«Рыбный король» Юрий Тузов не признает обвинения в вымогательстве и похищении

100

Как стало известно “Ъ”, столичное управление Следственного комитета России (СКР) завершило расследование скандального уголовного дела в отношении одного из крупнейших российских рыбопромышленников миллионера Юрия Тузова. На днях обвиняемый в похищении человека и крупном вымогательстве бизнесмен начнет знакомиться с материалами. Сам он настаивает на своей полной невиновности, что, кстати, подтвердили две проверки на детекторе лжи. Более того, предприниматель сам является потерпевшим — во время следствия прямо в СИЗО у него вымогали огромные суммы за прекращение его дела. При этом часть злоумышленников пойманы и арестованы, но на судьбу самого Юрия Тузова это никак не повлияло.

По данным источников в силовых структурах, на днях адвокатов Юрия Тузова пригласили во 2-е управление по расследованию особо важных дел ГСУ СКР по Москве, где в их присутствии бизнесмену было объявлено об окончании предварительного следствия и предъявлено обвинение в окончательной редакции. Как ожидается, уже на днях Юрий Тузов приступит к ознакомлению с материалами дела. Судя по всему, это процедура займет не больше месяца, так как само дело составляет около 22 томов и еще до Нового года оно будет направлено в Басманный суд для рассмотрения по существу.

Адвокат Юрия Тузова Марина Ярош подтвердила “Ъ” информацию об окончании расследования. «Это соответствует действительности»,— пояснила госпожа Ярош, отметив, что теперь ее подзащитный, по версии следствия, является подстрекателем к совершению преступления, а его организатором выступило некое «неустановленное следствием лицо».

Как рассказывал “Ъ”, мурманского «рыбного короля» задержали в конце прошлого года следователи СКР по Центральному округу (ЦАО) Москвы и оперативники МУРа. Поводом послужило заявление гендиректора ООО «Лоджистикс-Москва» Павла Сурина. Он утверждал, что неизвестные налетчики выманили его из офиса на Спартаковской улице, сильно избили, усадили в машину и вывезли за пределы МКАД. В тот момент господин Сурин вел арбитражный спор по векселю на 400 млн руб., который некогда выпустила одна из компаний Юрия Тузова. Последний усомнился, что господин Сурин получил ценную бумагу законным путем, подав на него в суд.

Между тем руководитель «Лоджистикс-Москва» заявил, что его похитили именно для того, чтобы он под угрозами — его обещали зарезать — подписал документы об отказе от финансовых претензий к мурманскому предпринимателю. Процесс в арбитраже юристы Юрия Тузова выиграли, но к тому времени, в декабре прошлого года, его задержали и поместили в «Бутырку» по обвинению в организации похищения человека и особо крупном вымогательстве (ч. 3 ст. 33, ст. 126 и ч. 3 ст. 163 УК РФ) на основании показаний ранее задержанных лиц, которые заявили о готовности сотрудничать со следствием. Правда, потом некоторые из них резко поменяли свои показания, заявив, что на самом деле никакого похищения не было, а имела место лишь инсценировка. На этой версии настаивали и защитники Юрия Тузова. Они утверждали, что у их клиента есть железное алиби: в тот момент, когда он якобы встречался со своими подручными-похитителями в Москве, бизнесмен не мог там присутствовать физически, так как находился в самолете, следовавшем рейсом «Аэрофлота» из Мадрида в Москву. Более того, «похитители» успели написать признательные показания, что оговорили мурманского рыбопромышленника по прямому указанию следователя управления СКР по ЦАО ГСУ СКР по Москве лейтенанта юстиции Марины Слезкиной и замначальника отдела МУРа майора полиции Александра Барыльченко. Юрий Тузов, находясь в СИЗО, через своих представителей смог передать заявление в ФСБ и СКР, в котором утверждал, что следователь Слезкина вымогала у него взятку в размере 150 млн руб. Изначально за изменение меры пресечения с ареста под домашний арест, а в целом — за освобождение от уголовной ответственности.

Как ранее сообщал “Ъ”, требование якобы было предъявлено прямо в кабинете для допросов «Бутырки», а требуемую сумму следователь написала на листке бумаги. После этого начались звонки родным и подчиненным Юрия Тузова с обсуждением как самой суммы взятки, так и способов ее передачи. В случае отказа вымогатели обещали «большой срок» как самому Юрию Тузову, так и его сыну, который вообще не имел отношения к данной истории.

Оперативники ФСБ задержали несколько человек, которые требовали деньги у представителей мурманского бизнесмена. Их обвинили в особо крупном мошенничестве (ч. 4 ст. 159 УК РФ). При этом следователь Слезкина срочно уволилась из СКР и поспешила, по некоторым данным, скрыться за границей. Пока, по крайне мере официально, ни к ней, ни к муровцам никаких претензий нет.

Между тем, как утверждает Марина Ярош, ее подзащитный согласился пройти сразу два «психофизиологических исследования» — проверки на полиграфе. «Первая показала, что Юрий Тузов не имел отношения к похищению Павла Сурина, а вторая — что у него действительно вымогали огромные суммы», — пояснила госпожа Ярош, особо отметив, что по большому счету речь вообще идет о захвате бизнеса ее подзащитного. Она также отметила, что к делу уже приобщены результаты новой экспертизы телесных повреждений, полученных господином Суриным при похищении.

Первое заключение, по ее словам, давали врачи платной клиники, а судмедэксперты посчитали большую часть диагнозов ошибочными. «Фактически у него был только один синяк, который ему поставил по его же просьбе похититель Ингаев»,— заявила Марина Ярош, ссылаясь на материалы дела. Она отметила, что совместно с коллегами уже направила жалобы в СКР на действия следствия. «Защите известно, что Слезкина М. И. покинула Россию, и, видимо, с целью защиты мундира следствие по указанному делу не переходит в активную фазу»,— сообщается в жалобе защитников Юрия Тузова. Госпожа Ярош возмущена тем, что по «второму» делу не проводится никаких действий, в то время как ее подзащитному 12 ноября суд должен продлевать срок содержания под стражей.

Представители потерпевшего Павла Сурина отказались комментировать сложившуюся ситуацию. Они лишь подтвердили, что получили материалы уголовного «дела Тузова» для изучения в рамках ст. 216 УПК, а свою позицию они будут готовы обнародовать через пять-семь дней после детального изучения данных следствия.