Секс и пытки. Что происходит с расследованием тиндер-скандала вокруг «украинского ФБР»

1067

Разгоревшийся в ноябре минувшего года секс-скандал в социальной сети Tinder, в котором фигурировала студентка Наталья Бурейко и Александр Варченко, супруг заместителя главы ГБР Ольги Варченко — вышел на новый виток.

После возбуждения Военной прокуратурой уголовных дел, а также громкого задержания политтехнолога Владимира Петрова и известного блогера Александра Барабошко, главный свидетель следствия Владимир Коваль неожиданно отказался от своих показаний, которые ранее дал под присягой в суде и на которых, по большей части, основывается  канва обвинений против Петрова и Барабошко.

По утверждению Коваля, вся эта история была сфабрикована группой политиков, что бы отомстить Владимиру Петрову за его медийную деятельность. В частности, за проект «Школа коррупции» и связанные с конкурсными комиссиями ГБР расследования. А показания он дал вынуждено и под давлением силовиков. В свою очередь, следствие изменило процессуальный статус Владимира Коваля и из свидетеля он превратился в подозреваемого.

На днях Печерский суд столицы избрал ему меру пресечения в виде круглосуточного домашнего ареста с электронным браслетом.

«Страна» побывала в судебном заседании, попыталась разобраться в происходящем и узнала новые детали скандала.

Развод супругов Варченко или с чего все началось 

По версии следствия, эта история началась в 2018 году после того как журналист «Школы коррупции» Василий Крутчак обнародовал информацию о семейной жизни заместителя главы украинского ФБР Ольги Варченко. Он сообщил, что высокопоставленная чиновница фиктивно развелась со своим супругом — замначальником Департамента защиты экономики Нацполиции Украины Александром Варченко, чтобы скрыть записанную на нее недвижимость и поставить мужа в приоритетную очередь на получение квартиры по месту работы.

Для того, чтобы подтвердить эту информацию и продемонстрировать, что семья Варченко по прежнему проживает вместе — журналист показал зрителям фотографию автомобиля Ольги Варченко за рулем которого находился ее бывший супруг.

«Мы не могли оставить это видео без внимания, поскольку расследовали не связанное с секс-скандалом уголовное дело, в котором Ольга Варченко проходит как потерпевшая, — заявили прокуроры в судебном заседании по избранию меры пресечения Владимиру Ковалю. — Когда выяснилось, что обнародованную Василием Крутчаком фотографию украли из закрытой базы данных «Безопасный город» было возбуждено уголовное дело…».

Приблизительно в это время, вокруг четы Варченко разгорелся еще один скандал. На этот раз в соцсети Tinder. Студентка Наталья Бурейко сначала обвинила супруга заместителя главы украинского ФБР Александра Варченко в сексуальных домогательствах. А затем заявила в интервью «Стране», что продала свой аккаунт за 1 500 гривен, которые так и не получила.

Более того, по ее словам, все случившееся было провокацией против Ольги Варченко с целью подорвать ее профессиональную репутацию.

Такого же мнения придерживается и следствие. По версии силовиков, организатором этой громкой истории является политтехнолог Владимир Петров. Исполнителями — Александр Барабошко, Владимир Коваль и четверо помощников последнего, которые не были посвящены в замысел организаторов.

Фотографию автомобиля Ольги Варченко из базы данных «Безопасный город», как считает следствие, передал Василию Крутчаку как раз Владимир Коваль. Он же, по заказу Владимира Петрова и при посредничестве Александра Барабошко, по версии прокуратуры, управлял аккаунтом Натальи Бурейко.

«Именно в квартире, которую арендовал Владимир Коваль было сделано злополучное фото букета цветов и куриных лапок ставшее настоящей сенсацией в соцсетях, — утверждает следствие. — Мол, смотрите как Александр Варченко запугивает бедную студентку».

Корпоративные войны и медийные скандалы 

Владимир Коваль все сказанное выше отрицает. Говорит, что с Владимиром Петровым знаком лишь шапочно и никаких заказов от него не получал. С Александром Барабошко дружит со студенческих времен, но коммерческих дел не имел. Злополучную фотографию Василию Крутчаку не передавал.

Накануне суда об избрании меры пресечения Владимир Коваль заявил «Стране»: «Насколько я могу судить из материалов дела, единственным кого можно пытаться считать организатором на уровне следствия основываясь на показаниях третьих лиц — это только меня. А так это или нет, должен решать суд».

Уточнять, что конкретно он имел в виду — Владимир отказался.

Ему всего 21 год. По его словам, он был отчислен со второго курса философского факультета университета им. Шевченко из-за того, что организовал громкие коррупционные расследования против руководства учебного заведения в рамках проекта «Шевопил» (аналог знаменитого «Роспила» Алексея Навального). После чего закончил школу журналистики при интернет-издании «Украинская правда». Но работать в УП не захотел.

— Я устроился на работу в SMM-отдел в интернет-газете «Буквы», — рассказывает он. — Позже его и возглавил.

— Говорят, это сайт принадлежит народному депутату Александру Грановскому? 

— Слухи ходят разные, свечку не держал.

— Но потом ты все же работал в близких к нему компаниях? 

— Да, я работал в юридической компании, близкой к этому народному депутату.

К слову, именно в этой юридической компании Владимир Коваль, вероятно, и получил профессиональный опыт, который помог ему разыграть комедию с Натальей Бурейко и куриными лапками.

«Эта компания обслуживает предприятия, которые конфликтуют с другими компаниями, — считают в адвокатских кругах. — Помогает клиентам решить юридические вопросы. Освещает их позицию в соцсетях и СМИ. А так же проводит различные акции, что бы подорвать репутацию и оказать психологическое давление на оппонентов своих клиентов. Например, в Харькове была организована настоящая травля одного из судей с целью заставить его вынести судебное решение. Вначале, в закрытых и открытых источниках на судью собрали компромат и опубликовали его в СМИ и соцсетях. Затем, наняли «титушек», которые принесли к дому судьи венок и гроб. В результате судья был вынужден уйти в отставку.

Еще одна жертва компании: хозяин одного из известных фестивалей. Его публично обвинили в том, что выезжая со двора он сбил щенка. Подняли шум в обществе защиты животных и в соцсетях. Писали письма инвесторам фестиваля о том, что человек с такой репутацией не может быть бизнес-партнером. И это при том, что никакого ДТП на самом деле не было. А шумиху заказали конкуренты предпринимателя».

Сам Владимир Коваль эту информацию подтверждает только частично: «Я занимался в этой юркомпании информационным сопровождением конфликтов. Специфика работы заключалась в информационном обслуживании и сопровождении проблемных активов и споров вокруг этих активов. А так же разного рода корпоративных конфликтов. По сути, это была работа коммуникатора. Я связывался с разными СМИ и лидерами мнений, что бы помочь клиентам обнародовать интересующую их информацию. Ничего уголовного в этом нет».

— Ты понимаешь, что такую работу с морально-этической точки зрения можно назвать грязной? Ведь, по сути, ты заказывал блогерам и СМИ компрометирующие публикации? 

— Конфликты — это часть жизни. Бизнес-войны были и будут. Я не вижу ничего аморального в том чтобы помогать доносить кому-то свою точку зрения.

Спустя год Владимир Коваль поссорился со своими работодателями и решил уйти «на вольные хлеба». Вместе с товарищем он создал аналогичную структуру и продолжил работу в сфере бизнес-конфликтов.  В качестве офиса использовали квартиру, которую арендовал Владимир Коваль. Кроме того, парни наняли стрингеров, которые помогали им в работе.

Профессиональная деятельность, по мнению Владимира Коваля и стала причиной того, что он оказался в эпицентре скандала с четой Варченко.

«Некоторых людей с моей старой работы раздражало, что я создал конкурирующую компанию, у нас несколько раз пересекались интересы и их руководство болезненно на это реагировало, — признается он. — Я знаю, кто меня подставил, кто в этом принимал участие и кто этому подыгрывал. Это близкое окружение депутата, который был упомянут».

Флешка и ноутбук с компроматом на чиновников 

«Восьмого ноября минувшего года мне позвонил близкий к народному депутату человек (о котором, мы с вами уже говорили) и передал от  него самые теплые пожелания, — продолжает Владимир Коваль. — А также ультиматум, который я не мог принять в силу морально-этических причин. С этого момента я понимал как будут развиваться события, хотя и не ожидал катастрофы такого масштаба. А также то, что в нее будет втянуто такое количество людей».

— И ты решил спрятаться в квартире своей сотрудницы? 

— Во-первых, эта девушка моя приятельница. Во-вторых, я не скрывался. Это мой обычный образ жизни — иногда гостить у друзей. Кто же знал, что утром 15 ноября сотрудники Военной прокуратуры вынесут дверь в квартире этой девушки и устроят обыск? Ввалились, избили меня, требовали чтобы я дал показания против народного депутата Глеба Загория и его супруги…

— В интервью «Стране» народный депутат Сергей Лещенко заявил, что скандал вокруг четы Варченко «заказали» депутаты из БПП Александр Третьяков и Глеб Загорий. Якобы, при помощи главы ГБР Романа Трубы они собирались взять под контроль ГБР. Ведь в ближайшее время этому ведомству должно быть передано все следствие и оно станет самым главным правоохранительным органом Украины. В свою очередь, по слухам, Ольга Варченко является креатурой Александра Грановского. То есть, получается, что тебя просто нанял один клан — Загория, чтоб дискредитировать другой клан — Грановского?

— Не знаком ни с Глебом Загорием, ни с его окружением, — говорит Коваль. — Я знаю, что вокруг ГБР есть конфликты, но мне сложно судить, кто в них может участвовать.

Обыск в квартире подруги Владимира Коваля, по его словам, длился около пяти часов. Правоохранители изъяли компьютер и ноутбук девушки, на которых хранилась компрометирующая высокопоставленных чиновников информация. После обыска Владимир Коваль и все его помощники были задержаны. По словам парня, под давлением он был вынужден дать показания против Владимира Петрова в суде под присягой, чтобы силовики отпустили домой его товарищей.

— Если тебя действительно избивали, почему ты не снял побои и не обратился в правоохранительные органы? 

— Мне нравится как легко и весело вы об этом спрашиваете… Безусловно, мне не хватило правовой грамотности. Кроме того, нужно понимать, что я находился в атмосфере абсолютного, тотального «мусорского» беспредела. Был огромный физический и психологический прессинг на меня и на мое окружение, в результате чего я подписал показания на Петрова, под условие освобождения пяти человек. Серьезных следов побоев у меня не было, поэтому мысли о том, что надо снимать ссадины у меня просто не возникло.

— Почему ты в таком случае, сразу не отказался от показаний если давал их под давлением? 

— Я сделал это при первой же возможности. Как только она у меня появилась, я нашел адвоката, он вошел в курс дела (это же не один день, надо разобраться) и я обратился в Государственное бюро расследований с заявлением о должностных преступлениях сотрудников Военной прокуратуры. Из открытых источников мне известно, что с аналогичными заявлениями обращались также Василий Крутчак и Александр Барабошко. Было открыто уголовное производство в котором я являюсь потерпевшим. После целого ряда следственных действий со стороны ГБР (документирования незаконной деятельности Военной прокуратуры) я выступил публично.

Майор из СБУ и фармацевты 

Между тем, согласно представленным в суде данным следствия Владимир Коваль все же сотрудничал с группой Владимира Петрова. Но до истории с «куриными лапками» общался только с Александром Барабошко. Об этом свидетельствует переписка блогеров, Коваля и его стрингеров в закрытой группе в соцсети Телеграм, которую восстановило следствие. А так же более ранние показания Коваля в суде под присягой.

«Группа Коваля знала, где брать закрытую информацию и как ее анализировать, — заявило следствие в судебном заседании во время избрания меры пресечения Владимиру Ковалю. — У них голова под это была заточена. А клиентов на покупку таких данных хватает. Они нужны бизнесу, журналистам, пиарщикам, политтехнологам».

В частности, клиенты обращались к Ковалю, если нужно было собрать информацию о каком-то человеке с просьбой «пробить его номер». А Коваль в свою очередь, по данным следствия, покупал эту информацию у майора СБУ одного из регионов страны всего за $130! Получив от майора данные о том, кому звонил абонент, кто ему звонил, какие смс-ки он получал, длительность разговора и места нахождения абонентов — люди Владимира Коваля ее анализировали. А также проверяли все указанные номера через Google и соцсети, чтобы установить фамилии людей с которыми разговаривал абонент.

После чего, готовили в виде презентации анализ сотовых соединений абонента и продавали ее заказчику за $400-600. Примечательно, что по версии силовиков Владимир Коваль и майор лично знакомы не были. Фамилий и имен друг — друга не знали, общались исключительно под «никами». Сотрудничать они начали, якобы в группе Телеграм под названием «Темы Украины».

Сейчас майор привлечен к уголовной ответственности по статье 163 УК (нарушение тайны переписки и телефонных переговоров). По месту работы он получил три выговора, но до сих пор с ними не ознакомился. Поскольку находится на больничном.

Александр Барабошко, по данным следствия, заказывал Владимиру Ковалю «пробивку номеров» несколько раз. В том числе, речь шла и о номере известного журналиста Романа Бочкалы. Блогера интересовали связи журналиста с фармацевтической королевой Украины — Филей Жебровской. Этот вопрос также обсуждался фигурантами дела в группе в соцсети Телеграм.

Более того, у следствия, якобы имеется на руках подготовленный группой Коваля анализ соединений Романа Бочкалы.

Любопытно, что, по данным следствия, до этого блогер несколько раз лично приезжал к Роману Бочкале и просил его оставить тему фармацевтического завода «Дарница», который принадлежит Глебу Загорию.

Поскольку в это время Бочкала как раз готовил сюжет о митинге сотрудников предприятия против незаконной застройки территории завода, вероятно у Загория заподозрили, что Бочкала работает по заказу Жебровской.

«Я не следователь и не могу утверждать, что кто-то «пробивал» мой телефон, — сказал «Стране» Роман Бочкала. — Но я признан потерпевшим и следствие показывало мне материалы, которые могут говорить об этом факте. Еще летом Александр Барабошко приезжал ко мне и просил сдалать так, что бы проект «Стоп коррупция» не разрабатывал тему фармацевтического завода «Дарница», где людей незаконно выселяли с расположенных на территории предприятия общежитий. Мол, к этому предприятию имеет непосредственное отношение народный депутат Глеб Загорий, который Барабошко и Владимиру Петрову много помогает. Я сказал, что это невозможно. После чего, Александр Барабошко намекнул, что есть возможность материально меня отблагодарить. Он так же пытался выяснить сотрудничаю ли я с конкурентом «Дарницы» — Борщаговским Ххимфармзаводом, который ассоциируют с Филей Жебровской. Мол, мы тебе можем сделать более выгодное предложение. Но, я с этой компанией никогда не работал и смысла в обсуждении этой темы с Барабошко не видел. Так, что его попытки меня уговорить ни к чему не привели».

В тоже время, сам Александр Барабошко отрицает факт этой встречи и разговора. «Я к Роману Бочкале не ездил. И не о чем не просил», — сказал он «Стране»

Капитан УДО и «Безопасный город»

Любопытно так же, что по данным следствия, помимо сотрудника УСБУ у Владимира Коваля были и другие источники информации. Какое-то время назад через общих знакомых он вышел на капитана УДО, у которого был доступ к закрытым базам информации. В том числе, к базе «Безопасный город». Именно у него по заказу блогера Баробошко — Коваль и приобрел злополучную фотографию автомобиля Ольги Варченко. Причем, всего за 200-250 гривен. Сегодня сотрудник УДО является подозреваемым по статьям 182 и 361 УК (нарушение неприкосновенности частной жизни; несанкционированное вмешательство в работу электронных систем). Он признал свою вину и уволен из УДО по собственному желанию.

«Я слышал выпады в адрес Военной прокуратуры, что мы ведем не профильное дело, — заявил в эфире у Романа Скрыпина главный Военный прокурор Анатолий Матиос. — Все это безосновательные заявления, учитывая что в деле фигурируют сотрудник спецслужбы и УДО».

«Я никогда не был знаком с майором УСБУ и капитаном УДО, — утверждает в свою очередь Владимир Коваль. — До истории с уголовным делом даже фамилий этих не слышал».

Отличаются версии Владимира Коваля и следствия и в других важных моментах. Например, по словам Коваля, накануне скандала с «куриными лапками» он совершенно случайно встретился с Владимиром Петровым в коридоре студии Довженко. А по мнению силовиков, Коваль приезжал к политтехнологу, чтобы согласовать план компрометации Ольги Варченко. После чего, утверждают правоохранители, Барабошко передал Ковалю гонорар в размере 9 500 долларов США. Сам Владимир Коваль факт передачи денег отрицает.

«Я вам больше скажу. Первый вариант моих показаний, который был подписан в суде, впоследствии силовиков не устроил, поскольку в нем не было состава преступления. И они не давали оснований для привлечения Владимира Петрова к ответственности. Поэтому, в ночь с 28 на 29 ноября меня снова вызвали в прокуратуру и предоставили мне новый вариант показаний, который прокуроры сделали самостоятельно.

В этой версии была четко прописана организаторская роль Владимира Петрова. А также фигурировали фамилии Александра Барабошко и Василия Крутчака. Хотя раньше их не было.

Подписывать бумаги на Барабошко и Крутчака я категорически отказался. Мы с прокурорами спорили почти до трех утра. После чего я все-таки подписал показания на Владимира Петрова. А фамилия Александра Барабошко была вписана в показания других лиц, которые с ним насколько мне известно даже не знакомы.

— Твоих людей? 

— Людей, которые являются свидетелями в производстве, и с которыми я хорошо знаком. Точнее говорить не могу. Это может быть расценено, как давление на следствие.

Владимир Петров, как мы уже сообщали,  считает происходящее местью политиков за профессиональную деятельность и разоблачения коррупционеров во власти. Недавно Владимир Петров заявил о том, что принял решение баллотироваться в президенты. Блогер Александр Барабошко (который заявляет, что невиновен и  стал жертвой провокации силовиков) после внесения залога в размере 3 миллионов гривен был освобожден из СИЗО и находится под домашним арестом.

Тем временем, драка за ГБР продолжается. Если будет доказана прямая связь Трубы с организаторами тиндер-скандала против его заместительницы «украинское ФБР» вполне может поменять руководителя.

Собственно для этого и пробивается связь исполнителей наезда на Варченко с нардепом Загорием, который, по данным СМИ, имеет большое влияние на Трубу. По слухам, Загорий, а также его жена, активно занимается «разруливанием» истории с тиндер-скандалом (в том числе и в медийной сфере).

Правда, официально связь с ним нардеп отрицает. Его комментарий «Стране» пока получить не удалось.