Рецепт успешной страны: продай, упрости, заплати

227

Если максимально упростить, то коррупция стоит на трех китах: государственной собственности, запутанных процедурах и нищенских зарплатах госслужащих.

1. Государственная собственность.

Наши наивные граждане думают, что если, скажем, завод принадлежит государству, то в этом заводе есть и их часть собственности.

Это абсолютная ерунда. То есть ерунда частично, если исходить из старого советского тезиса, что народ и партия едины.

Тогда и у этих граждан что-то есть в заводе, но вот его прибыль полностью принадлежит его директорам.

Что-то иногда перепадает и бюджету, но это крохи, которые нужно показывать для иллюстрации пользы государственного управления предприятием.

Неискушенные в бизнесе домохозяйки считают, что этих директоров недостаточно контролируют. Но давайте представим завод имени Антонова.

Он строит самолеты, как мы знаем. Многие думают, что там воруют на самолетах. Нет. Этот завод покупает тысячи наименований деталей, топливо, газ, нанимает сотни подрядчиков, открывает счета в нужных банках.

На каждой такой операции сидит по «уважаемому», готовому получать-давать взятки. Даже теоретически эффективный контроль всего этого потребует таких фантастических затрат, что сделает процесс контроля невыгодным.

2. Запутанные процедуры.

Тут понятно. Попробуйте поставить ларек для торговли хот-догами в центре города, попытайтесь узаконить перепланировку квартиры, получить возмещение НДС или изменить назначение земельного участка.

Во всех ваших начинаниях вас будут ждать чиновники — носители уникальных знаний. Они знают процедуру, то есть кто и когда должен вашу бумажку рассмотреть, и в какой именно очередности.

Когда мы слышим о старых кадрах, без которых никуда, мы ведем речь именно об этих чиновниках — рыбах формулярного моря. Кто же лучше них знает то, что они придумали для оправдания своего существования?

Была хорошая идея так называемой регуляторной гильотины. Суть ее в том, чтобы объявить: все инструкции, разрешения, внутренние документы министерств теряют юридическую силу с 1 января. До этого времени министерства разрабатывают новую систему разрешений, которую утверждает правительство.

Министерства должны доказать необходимость этих разрешений. Но реализация этой идеи сделала бы бессмысленной работу сотен тысяч чиновников — знатоков процедур. Так можно было бы и потерять смысл похода «уважаемых» во власть.

3. Нищенские зарплаты госслужащих.

Все знают, что министр не может жить на 6 тыс грн. Нет, формально, наверное, протянуть можно — 90% населения сводит же концы с концами. Однако фокус в том, что управленцы нам интересны именно из среды тех 10% граждан, которые в состоянии заработать на порядок больше.

Нам нужны эффективные, образованные, активные люди, а эти люди стоят дорого. Они или не идут во власть, или идут туда воровать. Если перейти на язык цифр, то можно увидеть, что государству выгоднее иметь дорогих эффективных управленцев, чем неэффективных, но дешевых.

Пообщайтесь с медсестрой в вашей поликлинике и ее коллегой в коммерческой больнице. Вы легко увидите разницу между ними — бесплатным батраком и человеком, которому достойно платят за труд.

Я не говорю, что высокая оплата гарантирует честность и профессионализм. Нет. Большие деньги дают мотивацию. Честность тоже должна мотивироваться.

Где взять деньги бюджету? Смотри пункт первый. Продать все, что покупают, и направить ресурс на увеличение оплаты государственным чиновникам, судьям и правоохранителям. Не хватит — занять. Система заработает.

В перспективе трех лет обновленное государство сможет генерировать такие доходы, о которых мы сейчас и не мечтаем. У нас не задействуется колоссальный государственный ресурс. Грузия здесь — яркий пример. Саакашвили за свои десять лет правления увеличил бюджет в десять раз.

Рецепт успешного государства так прост: продай, упрости, достойно плати. Другой вопрос — заинтересованы ли элиты в успехе.

Автор материала: Юрій Будник