Секретные материалы Мирослава Продана

323

Государственное бюро расследований открыло уголовное производство против прокуроров Специальной антикоррупционной прокуратуры, занимавшихся делом экс-руководителя ГФС Мирослава Продана.

Подчиненных Холодницкого обвиняют в подтасовке материалов следствия. Для Продана, по мнению его адвокатов, успешное завершение расследования будет означать не просто снятие обвинений, но и полную моральную реабилитацию. Если докажут, что материалы фабриковались, то есть фактически состоялась отработка политического заказа против окружения премьера Гройсмана, то ответственные за дело Продана прокуроры Сергей Козачина и Владимир Кривенко могут поплатиться карьерой.

На одном из политических ток-шоу во время июльской парламентской предвыборной кампании Анатолий Гриценко предложил премьер-министру Владимиру Гройсману вместе со своим соратником Мирославом Проданом пройти проверку на полиграфе, чтобы ответить на вопрос: насколько обоснованными являются обвинения, которые неоднократно озвучивались в СМИ?

В частности, в прошлом году САП ставила Продану в вину приобретение недвижимости в Турции. Дома на турецком курорте якобы оформили на его приятеля, но по факту они принадлежали руководителю Фискальной службы.  По версии следователей, сумма незадекларированного имущества составила 89 млн. грн. В марте 2019 года НАБУ закрыло уголовное производство в отношении Продана на основании решения Конституционного суда, признавшего статью Уголовного кодекса о незаконном обогащении не соответствующей Конституции. Адвокаты Продана тогда заявили, что дело в любом случае было бы закрыто, так как доказательная база в деле отсутствовала. К такому же мнению склонялись и политические эксперты, называвшие дело Продана не более чем методом «сдерживания» премьер-министра, мечтавшего о собственной политической карьера вне команды Порошенко. По словам журналиста Кирилла Сазонова, и.о. главы ГФС подставили – руководители СБУ, с которыми у Продана был конфликт, сфабриковали фейковую переписку в мессенджере. На ее основании затем раскрутили дело и предъявили обвинения.

На сегодняшний день дело закрыто, но вопросы (согласимся с Анатолием Гриценко) остались.  И они даже не связаны с перепиской. С ней как раз все более-менее понятно. Экспертизы, в том числе и заключения, составленные государственными экспертами, показали, что версия с найденной у водителя Продана при обыске флешкой не выдерживает критики. Файлы переписки кем-то намеренно создавались, причем с ними продолжали «работать» уже после официального изъятия.

Не до конца закрытым можно назвать лишь вопрос, почему же Продан выехал из Украины в ноябре прошлого года? Именно на факте внезапного отъезда чиновника во многом строилось логическая цепочка прокуратуры: «уехал, следовательно, понимал, что виноват». Именно факт отъезда и породил скандал в СМИ.

Адвокаты Продана утверждают, что он готов пройти проверку на полиграфе. Скрывать ему нечего: выезжал по приглашению немецкой клиники, курс лечения был запланирован заранее. А перед отъездом неоднократно обращался в прокуратуру с предложением прийти и дать показания. Впрочем, проверка на полиграфе — это скорее игра на публику, которая не несет никаких последствий. Более весомым и вполне официальным подтверждением того, что САП намеренно манипулировала информацией, пытаясь оговорить Продана, может стать результат расследования, которое сейчас проводит ГБР.

Уголовное производство открыто против прокуроров САП, в прошлом году готовивших материалы дела Мирослава Продана. Обвинение в подлоге следователи ГБР готовятся выдвинуть начальнику шестого отдела Сергею Козачине и заместителю главы САП Владимиру Кривенко.

Заявления о том, что Кривенко и Козачина совершили подлог, адвокаты Продана отправили в Государственное бюро расследований еще в январе 2019 года. Производство №62019000000000278 в ГБР открыли 6 марта, что по времени совпало с закрытием дела самого Продана.

Но политическая ситуация на тот момент, видимо, не способствовала быстрому реагированию со стороны ГБР. На тот момент команда президента по-прежнему нуждалась в рычаге влияния на премьер-министра, который отнюдь не горел желанием поддерживать Порошенко на президентских выборах. Поэтому производство вроде бы и открыли, но расследование по факту фальсификации было заблокировано.

К реальному расследованию приступили уже летом после избрания нового главы государства.  8 июля следственный судья Шевченковского районного суда Киева удовлетворил ходатайство следователя управления досудебных расследований преступлений ГБР на временный доступ к находящимся в Генпрокуратуре документам уже закрытого уголовного производства против Продана.

Изучение материалов продолжается. Но адвокаты Продана не сомневаются в успехе расследования.

Выдвинутое прокурорам САП обвинение строится на двух пунктах. Первый связан с обстоятельствами выезда Мирослава Продана на лечение в ноябре прошлого года.

Долгое время начальник шестого отдела САП Сергей Козачина, непосредственно принимавший участие в большинстве судебных заседаний по делу Продана, настаивал на взятии экс-руководителя ГФС под стражу, поскольку тот якобы пытался избежать встречи со следователями. Прокурор утверждал, что 2 ноября отправил Продану повестку с вызовом в САП, после чего чиновник спешно выехал за границу.

Однако документы свидетельствуют, что повестку Продан физически не мог получить, так как канцелярия прокуратуры зарегистрировала документ лишь 6 ноября, о чем свидетельствует штамп на документе. А  5 ноября экс-глава ГФС уже находился в Германии. Так что, о повестке перед выездом он никак не мог догадываться.

— Сергей Козачина не имел правовых оснований утверждать, что Продан знал о повестке, избегал контактов со следствием.  Прокурор сознательно исказил информацию в материалах, которые были предоставлены суду, и вводил судей в заблуждение. Козачину почему-то не смущал даже тот факт, что Мирослав Продан неоднократно на протяжении нескольких месяцев обращался в САП с предложение дать показания. А после лечения в Германии добровольно вернулся в Украину. Причем сообщил о дате своего возвращении в САП, — утверждает адвокат Продана Ольга Просянюк.

Юрист считает, что прокурорам поставили задачу взять Продана под стражу, создав эффектную «картинку» для телевизионных новостей. В САП ее выполняли, причем противозаконными методами.

Манипулировал фактами и коллега Козачины Владимир Кривенко. В одном из ходатайств он указал, что 2 ноября 2018 года прокуратура направила Государственной пограничной службе поручение сообщать о фактах пересечения Проданом границы. Но в действительности такое поручение отправили только 5 ноября, уже после выезда Продана, а взять его в работу пограничники реально смогли несколькими днями позже.

— Все указывает на то, что прокуратура поджидала выезда Продана, чтобы организовать скандал. Все свои действия они начали, как только получили информацию о пересечении Проданом границы. Была задача, искажая факты, создать ему имидж беглеца, вина которого очевидна и без доказательств, — считает Просянюк.

Любопытно, что несостыковки по времени сопровождают дело Продана с самого начала. Например, 9 июля 2018 года СБУ слила «дружественным» блогерам-псевдорасследователям информацию о «недвижимости Продана» под Киевом. Хотя следствие, если верить материалам дела, могло «узнать» о доме, оформленном на другого человека, лишь через несколько дней.  То есть с распространением фейка вышел фальстарт – разгонять скандал начали раньше, чем следствие получило «факты». К слову, впоследствии было доказано, что Мирослав Продан ни разу не был в доме, который ему приписывали. Но прокуроры этот факт также проигнорировали.

Однако вернемся к прокурорам САП. Второй пункт обвинения строится на том, что в материалы дела в Специальной антикоррупционной прокуратуре «подшили» показания ключевого свидетеля Виталия Астахова, от которых тот еще еще несколько месяцев назад  в присутствии следственного судьи… отказался. Дело было так. В конце августа прошлого года Астахова, который занимается недвижимостью в Турции, вместе с семьей задержали на границе и отправили в Киев. По словам бизнесмена, ему предложили сделку: или он хотя бы в виде предположения заявляет о возможной связи Продана с недвижимостью его приятеля в Турции, или отправляется в камеру с туберкулезными больными. Когда Астахова отпустили, он потребовал допросить его в присутствии следственного судьи. И от показаний, которые из него выбили угрозами и шантажом, отказался. Впоследствии бизнесмен поплатился за свою несговорчивость – его бизнес в Одессе правоохранители практически уничтожили, обвинив в фиктивном предпринимательстве.

— Показания Астахова в суде прокуроры предпочли проигнорировать! Сергей Козачина продолжал ссылаться на показания Астахова как на свидетельство связи между Проданом и турецкой недвижимостью его кума Максима Павицкого, — говорит Ольга Просянюк.

Важно отметить, что для Сергея Козачины сложные времена настали еще до того, как ГБР вплотную занялось фактами фальсификации материалов дела Продана. Руководитель Специализированной антикоррупционной прокуратуры Назар Холодницкий забрал у него десятки дел, утверждая, что прокурор ненадлежащим образом выполнял свою работу. Так что расследование ГБР может окончательно похоронить карьеру Козачины в органах прокуратуры.

Олег Бойко