«Рост зарплат»: загнать в тень и потом с этим бороться

424

Отечественные власти в очередной раз озаботились низкими доходами украинцев. Президент Петр Порошенко и члены правительства громогласно призывают работодателей повышать зарплаты. В то же время руководство страны умалчивает, что ничего не сделало для стимулирования предпринимательской активности и создания новых рабочих мест.

Правительственная демагогия

Вице-премьер министр Павел Розенко призвал работодателей повышать зарплаты, иначе они рискуют потерять бизнес. Он обратил внимание собственников на то, что они конкурируют с работодателями из Германии, Польши и других стран ЕС, где правительства создают льготные условия для трудоустройства украинцев. «Если вы не будете увеличивать реальную заработную плату своим работникам, то в условиях открытого рынка труда вы будете терять трудовой потенциал, а через 2−3 года будете вынуждены и вовсе закрыть свой бизнес, потому что не найдете квалифицированного работника, который захочет за неконкурентную на международном рынке заработную плату давать качественную продукцию», — заявил Павел Розенко.

Вице-премьер министр Павел Розенко уверен, что низкие зарплаты в Украине из-за нежелание бизнеса повышать зарплаты

Осенью 2018 года то же самое говорил и президент Петр Порошенко в своем обращении к парламенту. «Железный занавес на границе, как в советские времена, никто ставить не будет. Дорогие работодатели, выход один -увеличивайте зарплаты, если не хотите, чтобы украинцы уезжали за границу, а работали у нас. По рынку заработной платы вы должны быть конкурентоспособными. Я уже говорил о том, что Украина становится частью единого европейского рынка труда, и здесь тоже никуда не деться от конкуренции», — сказал президент.

По мнению экспертов, призывы президента Порошенко и вице-премьера Розенко повысить зарплату — одно из проявлений предвыборного популизма. Представители нынешней власти понимают, что сразу после президентских выборов им придется включиться в активный политический процесс. Переизбрание парламента запустит процесс переформатирования правительства. Нынешние члены правительства стремятся обеспечить себе политическое будущее, и выступают с громкими заявлениями исключительно ради пиара.

«Павел Розенко понимает лучше остальных, и начинает имитировать бурную деятельность. При этом он не ссылается на то, что несколько лет фактически не выполнял своих обязанностей сначала как министр соцполитики, а потом и как вице-премьер, курирующий здравоохранение и социалку. Зато он внезапно осознал, что было бы очень хорошо поднять украинцам зарплаты», – заявил Realist’у политический эксперт Виктор Небоженко.

Власть и рынок

Следующий важный нюанс заключается в том, что Петр Порошенко и Павел Розенко обязали работодателей повысить зарплаты на украинцев. Только вот не уточнили, что власть сделала для роста экономики и стимулирования предпринимательства. Когда речь заходит о рынке труда и зарплатах, чиновники предпочитают делать вид, что правительство тут не причем: дескать, рыночная экономика, а руководство страны может лишь установить «нижнюю планку» по зарплатам, а все остальное определяет«невидимая рука» рынка. Подобные заявления — откровенная ложь, что очевидно уже для студентов экономических факультетов.

«У правительства есть два действенных инструмента, с помощью которых оно может стимулировать работодателя платить наемным работникам больше, — комментирует Realist’y научный консультант по социальным и гуманитарным вопросам Центра Разумкова Людмила Шангина. — Первое, установление минимальной заработной платы, которая в свою очередь зависит от прожиточного минимума, который также определяет правительство. Второе — платить относительно высокие зарплаты в государственном секторе (медикам, педагогам, сотрудникам правоохранительных органов и т. д.) и льготы для работников бюджетной сферы».

На украинские минимальные зарплаты можно существовать, но не жить

В экономически развитых государствах Запада, например, профессия медика или служба в армии считается престижной, благодаря высокой оплате и различным «бонусам»: более ранний срок выхода на пенсию, льготы по ипотеке и т. д. Цель — сделать государственные рабочие места привлекательными на фоне предложений частного сектора. Соответственно, если частники захотят привлечь работников, им придется предлагать лучшие условия по зарплате и социальному пакету.

Антисоциальные стандарты

Когда президент Порошенко или министр Розенко призывают собственников предприятий платить работникам больше, они умалчивают, что правительство не использует имеющиеся у него инструменты, чтобы позитивно повлиять на рынок труда. «У нас нет социальных стандартов в цивилизованном понимании этого выражения. „Прожиточный минимум“ в Украине (около 1800 грн — R°) — это минимум военного времени, который может обеспечить, в лучшем случае, физиологическое выживание, но не социальные и культурные потребности гражданина. Отсюда получаем заниженную минимальную зарплату, на которую можно существовать, но не жить», — говорит Людмила Шангина.

Формально правительство рапортуют о повышении минимальной зарплаты. С начала 2019 года она выросла до 4170 грн. Но тут есть пара хитрых моментов.

Во-первых, минимальную зарплату формально как бы повышают с 2016 года, но при этом минимум по тарифной сетке остается прежним. Во-вторых, неадекватный рост тарифов на коммуналку и продовольственная инфляция «съедают» указанное повышение. То есть реальные доходы граждан и, соответственно, покупательная способность не растут.

Работодатели и чиновники нередко манипулируют тем, что «продуктивность труда» в Украине якобы невысокая. И вообще, украинские работники «ленятся», но при этом хотят хорошо зарабатывать. Но почему-то «ленивых» украинских заробитчан ценят в Польше, Чехии, Германии и других странах ЕС. Отечественные чиновники как бы забывают, что продуктивность работников зависит не только от качества персонала(образование, квалификация, опыт), но и технического обеспечения и условий труда.

«Даже если работодатель заинтересован повысить зарплату и модернизировать производство, то бюрократия и повальная коррупция отобьют у него всякое желание сделать это. У предпринимателей нет уверенности, что вечером к ним не придут и не «отожмут» бизнес», – отметила Людмила Шангина.

Украина и условный «Бангладеш»

У правительства есть и дополнительные возможности воздействовать на рынок труда, косвенно стимулируя работодателей создавать новые рабочие места и повышать зарплаты, говорит экономический эксперт Александр Охрименко. В числе этих мер — упрощение условий кредитования бизнеса (особенно малого и среднего), а также производственная кооперация между Украиной и крупным европейским бизнесом.

Производственной кооперации посвящен отдельный раздел в Соглашении об Ассоциации Е С с Украиной. Речь о том, чтобы европейские компании могли открывать в Украине цеха по производству своей продукции. Но украинское правительство не занимается реализацией этого положения.

«Европейский бизнес из-за административного бардака не может оформить документы и запустить производство. Они готовы даже давать взятки (у них это называется „представительскими расходами“), но им нужны внятные правила игры, каких в Украине нет. В конечном итоге они, помыкавшись, говорят, что проще вкладывать деньги в Бангладеш!», — заявил в комментарии Realist’у Александр Охрименко.

Упрощение условий для кредитования бизнеса — отдельная «песня». Летом прошлого года Верховная Рада по инициативе президента Порошенко приняла закон, в названии которого фигурирует выражение «возобновление кредитования». К реальному кредитованию бизнеса документ не имеет никакого отношения.

Пока украинцы могут оформить только потребительские кредиты на бытовую технику и относительно недорогие промышленные товары. И это — негативный сигнал о том, что доходы населения не позволяют делать накопления на покупку тех же смартфонов, стиральной машины или ноутбука.

Низкие зарплаты — историческое «преимущество»

Корни причин, почему в Украине низкие зарплаты, кроются в экономической политике первых лет независимости. После распада СССР стране достался внушительный промышленный потенциал. Возник вопрос: как эффективно управлять этими активами. Тогда руководство Украины и допустило стратегический просчет, сделав ставку на создание финансово-промышленных групп, а не формирование среднего класса как локомотива экономики.

Как отмечают эксперты, творцом нынешней олигархической системы является второй президент страны Леонид Кучма. Именно при нем власти страны юридически(установлением прожиточного минимума) и де-факто сделали низкие зарплаты основным «конкурентным преимуществом» отечественной экономики.

«Предполагалось, что олигархи, бывшие „красные директора“ за счет дешевой рабочей силы будут получать сверхдоходы и, соответственно, обеспечат экономический рост и общее благосостояние, — говорит Людмила Шангина. — Правительство также предполагало, что низкие зарплаты для украинских наемных работников привлекут зарубежных инвесторов».

Теперь мы пожинаем горькие плоды такого подхода: монополизация экономики, установленные государством нищенских «минимальных зарплат».

Леонид Кучма в своей книге «Украина — не Россия» попытался объяснить, почему на вооружение взяли именно такой подход, но его аргументы не выглядят убедительными», — добавляет Шангина.

Заробитчане поддерживают гривну

В последнее время политические и экономические эксперты все чаще обращают внимание на то, что олигархическая модель украинского государства себя исчерпала. Падение спроса и, соответственно, цены на продукцию украинской металлургии и химпрома; износ советской инфраструктуры и бегство рабочей силы за рубеж указывают на то, что экономическая база для такой модели экономики себя исчерпала.

Основными иностранными инвесторами в украинскую экономику остаются заробитчане

В 90-е и «нулевые» годы дешевая рабсила была «конкурентным преимуществом», потому что людям попросту некуда было деваться. Теперь, когда украинцы имеют возможность работать в странах ЕС, украинский бизнес (в том числе и средний) столкнулся с проблемой нехватки рабочих рук, а государство – с сокращением налогооблагаемой базы.

Единственный плюс, который мог бы подсластить горькую «пилюлю» массовой трудовой миграции — деньги, которые гастарбайтеры переводят в страну. По данным НБУ, в прошлом году заробитчане переслали домой около 11 млрд долл., что примерно на 2,3 млрд больше, чем в 2017-м.

«В минувшем году страна получила от заробитчан сумму, которая в 7 раз! превысила объемы прямых иностранных инвестиций. Если бы не эти деньги, потребность в валюте для поддержания курса гривны была бы расширена примерно на такую же сумму. Найти такие деньги из других внутренних или внешних источников было бы невозможно», — сказал в комментарии Realist’у исполнительный директор Международного фонда Блейзера Олег Устенко.

В то же время эксперт обратил внимание, что увеличилась доля денег, которые трудовые мигранты оставляют себе. Это может означать, что украинцы отправляются на заработки парами (муж-жена) или перевозят туда семьи.

У массовой трудовой миграции есть множество недостатков. Страна теряет человеческий капитал, так как уезжают наиболее активные и предприимчивые. Уехавшие подрывают веру в лучшее у тех, кто остается.

Экономисты отмечают, что малый бизнес вынужден закрываться и тоже выезжать на работу за границу

«Миграция уже нанесла удар по бюджету и по перспективам будущего экономического роста. Меньше работающих значит меньше налогов, которые они платят. Если расходы бюджета остаются прежними, то в какой-то момент придется их сокращать. Наращивать внешние долги, чтобы залатать „дыры“, страна уже не сможет», — отметил Олег Устенко.

Налог на труд

Следующая причина низких зарплат, которую руководство Украины предпочитает замалчивать, — изъяны отечественной пенсионной и налоговой системы. Так называемый «единый социальный взнос» (ЕСВ), который платит каждый официально оформленный сотрудник, идет на выплату пенсий.

Де-факто ЕСВ — это налог на труд. отмечает. Налоги, помимо наполнения бюджета, выполняют еще и социально-экономические функции, заставляя граждан (потребителей и бизнес) корректировать свое поведение. К примеру, растущие акцизы на бензин или сигареты могут заставить автомобилистов экономнее расходовать топливо, а курильщиков — меньше курить или вовсе отказаться от табака.

«Что стимулирует ЕСВ? Не работать, не создавать новые производства и рабочие места. Малые и средние предприятия уже работают на пределе рентабельности из-за бегства рабочей силы. Предприниматели не хотят поднимать „белые“ зарплаты, потому что в таком случае придется платить больше взносов. Мы видим, что малый бизнес закрывается и тоже едет на заработки», — говорит Realist’y старший экономист Центра социально-экономических исследований Case Украина Владимир Дубровский.

Зарплаты нужно выводить из тени, но действия правительства в этой части нельзя назвать эффективными и даже адекватными. С одной стороны, власти, требуя ЕСВ, загоняют зарплаты в тень, а с другой — пытаются с этим явлением «бороться», натравливая на бизнес проверяющие органы.

Осенью прошлого года Кабмин в соответствующем постановлении обязал налоговиков, работников Пенсионного фонда, полиции и прочих структур начать кампанию по «детенизации» зарплат.

То есть с одной стороны президент Порошенко и вице-премьер Розенко призывают собственников повышать зарплаты, а с другой — ставят бизнес перед «интересным» выбором: платить более низкие, но «белые» зарплаты и, соответственно, потерять сотрудника (человек просто уедет работать за рубеж) или же остается работать на родине, но себе в убыток.

Владимир Шевчук