Россиянам торг воспрещен

637

Подписанный на днях закон об изменениях в процедуре большой приватизации в Украине не двузначно запрещает участвовать в этом процессе юридическим и физическим лицам из России. Грамотные правоведы утверждают, что при большом желании и готовности нести дополнительные расходы обойти табу можно. Информированные политики уточняют, что подобный номер пройдет у кого угодно, но только не у господина с фамилией Григоришин.

Большая девятка

В 2016 г. страна планирует заработать на продаже объектов госсобственности 17,1 млрд грн. По сравнению с прошлогодним результатом (151,5 млн грн.) план выглядит просто нереальным. Но учитывая, что в государственном управлении сейчас находятся активы на общую сумму 870 млрд грн. (если считать по балансовой стоимости), ожидаемая цифра уже не выглядит запредельной. Всего Фонд госимущества намерен выставить на торги в текущем году около 450 предприятий, но только 20 из них принадлежат к категории крупных, и еще 50 – середнячки. Все остальное – мелкая сошка.

Впрочем, выполнить плановое задание можно даже за счет продажи одного объекта – Одесского припортового завода. Его 100%-ный пакет акций, по самым смелым оценкам, потянет на 1 млрд долл., по самым умеренным – вполовину меньше. Кроме ОПЗ, достойный покупательский ажиотаж могут вызвать 5 контрольных пакетов акций региональных облэнерго (это Николаев, Хмельницкий, Харьков, Тернополь, Запорожье) и близкий к контрольному пакет «Черкассыоблэнерго» (46%) , а также 68,3% акций генерирующей компании «Центрэнерго» и почти 100% акций «Сумыхимпрома». Эта условная «большая девятка» и будет задавать тон приватизации-2016.

Весь остальной товар от ФГИ до уровня «голубых фишек» не дорос. Если покопаться в списках, там еще можно найти нечто более или
менее привлекательное, но практически всегда с отягощающими обстоятельствами. Например, на приватизацию выставлены четыре большие южные ТЭЦ – Николаевская, Херсонская, Одесская, Днепродзержинская. Но две последние уже находятся под угрозой банкротства, по двум первым идет скупка долгов. Поэтому выручить за них серьезные деньги или создать предприватизационную конкуренцию среди претендентов – маловероятно. Подобное можно сказать и о трех донбасских обогатительных фабриках, выставленных на продажу. Пока в регионе ведутся боевые действия, рассчитывать на серьезных инвесторов наивно. В списке ФГИ значатся еще 8 миноритарных пакетов акций энергокомпаний (по 25% каждый), но это предложение рассчитано в основном на нынешних хозяев. Речь идет о «Сумыоблэнерго», «Одессаоблэнерго», «Донецкоблэнерго», «Днепроблэнерго», «Киевэнерго», «Западэнерго», «Днепрэнерго», «Донбассэнерго». Хотя в некоторых случаях, например в Сумах или Одессе, покупка такой «четвертушки» может стать толчком для перераспределения собственности внутри компании.

Невидимая грань

Но все же самые большие деньги и интриги грядущей приватизации кружатся вокруг «большой девятки». Попытка отлучения от торгов россиян только вносит в нее дополнительную острую нотку. Круг претендентов вроде бы сужается, но ситуация запутывается. До войны практически все самые вкусные активы, выставляемые на продажу в 2016 г., в большей или меньшей степени интересовали российских бизнесменов. В 2015 г. Верховная Рада признала РФ страной-агрессором. В контексте этого решения, взаимных санкций и торговых ограничений запрет на участие россиян в приватизации украинских предприятий выглядит вполне адекватным. Логику подобного решения еще в прошлом году объяснял министр экономики Украины Айварас Абромавичус. По его словам, работа с российскими инвесторами показала, что нередко за их частными интересами скрывается определенная государственная политика, свои бизнес-решения на заграничных рынках они принимают под давлением госструктур.

Другое дело – где и кем будет определяться граница отсечения российских претендентов на украинские объекты приватизации. Пока нет прописанной процедуры, правилом смогут вертеть как дышлом. Допустим, попадают ли под табу компании, где конечным бенефициаром является бизнесмен Константин Григоришин, имеющий российский и кипрский паспорта? А как трактовать словацкую компанию VS Energy, уже владеющую несколькими облэнерго в Украине и намеревающуюся расширить сферу влияния? Одним из ее основателей значится депутат Госдумы РФ Александр Бабаков. Насколько российской следует считать корпорацию ИСД Сергея Таруты, в которую вложили деньги московские банкиры? Такие вопросы по ходу будут возникать не единожды.

Согласно свежим поправкам к закону о приватизации торговцы ценными бумагами должны предоставлять информацию о лицах, в интересах которых осуществляется приобретение государственных корпоративных прав. Однако глубина и тщательность таких проверок остается исключительно на совести Фонда госимущества. Кроме того, вторичная перепродажа приватизированных активов российским покупателям остается вполне легальной операцией. Поэтому поправки в закон отчасти выглядят как пиар-ход. Или как инструмент, который готовятся использовать в корпоративных войнах.

Рикошетом по DF

Лежащий на самой поверхности пример – продажа Одесского припортового завода. Воспользовавшись новой поправкой, из конкурса можно выбить не только российский «Тольяттиазот», давно облизывающийся на аммиакопровод, упирающийся своим экспортным концом прямо в ОПЗ. В число неблагонадежных покупателей рискует попасть и группа Дмитрия Фирташа, если вдруг всплывет версия, что та действует в интересах российских соискателей. Поводом может стать хотя бы то, что все его украинские азотные заводы сейчас находятся в залоге у «Газпромбанка». Или что Д.Фирташ ранее был замечен в довольно тесных деловых контактах с друзьями Владимира Путина Аркадием и Борисом Ротенбергами. В 2011 г. Group DF фактически подыграла им на приватизационном конкурсе по продаже российского химического предприятия «Минудобрения» (Россошь, Воронежская обл.). Д.Фирташ сделал лучшее предложение, но в итоге оно досталось Ротенбергам. Да и «Тольяттиазот», согласно предположениям российской прессы, они сейчас тоже подминают под себя.

Не допустить Д.Фирташа к приватизации ОПЗ – чуть ли не единственный путь лишить его победы. Поскольку сейчас у него слишком большая фора против других потенциальных претендентов – непогашенная задолженность завода за поставленный газ в размере почти 200 млн долл. Эту сумму придется приплюсовать к цене продажи. «Я вообще сомневаюсь, что приватизация возможна без решения вопросов по долгу с Д.Фирташем, – написал недавно на своей Фейсбук-страничке первый заместитель генерального директора ОПЗ Николай Щуриков. – За исключением, если не Д.Фирташ покупатель». По его мнению, сейчас с учетом скандалов вокруг завода и на фоне мирового обвала стоимости удобрений справедливая стоимость госпакета акций Одесского припортового опустилась ближе к 650 млн долл. Но рассчитывать на нее можно лишь в случае погашения долга перед структурами Д.Фирташа или подписания с ним мирового соглашения.

В Украине в конкурсной дисквалификации Д.Фирташа больше всего заинтересован Игорь Коломойский, который считает, что в 2009 г. он уже выиграл приватизационный конкурс по ОПЗ. И не его вина, что результаты конкурса отменили. Поэтому группа «Приват» сегодня требует для себя преференций на покупку Одесского припортового. Возможно, это и стало одной из тем состоявшихся 21 февраля встреч И.Коломойского с Арсением Яценюком и Петром Порошенко. После реструктуризации долгов «Укрнафты», естественно. И еще вот какой прецедент. Если схема отсечения Д.Фирташа сработает на ОПЗ, то весьма прогнозируемо, что ее попробуют применить и относительно «Сумыхимпрома». Здесь Group DF также явный фаворит приватизации. После смены менеджмента на предприятии она потеряла оперативный контроль над «Сумыхимпромом», но все равно держит его на долговом крючке.

Энергетический нестандарт

И вместе с тем складывается впечатление, что по Д.Фирташу приватизационные поправки могут ударить рикошетом, исключительно по стечению обстоятельств. Изначально главной мишенью закона был совсем не он, а группа компаний «Энергетический стандарт» уже упомянутого выше К.Григоришина. На это указывают сразу несколько факторов. Во-первых, автором законопроекта о поправках является один из самых влиятельных депутатов фракции «Народный фронт» Андрей Иванчук, публично заявлявший, что К.Григоришин выполняет задание российских спецслужб по дискредитации правительства А.Яценюка.

Во-вторых, в отечественном ТЭК стремительно набирает вес новый холдинг – «Энергомережи», который в прошлом году стал торговым партнером многих из облэнерго, а в текущем не прочь стать их совладельцем. В сиянии новой «звезды» иногда можно разглядеть очертания братьев Суркисов, у которых с К.Григоришиным давние счеты. И отнюдь не милые. Вероятнее всего, к союзу с Суркисами примкнет и И.Коломойский, у которого тоже припрятаны миноритарные пакеты в некоторых энергопоставляющих компаниях.

В будущей приватизации в ТЭК интересы указанных персон могут схлестнуться с амбициями К.Григоришиным почти по всем объектам. Особенно там, где у последнего уже есть доля собственности и (или) работает лояльный менеджмент. В частности, в «Харьковоблэнерго» бизесмен контролирует около 30% акций, в «Черкассыоблэнерго» – 26,6%, в «Тернопольоблэнерго» – 20%. В борьбе за контрольные пакеты этих компаний на приватизационных конкурсах К.Григоришин виделся очень серьезным соперником, что сулило жестокую борьбу на торгах и резкое взвинчивание цен. Но если российское гражданство бизнесмена послужит недопуском к торгам структур, связанных с «Энергетическим стандартом», это серьезно сэкономит деньги и нервы Суркисам и их партнерам во власти. Ведь борьба с агрессором иногда может прекрасно сочетаться с борьбой против бизнес-конкурента.

Автор материала: Ярослав Ярош