Саммит Украина-Евросоюз будет самый напряженный в истории

146

Саммит Украина – ЕС – это ключевое внешнеполитическое событие года в двусторонних отношениях между Украиной и Европейским Союзом. Обычно такие мероприятия состоят из четырех блоков вопросов, которые обсуждают лидеры Украины и ЕС: внутренняя политика Украины, внутренняя ситуация в Европейском Союзе, текущее состояние двусторонних отношений и международные вопросы.

Я более чем уверен, что, учитывая ту остроту, которую сейчас имеют внутриполитические события в Европейском Союзе, тот решающий период во внутриполитической жизни Украины, а также ряд проблем, которые есть в двусторонних отношениях, связанных с безвизовым режимом, с ратификацией соглашения об ассоциации, саммит, безусловно, будет одним из самых напряженных в истории двусторонних отношений. Я помню саммиты, которые проходили на не очень положительной, оптимистической ноте. Я помню саммиты, которые были во время президентства Януковича, когда очень трудно было согласовать проведение самого саммита. И сейчас очевидно, что точек соприкосновения гораздо больше, чем проблем. Но, с другой стороны, путей решения этих проблем пока не видно.

Внутриполитическая ситуация в Украине.

Бесспорно, Европейский Союз выступает в определенной степени гарантом ситуации в Украине, гарантом урегулирования конфликта на востоке Украины. И для ЕС отсутствие, с одной стороны, внутриполитических катаклизмов является крайне важной задачей, но, с другой стороны, Евросоюз все же хочет видеть реформы, изменения, борьбу с коррупцией. И здесь, несмотря на то, что есть значительные продвижения (в том числе электронные декларации, которые являются совместной победой Украины и ЕС), остается значительный уровень критики относительно не такой скорости реформ, которую ожидают и украинские граждане, и Европейский Союз.

В ЕС растет даже не усталость от Украины, но потеря надежд на то, что у нас быстро пройдут реформы. Мы видим окончание этого сложного трансформационного периода, и Украина все же выйдет на крейсерскую скорость в своем развитии. Учитывая то, что не происходит серьезных системных изменений, с одной стороны, а с другой — ухудшается социально-экономическое положение Украины, это обуславливает определенный уровень обеспокоенности в Европейском Союзе, не приведет ли это к какому социально-экономическому взрыву, к социальным протестам, которые могут завершиться «третьим майданом», о котором все уже третий год говорят, но который не наступит никак. К нему уже все относятся как к шутке, но с каждым днем ухудшение социально-экономических стандартов в Украине может привести к тому, что начнутся социально-экономические протесты. И это вопрос, я думаю, будет одним из основных во время саммита.

Лидеры ЕС будут стремиться получить видение украинского президента, каким образом дальше будет, с одной стороны, сохраняться уважение к демократии и правам человека, свободы слова, а с другой – поддерживаться внутриполитическая стабильность. В ЕС знают, что президент сейчас фактически полностью контролирует ситуацию в Украине, что он руководит и парламентом, и правительством, и местными органами власти. То есть президент как раз и является лицом, которое несет полную ответственность за ситуацию в Украине и имеет все полномочия для того, чтобы вести страну в том или другом направлении и соответственно давать пояснения нашим западным партнерам, на что тратятся их средства, помощь и так далее.

Ситуация внутри Европейского Союза.

Вторая составляющая саммита будет связана с ситуацией внутри Европейского Союза. Brexit уже сам по себе является достаточной причиной для взволнованности, для того, чтобы услышать понимание со стороны руководителей ЕС, как Евросоюз будет выходить из этой ситуации.

Но кроме Brexit есть ряд других факторов, которые не могут не вызывать обеспокоенность украинской стороны. Начнем с роста евроскептических, а иногда даже антиевропейских настроений в странах Европейского Союза, победы ряда пророссийских кандидатов в странах ЕС. Анализ предвыборной ситуации во Франции также не может не вызывать обеспокоенности, учитывая усиление как праворадикальных политических сил, так и пророссийских политических сил. Антиевропейские настроения направлены прежде всего против Брюсселя, против европейской бюрократии, но следствием их роста стало в том числе голосование на референдуме в Нидерландах, который привел к блокированию процесса ратификации соглашения об ассоциации между Украиной и ЕС. И именно поэтому европейскому руководству каким-то образом надо было очертить перед украинцами, как они видят свое дальнейшее развитие, будущее Евросоюза и урегулирование проблем, которые сейчас стоят перед нами, в частности, по ратификации соглашения об ассоциации.

Двусторонние вопросы.

Однако, бесспорно, наибольший интерес с нашей стороны будет в двусторонних вопросах, в частности безвизовом режиме. Я бы назвал этот саммит именно так: саммит безвизового режима. Три года ожидания уже довели украинское общественное мнение до того, что надо ставить точку в этой истории. Мы не можем ждать бесконечно, что однажды наступит счастье безвизового режима. Уровень недовольства и раздражения, которые есть в нашем обществе, связаны с оттягиванием срока вступления в силу безвизового режима для украинцев. Он уже иссяк. Люди не готовы дальше ждать. Напомню, что мы ввели безвизовый режим для ЕС в 2015 году. То есть уже скоро исполнится 12 лет с того времени, как мы предоставили безвизовый режим для ЕС.

В Евросоюзе хорошо понимают привлекательность, важность для Украины безвизового режима, и это используется как средство мотивации, принуждения к внедрению реформ. В ЕС опасаются: вот мы дадим вам безвизовый режим, и что дальше? Ведь все знают, что в соглашении об ассоциации перспективы членства нет, что зона свободной торговли долгое время будет связана со значительными инвестициями — и финансовыми, и человеческими, и ресурсными с украинской стороны.

Во всех странах-кандидатах на вступление в ЕС вот этот период начала внедрения европейских норм всегда приводил к падению поддержки евроинтеграции. А мы же даже не кандидат. Отсутствие перспективы безвизового режима в определенной степени устранит мотивационную базу, по мнению ЕС. Поэтому максимально оттягивают этот процесс, максимально эту морковку держат на расстоянии, повторяя, что Украина получает плюсы, преимущества от реформ и движения в направлении Европейского Союза.

Но мне кажется, что потенциал, который был у безвизового режима с точки зрения стимулирования реформ, уже исчерпан. Или ЕС предоставит сейчас безвизовый режим для Украины, или идея сама себя дискредитирует. Люди просто перестанут серьезно относиться к европейской интеграции и безвизовому режиму.

Форма, которую, очевидно, объявят 24 ноября, уже известна. То есть ЕС предоставит Украине безвизовый режим, но после того, как вступит в силу механизм приостановления безвизовых режимов. А когда это произойдет, никто не знает. Кто-то говорит, что это может быть в течение ближайших дней, другие говорят, что это может длиться годами. Мой опыт работы с Европейским Союзом подтверждает, что, к сожалению, такие процессы действительно занимают длительный период времени. Хотя они начались не сегодня и не вчера, и можно ожидать, что через несколько месяцев будет безвизовый режим. Но тут действительно должно быть максимальное давление со стороны украинского правительства и дипломатии.

Международные вопросы.

Очевидно, основное внимание будет уделено как России, так и ближайшим соседям. РФ является основной проблемой для Украины и одной из основных проблем для Европейского Союза. Напомню, что мы будем иметь двух друзей во время саммита: и президент Европейского совета и президент Европейской комиссии не безосновательно считаются друзьями Украины. В то же время много стран-членов ЕС сейчас возглавляются не настолько большими друзьями Украины, людьми, которые все чаще высказывают позицию, что пора уже пересматривать режим санкций.

Я думаю, что при обсуждении России основное внимание будет уделено тому, удастся ли сохранить режим санкций или все же ЕС постепенно шаг за шагом будет отходить от этого. И что тогда взамен? Как тогда влиять на Россию, ее поведение на европейской, международной арене?

Бесспорно, не может не вызвать обеспокоенность и в ЕС, и в Украине победа пророссийского кандидата в Молдове. Не столько сам факт, что там к власти приходит пророссийский президент, сколько тенденция, что граждане стран нашего региона не видят серьезного прогресса в сфере европейской интеграции. Молдова получила безвизовый режим еще четыре года назад. Если бы безвизовый режим срабатывал, то можно было бы ожидать большей поддержки проевропейских сил в Молдове. Но видим — наоборот, видим, что люди разочаровываются, что социально-экономические проблемы значительно больше на них влияют, чем какой-то там безвизовый режим, который не является разрешением на трудоустройство.

Мы видим пророссийские настроения в Болгарии, где победил пророссийский кандидат, мы видим сохранение или даже усиление пророссийских настроений и в странах так называемого ближнего зарубежья – Беларуси и Азербайджане. Обе страны, которые всегда были аутсайдерами европейской интеграции, к которым относились так свысока и с улыбкой, сейчас вообще могут позволить себе свысока и с улыбкой относиться к Украине или Молдове, поскольку эти страны выбрали европейский путь и не получили то, за что боролись, не получили перспектив к вступлению, Украина даже не получила безвизового режима. В то же время обе страны в состоянии экономических турбулентных процессов, падения социальных стандартов. Нет того уровня поддержки со стороны Запада, который ожидали эти страны, и поэтому соответственно у тех, кто поддерживал пророссийские настроения на постсоветском пространстве, такое восприятие, что они сделали правильный выбор. И с этим тоже надо что-то делать.

Хотя мне кажется, что в ЕС сейчас столько внутренних проблем, что они не будут готовы в значительной степени инвестировать капитал – и финансовый, и человеческий – в то, чтобы поддерживать проевропейские настроения в этих странах. Безусловно, Украина сейчас, к сожалению, является основным полем боя между проевропейскими и пророссийскими силами. И от того, как ситуация сложится в течение ближайших двух-трех лет, будет зависеть, победит ли все же в Европе идея европейского единства, Европейского Союза, европейской интеграции, или начнутся дезинтеграционные процессы.

Автор материала: Василь Філіпчук, украинский дипломат, председатель правления Международного центра перспективных исследований