Руководство ГПУ подконтрольно ФСБ. Евгений Енин работает на спецслужбы России

1192

Генпрокуратура Украины выдала российского гражданина Тимура Тумгоева в Россию на запрос ее спецслужб.

Это подтвердил представитель ГПУ Андрей Лысенко следующий день после экстрадиции, которая состоялась ночью 12 сентября. Это первый случай сотрудничества украинских и российских спецслужб, который официально признал Киев.

В комментарии пресс-службы Генпрокуратуры Андрей Лысенко подчеркнул, что Тумгоев воспользовался всеми возможностями, предоставленными украинским законодательством для обращения за убежищем, в частности обжаловал отказ. Однако, безрезультатно. В подтверждение соответствия решения об экстрадиции представитель ГПУ вспомнил об отказе Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ) применить немедленную остановку экстрадиции Тумгоева. Такое решение было принято в 2016 году.

Однако, в заявлении представителя ГПУ не было никакого упоминания о другом решении: весной 2017 года Комитет ООН по правам человека, к которому по делу Тумгоева обратились юристы Харьковской правозащитной группы (ХПГ), запретил украинской власти экстрадиции до рассмотрения дела по существу. Адвокат Тумгоева Владимир Глущенко в комментарии Радио Свобода отметил, что на момент экстрадиции его клиента запрет оставался действующим, поскольку продолжалась процедура коммуникации украинской стороны с Комитетом ООН по правам человека.

«Мы никаких сообщений не получали из комитета, поэтому запрет на экстрадицию до сих пор действует», — отметил адвокат.

Исполнительный директор ХПГ Борис Захаров в комментарии Радио Свобода отметил, что коммуникацию с Комитетом ООН осуществляет Генеральная прокуратура Украины. Именно заместитель Генерального прокурора Евгений Енин обычно подписывает решение об экстрадиции иностранных граждан. Борис Захаров констатирует: выдав Тумгоева, Украина нарушила решение комитета ООН по правам человека.

Потомственный “чекист”, предатель Евгений Енин отправил защитника Украины Тимура Тумгоева на верную смерть, передав ФСБ

Кто такой Тумгоев

31-летний Тимур Тумгоев — уроженец пригородного района Северной Осетии. После депортации ингушей в Казахстан по решению Сталина 1944 эту территорию передали в Северной Осетии, а после возвращения ингушей ее так и оставили в осетинской автономии. Именно здесь в 1992 году вспыхнул осетино-ингушский конфликт, в котором осетины были нападающей стороной и имели силовую поддержку Кремля.

Несмотря на сотни убитых и замученных, большинство ингушей остались в своих домах до сих пор живут в своеобразном гетто, в окружении осетинских сел. Ингуши, которые исповедуют салафитскую версию Ислама, здесь под двойным ударом: к давлению по национальному признаку добавляется преследование российскими спецслужбами по религиозному. Салафитов, которых ФСБ заклеймила названием «ваххабиты», похищают, пытают и подвергают внесудебным казням. Системные преследования салафитов на Северном Кавказе фигурируют в отчетах Правозащитного центра «Мемориал» и других правозащитных организаций.

По свидетельству сестры Тимура Тумгоева Марины, к ним домой несколько раз врывались сотрудники отдела по борьбе с экстремизмом российского МВД и ФСБ.

«На несколько часов отвозили в отделение, били», — рассказала Радио Свобода сестра Тумгоева. Однако, дело против него не возбуждали. И только после отъезда в Турцию в 2015 году заочно обвинили в участии в боевых действиях на территории Сирии против войск режима Асада.

В Харьков Тумгоев прилетел из Стамбула в июне 2016 года. Поскольку его разыскивала ФСБ через Интерпол, украинские пограничники задержали его, суд арестовал сначала на сорок суток, а затем взял его под экстрадиционный арест на время, пока длилась проверка документов, предоставленных ФСБ.

По украинскому законодательству экстрадиционный арест не может длиться больше года. Генпрокуратура с проверкой справилась быстрее и постановила отправить Тумгоева в Россию. По дороге к границе он перерезал себе вены и конвой был вынужден вернуть ингуша для лечения в Харьков.

Под стенами СИЗО, где содержали Тумгоева, правозащитники и общественные активисты устроили митинг с требованием запретить экстрадицию.

Вскоре из Женевы на обращение Харьковской правозащитной группы (ХПГ) пришел ответ: Комитет ООН запретил экстрадицию. После завершения срока экстрадиционного ареста Тумгоева освободили под личное обязательство являться по требованию прокурора. Еще находясь в СИЗО, Тумгоев обратился в миграционную службу с просьбой об убежище. Но получил отказ, который оспаривал в суде.

Как и почему задержали Тумгоева

После освобождения из-под ареста Тумгоев уехал на юг Донецкой области, в место расположения добровольческого батальона имени шейха Мансура. Это подразделение возглавляет Муслим Чеберлоевском, ветеран двух чеченских-российских войн. Хотя представитель Генпрокуратуры Лысенко (многократно пойманный на лжи — А) утверждает, будто Тумгоев никогда не воевал на стороне Украины против российских гибридных сил, Чеберлоевский неоднократно подтвердил украинским СМИ участие Тумгоева в боевых действиях на Донбассе. По словам Чеберлоевского, Тумгоев выезжал за пределы зоны боевых действий только для лечения и участия в судебных заседаниях, ему продолжали меру пресечения — личное обязательство.

Очередное заседание было запланировано на 12 сентября. На тот момент у Тумгоева была просрочена справка — документ, который выдает миграционная служба просителям убежища вместо паспорта. Миграционная служба уже дважды отказала ему в приюте, потому что решила, что дома ему ничего не угрожает. Суд оставил решение без изменений. Кроме справки, у Тумгоева было удостоверение бойца батальона шейха Мансура. Именно его он предоставил двум сотрудникам СБУ, которые задержали его в Киеве 11 сентября. После нескольких звонков руководителей батальона в СБУ Тумгоева отпустили, и он сел на скоростной поезд в Харьков. Второй и последний раз бойца задержали во время ужина с друзьями в одном из кафе Харькова.

Как показывает боевой побратим и земляк Тумгоева по имени Ахмад, полицейские сообщили, что это обычная проверка документов. Удостоверение бойца батальона им оказалось мало. Тумгоева доставили в участок, куда вскоре подъехал адвокат Владимир Глущенко.

«Никаких постановлений об экстрадиции ни мне, ни Тумгоеву не вручали», — заявил адвокат в комментарии Радио Свобода.

По словам Ахмада, земляки время от времени звонили Тумгоеву, чтобы убедиться, что с ним все в порядке.

«Беспокоились, потому что в отделение полиции, где был Тимур, подъехали сотрудники областного управления СБУ, среди них узнали одного по имени Артур», — отметил доброволец из Ингушетии.

Телефон Тумгоева перестал отвечать после часа ночи 12 сентября. А через несколько часов сотрудник СБУ сообщил Ахмаду о передаче Тумгоева российской стороне.

В течение суток официальные лица воздерживались от комментариев, хотя соцсети кипели гневом по поводу экстрадиции Тумгоева. Пресс-секретарь генпрокурора Лариса Сарган сказала Радио Свобода, что не владеет информацией, и сообщила, что ответственен за решение об экстрадиции заместитель Генпрокурора Евгений Енин находится за границей.

Заявление представителя ГПУ Андрея Лысенко, в котором украинский чиновник повторял обвинения ФСБ о причастности Тумгоева к так называемому «Исламскому государству», вызвало возмущение в батальоне имени шейха Мансура. Воины свидетельствуют — Тумгоев был одним из самых яростных оппонентов ИГИЛ.

«Это ложь, в ГПУ нечем оправдать свои действия, поэтому они сейчас готовы говорить что угодно, чтобы объяснить незаконную экстрадицию Тимура», — говорит Ахмад.

По его словам, в ближайшие дни с заявлением выступит командир подразделения Муслим Чеберлоевский, он еще раз готов подтвердить: Тимур Тумгоев воевал на стороне Украины против российских гибридных сил.

Анвар Деркач