования, 24 института усовершенствования, 24 областных департаментов образования. Это свыше 10 тыс. чиновников, не принимающих прямого участия в учебном процессе, а только усложняющих его многочисленными конкурсами, директивами, отчетами, приказами, которые часто отличаются не только между областями, но и между соседними районами. Это создает ненужную бюрократическую нагрузку, бесконечные проверки, отвлекает учителя от выполнения его непосредственных функций.

То есть окончив вуз и получив высшее образование, учитель до конца своей карьеры получает несколько сотен «надзирателей», у каждого из которых свое видение преподавания того или иного учебного предмета. Это дезорганизует и мешает собственному творческому и научному поиску. В свете современной административной реформы все эти методические кабинеты, институты усовершенствования, департаменты и управления являются неэффективными, они лишь препятствуют эффективному менеджменту и мониторингу образовательной сферы. Избавившись от них, мы максимально упростим коммуникацию между министерством и школами, освободим учителей от бюрократической работы. При этом высвободится часть бюджетных средств, которые можно направить в реальный образовательный сектор. Кто-то может спросить: а как же усовершенствование профессионального мастерства учителя? На это ответить довольно просто: в каждом областном центре есть педагогический университет или институт, на их базе и следует повышать квалификацию учителей.

Следовательно, первый шаг — необходимо упорядочить территориальную структуру образовательной сферы путем сокращения неэффективных управленческих образований. Главной территориальной единицей образовательного пространства должна быть школа. Школам следует предоставить максимальную самостоятельность, прежде всего финансовую. А это — собственный бюджет, счет, формирование затрат на конкретные потребности конкретной школы. Все это невозможно без поддержки на государственном уровне. Образование — это стратегическая составляющая, которая вместе с армией, спецслужбами, государственным управлением определяет уровень жизнеспособности государства. Отношение к образованию свидетельствует об отношении к будущему государства.

Образованию нужны не красивые слова, а серьезные инвестиции. Финансирование по остаточному принципу сведет на нет самые лучшие и эффективные реформы. Кому интересно, в Сети легко найти информацию о том, какую часть ВВП тратят на образование государства, на которых мы хотим равняться. Вполне логично, что второй шаг — это инвестиции в образование. Крайне обидно, что в сфере образования с самого начала независимости не было стратегического видения развития. Нет его и по сегодняшний день. Имеем в виду четкий долгосрочный план, а не хаотичное заимствование элементов из различных образовательных систем.

«12-балльная» реформа В.Кременя немногое изменила в самом подходе, поскольку все равно шкала оценивания осталась рейтинговой, но при этом нивелировалось понятие неудовлетворительного результата обучения. Среди последних реформаторских предложений — введение 12-летнего образования и обособление различных степеней обучения. Но это не изменит ситуацию. По одной причине — мы берем в качестве образца образовательные системы постиндустриальных высокоразвитых стран. Но не следует забывать, что образование эволюционирует вместе с обществом и государством.

Западноевропейские и североамериканские модели являются эффективными только в их типе общества и ментальности. Они преодолели длинный путь трансформации вместе с населением, постепенно воспитывая и изменяя целые поколения. Перенимая полностью или частично их подход к обучению, мы, образно говоря, пытаемся прицепить реактивный двигатель к телеге, да еще и удивляемся, почему та разваливается.

Какой же выход? Перенимать опыт развивающихся стран, тех, которые осуществили качественный прорыв. Образцом может быть, например, Сингапур. Но только образцом, а не объектом слепого копирования. В стратегии развития образования должны быть четко определены этапы его трансформации с контролем состояния реализации и постоянным социологическим анализом качественных изменений.

Чтобы не быть голословным, предлагаю технологию начальной трансформации образовательного пространства, которая стала бы залогом поступательного развития не только образования, но и всего общества. Нам надлежит понять, что каждая образовательная система является продуктом определенного времени, места, общественной ситуации. В процессе создания эффективной образовательной системы нет места философствованию оторванных от жизни и школы теоретиков. За дело должны взяться практики, создавая крепкий и пластический механизм, способный постоянно обновляться, открытый для усовершенствования в соответствии с требованием времени.

Главной задачей образовательной системы сейчас должно стать создание, отбор, накопление — называйте, как хотите — критической массы будущей интеллектуальной элиты общества. Нужен локомотив, который потащит за собой и остальное население. Для этого необходим отбор, четкое оценивание, ситуация, когда не достичь определенного уровня образованности будет невозможно. Именно этой задаче должна подчиняться работа образовательного пространства на начальном этапе. И потому нам не подходят сверхлиберальные модели высокоразвитых обществ, где критическая масса интеллектуальной элиты уже наращена и задача школы — формировать толерантный, спокойный средний класс для жизни в комфортном общественно ориентированном социуме. Далее — основная суть проекта предлагаемой технологии.

Пропаганда элитарности образования В условиях тотальной люмпенизации общества крайне необходима массированная информационная атака, которая уменьшала бы привлекательность «бравого» двоечника на фоне «затурканного ботаника». Мотивация к обучению Сложилась парадоксальная ситуация: учителя заставляют учащихся учиться. Ученики не понимают, зачем им это надо. Иными словами, исчезла мотивация. У нас есть два пути: либо продолжать «гуманизацию», которая перешла в дезорганизацию и анархизацию образования, либо же создать условия, при которых не достичь определенного уровня знаний, умений и навыков будет невозможно. Мой выбор — второй вариант. Но он возможен только как результат ряда кардинальных преобразований в организации учебного процесса. Прежде всего — следует уменьшить нагрузку на учащихся, сократив количество предметов.

На сегодняшний день физическая нагрузка и время пребывания учеников в школе не соответствуют их возрастным физиологическим особенностям. Как следствие — дети теряют здоровье, становятся апатичными, у них не хватает времени на досуг. Решить проблему просто — следует отобрать фундаментальные дисциплины, представляющие основу определенного уровня образованности. Как это реализовать на практике? Покажем комплексную технологию изменения деятельности учителей и учащихся на примере средней и старшей школы.

1. Вместо программ на каждый предмет необходимо создать государственный стандарт знаний, умений и навыков, которые должен получить ученик в результате изучения того или иного предмета. Чем отличается государственный стандарт от учебной программы? Программа регламентирует, что учить и как. Она не оставляет выбора для организации учебного процесса. И к тому же часто программы составляют не практики, а теоретики от образования, не имеющие представления об особенностях преподавания учебного предмета в реальной общеобразовательной школе. Программа — это довольно консервативный документ, изменения в котором часто переворачивают учебный процесс с ног на голову.

В образовании главное — результат, а не путь его достижения. Проведем аналогию со спортом: в беге, прыжках, толкании ядра или молота есть перечень результатов, которые надо достичь, но не указывается, каким образом. Так же должно быть в образовании — дать возможность учителям использовать любые методики и технологии, приносящие результат.

2. Как осуществлять мониторинг учебного процесса? В конце учебного года проводить тестирование по типу ВНО по нескольким фундаментальным дисциплинам. По его результатам учащиеся будут переходить в следующий класс или оставаться в предыдущем для повторного прохождения учебного курса. Это создаст основу для более качественного усвоения материала.

3. Относительно старшей школы. Можно согласиться на предложение ввести 12-летнее образование, но не потому, что просто хочется, чтобы у нас было, как в Западной Европе. Три года старшей школы могут быть хорошей стартовой площадкой для окончательной профориентации и реальной подготовки к поступлению в вуз. Но только при условии, если будет проходить отбор. Как это должно работать? После 9 класса учащиеся сдают тесты в форме ВНО по четырем-пяти предметам. В старшую школу переходят только те, у кого средний результат, например, 8 баллов. Другие, у кого результат ниже, продолжают учебу в профессионально-технических заведениях. С помощью такого механизма мы достигнем две цели: во-первых, в старшей школе будут учиться только те, кто может и хочет поступать в вуз; во-вторых, улучшится качественный состав абитуриентов.

4. В старшей школе изучать не более пяти предметов. Почему именно пять? В течение трех лет учащийся должен основательно подготовиться к поступлению и обучению в вузе. Следовательно, к сдаче ВНО. Обязательные дисциплины — украинский язык и литература, история Украины, и еще три предмета учащийся может выбрать в соответствии со своей будущей специализацией. Собственно, в соответствии с выбором и надо формировать классы: физико-математический, гуманитарный, естественно-географический и т.п. Для изучения выбранных предметов целесообразно ввести пары — по аналогии с вузом. С одной стороны, это упростит подготовку домашнего задания, с другой — приблизит к режиму университетов, что облегчит адаптацию после поступления.

Конечно, это принципы, нуждающиеся в технической обработке и практической адаптации. Но остается тормоз, который сведет на нет все начинания, — финансирование. Мы относимся прагматично к украинским реалиям, поэтому понимаем, что значительные финансовые потоки в образование не направят. Заявленная ныне оптимизация подчиняется единственной цели — экономии средств. Это путь в никуда. Невозможно создать эффективное образование без инвестиций. Все мы удивлены тем, как волонтеры до сих пор практически держат на своих плечах наши Вооруженные силы. Но только никто не заметил, что образование живет так уже 25 лет. Волонтерами выступают родители, учителя, небезразличные предприниматели, которые за свои средства ремонтируют, оборудуют, поддерживают школы. Так можно прозябать, но не жить и развиваться. Что бы ни говорили «сверху», главным мотивационным фактором работы учителя будет заработная плата. Иногда закрадывается крамольная мысль: а может, власти так выгодно — плодить люмпенов, лишенных способности критически мыслить, которые легко ведутся на примитивные популистские картинки? Рай для отечественных политтехнологов. И для вражеской информационной войны.

Армия, спецслужбы — это первый рубеж обороны, но школы и учителя — последний. Разрушенный тыл не оставляет шансов фронту. Наблюдаю за суетой вокруг создания новой полиции. Самая удачная реформа! Самое большое внимание к, как не крути, карательному органу. Оптимистичные отчеты, интеллектуальные речи «варягов» с легким кавказским акцентом. Почему-то вспомнил «железного канцлера» Бисмарка: кто экономит на школах — будет строить тюрьмы. Может, это и является гениальной стратегией? Может, поэтому и заработная плата полицейского втрое больше, чем зарплата учителя?

Автор материала: Владимир Кошелюк