Самозванный «защитник» Додух во главе «продотряда» раздевальщиков

314

О том, что адвокатский статус может стать прекрасным оружием расправы, нам регулярно напоминают новости, сопровождаемые словом «харассмент».

Когда мы слышим, как кого-то в странах демократии какого-то киноактера выбрасывают со съемок за флирт 20-летней давности, а министр лишается должности потому что в прошлом тысячелетии кого-то схватил за колено, нетрудно сделать вывод, что в либеральном обществе нашли идеальный способ расправиться с неугодным, когда следствие, дознание и суд подменяет один человек — адвокат. И ведь апеллировать не к кому. Существуют инстанции, в которых можно оспорить судебные приговор, но нет такой, в которой можно оспорить пресс-конференцию «лойера». Потому, что подняв руку на защитника, ты уже как бы по определению признаешь себя во всем виновным — такая вот «уловка 22» от юриспруденции.

Украинские адвокаты активно оттачивают стенобитное оружие юридического рекета. Почему-то, кстати, среди этих многочисленных адвокат-рекетиров все больше доминируют женщины. Возможно, они лучшие психологи в вопросе как сделать жертве побольнее. «Был бы человек — статья найдется», говорили прокуроры прошлого. «Дайте нам человека — и мы с ним сделаем все что хотим», — говорят адвокаты настоящего.

Вот, например, адвокат Ольга Додух, специалист широкого профиля. Она всегда готова поделиться своими знаниями о том, как кого-нибудь оштрафовать за пост в Фейсбуке или отправить за решетку кого-то, кто имел несчастье на уличной съемке поймать вас в кадр. В соседней России, как известно, тюремный срок за лайк в социальной сети уже не является чем-то выходящим из ряда вон, у нас пока что это — лишь в форме ни к чему не обязывающих интервью. Зато если уже нужно кого-то «раскулачить», то здесь теория переходит в жесткую практическую площадь.

Характерным примером является бракоразводный процесс уважаемого в Прилуках человека, Олега Аверьянова, который сполна пострадал от подлости и алчности. В его случае все закончилось довольно благополучно (дети остались с ним, и имущество — из того, что не должно было попадать под раздел — почти не пострадало. Не смотря на то, что бывшая -Евгения Саверская, организовала целый план с венчурным фондом (учредителями которого были она и любовник) по лишению прав и имущества Олега. И в группе юристов, которые готовы вынести все добро экс-мужа не хуже, чем продотряд двадцатых годов, впереди на лихом коне — Ольга Додух.

Любопытно, но сама «адвокат» Саверской не имеет законного права заниматься адвокатской деятельностью, в реестре Национальной ассоциации адвокатов найти человека с таким именем не удалось. Тем, кто захочет связаться с этой женщиной, нужно помнить, что каждый очередной раз подписываясь адвокатом, она нарушает закон и по по факту подделки документов и мошенничества ведется расследование в рамках уголовного дела (о чем свидетельствуют официальные письма). Однако призвать к ответу бракоразводных авантюристов не удается. «Правозащитницы» цинично набрасываются на следователей, препятствуют выполнению ими должностных обязанностей, изображая оскорбленное женское многодетное начало. При том что дети Саверской живут в Прилуках, а сама она – в Киеве.

Как же действуют «защитники»?

Практика отряда по отъему проста. Нужно подавать на свою жертву в суд по любому поводу (помните интервью о постах в ФБ?). Если в суде не удастся ничего доказать — созовем пресс-конференцию о том, что суд, якобы, «куплен». Вот и выходит: группа Додух требует в судах признать документы о праве Аверьянова на имущество — раз, второй, третий… Каждый раз суд отказывает истцам. Тогда в дело вступает уже сама госпожа Саверская: проводит одну пресс-конференцию, вторую, третью… Пресс-конференции — это практически легальный способ повлиять на судебную власть. Как после некоторых наиболее удачных пресс-конференций у нас иногда самые резонансные приговоры могут быть пересмотрены — за примерами далеко ходить на надо. К тому же Евгения Саверская — артист, которого еще поискать, российское телевидение с сюжетами о «распятых мальчиках» нервно курит в сторонке.

После того, как операция с «фальшивыми» документами провалилась — в ход пошли новые обвинения, состряпанные по принципу «чем невероятнее — тем лучше», которые массово распространялись через не очень щепетильные СМИ. Аверьянову выдвигались обвинение в хищениях, кражах, коррупции и, кажется, даже серийных убийствах и шпионаже. Дирижером всего этого праздника маразма выступала Додух, но примой была все-таки Саверская. Хотя кое у кого должна была бы закрасться в голову самая банальная мысль: а если обиженная супруга так хорошо знает, где и что «воровал» ее муж, то как одновременно с этим она может уверять, что тот без ее ведома распродал мало не все ее имущество?

Отметим, правда, что какое-то хозяйство у Саверской, видимо, осталось: нужно же оплачивать и мероприятия для прессы, да и адвокаты стоят недешево. Ведь Додух должна понимать, что законным путем, через суд, вряд ли пройдет номер с «раздеванием». Значит, убытки нужно будет покрывать за счет своей клиентки…

Можно спросить, а какой смысл в этих театральных представлениях? Да в том же, чтобы создать максимальный дискомфорт своему бывшему на рабочем месте. Каждый такой вскукарек имеет некоторые последствия — начиная от проверок на производстве и заканчивая исками о защите чести и достоинства. Да, это тот же «харассмент» только постсоветского свойства. Когда более эффективна не какая-то секс-история прошлых лет, а грамотно написанная анонимка.

Описанный пример не единственный из тех, в которых фигурирует Ольга Додух, на и не первый случай, когда адвокаты снимают сливки с бракоразводного процесса вообще. Часто заложниками рекетиров становятся и дети. Отец в Украине имеет право на ребенка, но реализация этого права – сложный процесс. И от этого процесса не застрахован никто, от сельских папаш и до вип-персон. К тому же если это стало частью прибыльного бизнеса.

Все помнят процесс развода Сергея Власенко с Наталией Окунской – он тоже сопровождался слезообильными пресс-конференциями, обвинениями в криминале и демонстративными апелляциями к руководству парламентской фракции. Можно только представить муки отца, которого шантажируют любовью к собственным детям лишь бы оттяпать кусок имущества. Чем закончилась история – неважно. Важно то, что жизнь главного потерпевшего уже никогда не будет такой как прежде. И ведь от такого поворота судьбы, бывает, невозможно откупиться, сразу же отдав вымогателям все требуемое.

Семья Антона Мухарского многодетна, у него со Снежаной Егоровой было трое детей и еще по двое от предыдущих браков. С началом войны Антон занял правую позицию. Жене-регионалке это не понравилось. Семья разошлась из-за политической непримиримости супругов, — что ж, и такое бывает. Но получив все, что только можно (Антон сразу согласился отдать едва не половину доходов), Егорова устроила бывшему супругу настоящие медийный террор: ради того, чтобы разлучить его с детьми шоумена обвиняли в политическом радикализме, психических расстройствах, деструктивном влиянии на окружающих. Всего в судах слушалось около двадцати бракоразводных дел семьи Мухарских. Может, Антону бы более повезло (и не пришлось бы раздеваться перед Оболонским судом с требованием рассмотреть наконец его иск о назначении суммы алиментов и свиданиями с детьми), если бы он щепетильнее выбирал своего защитника, а не доверился бы женщине, которая сама специализируется на отъеме имущества при разводах. Да, да. Ольга Додух сейчас «защищает» имущество и Мухарского. Так что,  продолжение следует…

Автор: Руслан Якушев, Антикор