Сегодня события недели мы обсуждаем с народным депутатом Украины Сергеем Березенко.

Здравствуйте, Сергей Иванович. Что нам мешало за полтора года выбрать легитимную ЦВК?

Представление о ЦИК вносится президентом Украины после консультаций с парламентскими фракциями. Представьте себе, если бы мы после президентских выборов начали консультации с фракциями, которые были в парламенте, включая коммунистов, «Партию регионов», и каждый из них порекомендовал бы нового члена ЦИК. Поэтому абсолютно логично, что мы шли на парламентские выборы со старым составом ЦИК.

«Оппозиционный блок», «Видродження» — они никуда не денутся. Мы так и не будем переизбирать ЦВК до конца работы этого парламента?

Президент очень четко сказал: заканчиваются выборы — меняем этот состав ЦИК. 29 ноября проходят последние выборы — и все, точка. ЦИК исчерпала себя полностью. Но в ЦИК есть много абсолютно порядочных людей, к которым я отношусь с большим уважением.

Чем эти выборы отличались от прежних?

Мировое сообщество и мониторинговые миссии, которые следили за выборами местных советов, сказали, что эти выборы были достаточно честными. Даже по результатам второго тура городских голов, где была ожесточенная борьба, нарушений не было зафиксировано в таком количестве, как было ранее.

Как вы считаете, то, что чиновники перед выборами ездят по городам, это допустимые вещи?

Все зависит, в первую очередь, от кандидата и программы, с которой он идет на выборы, а не от чиновников.

Нужен ли нам новый закон о выборах народных депутатов?

Нам нужно вносить изменения в части отзыва народных депутатов, если они не выполняют свои функции: если они не ходят, не занимаются законотворческой деятельностью, если они ведут себя неприлично в зале, опускаются до драк. Это должны быть изменения в регламент.

Часть депутатов все время говорит о своих зарплатах.

По моему убеждению, это популистское решение — платить зарплату депутату в 400-500 долларов и ждать от него объективного принятия решений, и что он не будет иметь соблазн взять копеечку от той или иной финансово-промышленной группы. Я убежден, что берут. Кто-то краснеет и берет, кто-то берет просто потому, что считает, что он пришел в парламент для того, чтобы таким образом заработать. Приличные зарплаты депутатов, содержание помощников — бюджету Украины это все обошлось бы в 10-15 млн долларов в год. А сколько лоббистских законов проводится через парламент финансово-промышленными группами и насколько страдает бюджет Украины. Я думаю, что это сотни миллионов долларов.

А есть сейчас доплаты депутатам?

Мы стараемся поддерживать наших депутатов по округам. То есть у нас есть открытые счета нашей партии, и мы поддерживаем мажоритарщиков по округах. Помогаем открывать им приемные и т. д.

Большая зарплата, например в 4000 тыс. долл., как было раньше, остановит народных депутатов от того, чтобы лоббировать законы за деньги, от того, чтоб подавать запросы депутатские за деньги?

Надо все сделать для того, чтобы ответственность депутата была гораздо выше, и для многих депутатов это может быть выходом из ситуации, когда этих средств ему будет хватать. В сравнении с предыдущими парламентами, людей, которые имели свою точку зрения на многие вопросы и были независимыми, было раньше больше.

Возможно ли сегодня переформатирование коалиции?

Коалиция абсолютно живая – более 270 мандатов, значит, мы можем принять любые решения. Надо работать и разбираться, что нас разъединяет, или идем на перевыборы. Никакой ширки с представителями «Оппозиционного блока», с другими политическими силами в этом парламенте не будет. Результаты выборов показали, что наш средний рейтинг по стране 21-22%. Это такой же рейтинг, который мы имели год назад, когда пришли в парламент.

Будет ли ВР денонсировать закон о свободной экономической зоне в Крыму? Будете ли вы инициировать закон о санкциях по отношению к Крыму?

Ситуация зашла уже так далеко, что Россия однозначно утверждает, что это ее территория, а мы понимаем, что это аннексированный Крым, и, безусловно, что те недостатки, которые были в законах, надо менять. А что касается Крыма, санкций, то надо определиться – там живут украинцы или там живут исключительно русские. Там живет крымско-татарский народ, за который мы переживаем.

Там живут украинцы и крымскотатарский народ, но эта территория оккупирована.

Это вопрос морали. Но что касается блокады, то надо продолжать продуктовую блокаду, показывать, что Украина разными способами, не военными, будет бороться за то, чтобы Россия поняла, что захватывать территорию государства, которое ты называешь братским, невозможно. Правильно ли развиваются вопросы энергетической блокады – это большой вопрос.

Почему отменили брифинг по Майдану с участием трех ведомств?

У меня нет ответа на этот вопрос. 26 приговоров, 119 дел, переданных в суд, 270 подозрений, которые выданы людям, совершенно конкретные имена – Сивкович, Янукович, Клюев. Все есть. Если прокуратура не может объяснить и показывать, что она делает каждый день – это проблема. Генеральная прокуратура должна или меняться, или по-офицерски написать заявления.

Возможно, нам надо отставить в сторону принципы личной преданности, политической целесообразности и вернуться к профессионализму для назначения людей на должности, включения людей в партийные списки?

Очень важно, чтобы мы не стерли ту грань, за которую нельзя переходить. У нас уже в парламенте это назревает, когда народный депутат — это не большое качество профессионала, не большое качество интеллектуала, который должен не своим словом доказать свою правоту и убедить оппонента, а пнуть ногой, дать пощечину, накричать. Хотя, на удивление, запрос на такие политические силы есть.

Многие говорят, что ВР 8-го созыва самая пиарная. Возможно, нам нужно реформировать саму ВР и ее работу, потому что абсолютное большинство депутатов не читают законы, за которые они голосуют. Для многих физически невозможно разобраться, что в этих законах написано. Люди голосуют за то, что им скажет руководитель фракции.

ВР – это зеркало того общества, которое избирает тех депутатов. Есть ряд законов, которые ты просто не успеваешь прочитать. Но для этого есть фракция, есть коллеги, которые работают в том или ином комитете, которые объяснят — пойдет на пользу Украине закон или нет. Для того мы собираемся на фракции, для того работаем очень тяжело друг с другом. Но, объективно, даже те законы, которые мы проводим по евроинтеграции, уровень того материала, который там выложен, гораздо выше уровня многих депутатов, которые, не понимая сути, начинают искать там какие-то загогулинки для того, чтобы раскритиковать и поднять рейтинг.

Депутаты от БПП зарегистрировали в ВР законопроект, позволяющий получить в пользование на 50 лет сельхозземли страны фактически бесплатно. Может ли это быть и проголосует ли за это зал?

Я не знаю про этот закон, но, очевидно, это связано с соглашениями о распределении продукции, которые сейчас действуют в Минэкологии по добыче полезных ископаемых, нефти, газа. Приглашается большая компания, они вкладывают большие деньги в разведку, разрабатывают месторождение, и тогда совместно распределяют добытую продукцию вместе с государством. Если такая же логика заложена в этом законе, когда государство получает продукцию и средства от ее реализации, возможно, он имеет какой-то смысл. Но я так понимаю, что это только первое чтение, и только внесен закон – надо детально разобраться.

Как вы считаете, близок ли Яценюк к уходу?

Мне кажется, что этот вопрос в руках самого Арсения Петровича. Когда ты работаешь на такой высокой должности, когда от тебя зависит развитие экономики, то надо смотреть на какие-то макропоказатели. Если ты видишь, что идет спад, если ты видишь, что страна недовольна темпами реформ, которые проводятся — надо критически посмотреть на себя. Люди теряют надежду, а когда является недоверие людей к правительству – ничего не будет. Лучше отойти или перезагрузиться.

Лещенко, депутат вашей фракции, обвинил АП в сговоре с Иванющенко. На вопрос, почему он не выходит из фракции, Лещенко сказал, что все дело в императивном мандате. Действует ли у нас в парламенте императивный мандат? Насколько глубоки разногласия между Сергеем Лещенко и фракцией? Что вы знаете о сговоре АП с Иванющенко?

Мне сложно комментировать фантазии Лещенко. Он, безусловно, хороший журналист, но, наверное, не до конца понимает функцию, что такое народный депутат. Надо искать, что соединяет в той сложной ситуации, а не постоянно искать то, что разъединяет. Мы, наверное, уникальная фракция власти, из которой выходят депутаты. Еще ни к кому не применили императивного мандата. Мы никого насильно не держим. Чем быстрее мы сделаем команду плотной и одним коллективом, который способен принимать решения – тем большим будет успех. Зачем работать с депутатами, которые все равно не придут и не проголосуют. Среднее голосования по фракции – 110-120 депутатов. 20 или недисциплинированные, или имеют позицию. Заявления ее — будь честным перед собой и перед той политической силой, которая подарила тебе место в списке и провела тебя в парламент.

Геннадий Корбан назвал Игоря Кононенко организатором своего ареста. Действительно ли Кононенко — коммуникатор между президентом и властными структурами? И правда ли, что вас готовят на должность руководителя фракции?

Мне кажется, что в нашей стране появилась такая профессия – информационные киллеры. Если ты хочешь очернить какого-то человека и имеешь для этого ресурс – ты можешь давать неподтвержденные тезисы и потом разгонять по телеканалам неделю-другую, и люди начинают верить. Игорь Кононенко никогда не хотел идти в политику, не хотел быть народным депутатом. Он очень хороший менеджер и на удивление открытый и прозрачный бизнесмен. Игорь — единственный бизнесмен, который с 1999 года декларирует свои доходы, и все эти декларации он передавал движению «Честно», и у движения «Честно» нет ни одного вопроса к нему. А я хотел быть в политике, я чувствую в себе силы строить партию, и для меня это важно.

Почему прокуратура возбуждает уголовные дела, а судьи отказываются их ратифицировать, по сути?

Мы заявили, что мы имеем в стране коррумпированную судебную систему, что мы будем бороться и всех судей поснимаем, и это говорят политики, которые занимают очень высокие должности в нашем государстве, и после этого мы ждем, что эти судьи не поддадутся, чтобы заработать лишнюю копейку, понимая, что они уже на выходе. Эта система работает сегодня на полное сопротивление. Судьи ищут в первую очередь выгоду, нежели объективное решение. Много есть ситуаций, когда судья покрывает судью. Судебная реформа неизбежна – если мы ее сейчас не проведем, мы потеряем государство. И судебная реформа должна быть отражена в Конституции, это второй этап после децентрализации.

Чем плодить много разных площадок для борьбы с коррупцией, не проще ли было бы внести закон о госслужбе, который бы предполагал, в том числе, и конфискацию имущества любого госслужащего, который не может подтвердить свое имущество официальными налогами и своей зарплатой.

Сейчас принят закон, что можно конфисковать имущество у третьего лица, на которое переписано имущество. Закон о НАБ — это тоже европейская практика. Мы очень надеемся на Антикоррупционное бюро. Давайте дождемся от него результатов.

Не будет ли конкуренции между вновь созданными площадками?

Мы должны иметь конкуренцию между теми ведомствами. Именно поэтому сейчас идет переаттестация всех прокуроров.

У вас три сына. Доход у вас очень небольшой за 2014 год. Но у вас больше миллиона гривен в «Укрсоцбанке», две машины, дом и квартира. Откуда все это, если вы никогда не занимались бизнесом?

Автомобили у меня уже давно. Я имел отношение к бизнесу, и этим продолжает заниматься моя семья. Я декларирую, что тех средств хватает нашей семье для того, чтобы жить. Я работал в КГГА всего два года – я больше не был чиновником, чем был.

Вы родом из Винницы. Знакомы ли были ваши родители с семьей Порошенко?

Нет.

Знакомы ли вы с сыном президента?

Да. Два или три года.

А где вы познакомились?

Во время избирательной кампании 2012 года.

Спрашивает ли президент ваших советов сейчас?

Когда есть необходимость – да.

Кто ваш любимый литературный герой?

Воланд – «Мастер и Маргарита».

Вы были советником Черновецкого в 2007 году. Когда вы последний раз общались с Леонидом Михайловичем?

Последний раз я его видел в 2009 году, когда подписал у него заявление об увольнении.

Что вы о нем думаете как о человеке?

Это неоднозначная абсолютная личность, очень яркая. Он оставил свой след в истории, и я бы хотел на этом поставить точку.

Когда вы последний раз гуляли со своими сыновьями?

Сегодня утром имел возможность с ними быть и пообедать всей семьей. Очень счастлив от того.

Как вас приняли во фракции? Как к вам относятся?

Так же, как и я к ним. Они – мои коллеги, очень позитивно.

Ваш любимый ресторан в Киеве?

«Царское село».

Вы приглашаете жену в ресторан?

Стараюсь раз в неделю, раз в две недели это обязательно сделать.

Какой самый дорогой подарок вы сделали своей жене за годы вашей супружеской жизни?

Такой же, как и она мне – моих детей.

Где вы любите проводить отпуск и где вы провели последний отпуск?

После кампании 2015 года я со всей семьей уехал в Грецию, был на Крите, 7 дней.

Являетесь ли вы племянником Анатолия Матвиенко?

Да.

Часто ли вас упрекают в непотизме?

Мы идем совершенно параллельными путями. Он так же полноценный член фракции, как и я. И каждый имеет свое мнение по многим вопросам.

Были ли вы на последнем дне рождения Порошенко?

Мы его поздравляли в АП.

Три достижения украинского парламентаризма после Революции достоинства?

Я знаю, что удалось сделать стране в целом. Это – новая армия, это солидарность всего мира с Украиной, против российской агрессии, и начало реформы, основы которой заложила новая команда, которая пришла к власти.

Спасибо большое, Сергей.