Для рассмотрения кандидатур на должность генерального прокурора есть целый месяц. Депутаты-еврооптимисты и представители общественных организаций настаивают, что нового руководителя ГПУ должны избрать по конкурсу. Но для этого Верховная Рада должна начать рассмотрение законопроекта о назначении генпрокурора через конкурсный отбор. Как ранее рассказал народный депутат от фракции «Самопомич» Егор Соболев, законопроект об избрании нового генерального прокурора по конкурсу уже год лежит без рассмотрения. Кто должен занять кресло генпрокурора, и какими должны быть его первые действия в новой должности? Об этом, расследовании дел Майдана и дела «бриллиантовых прокуроров» в интервью рассказал начальник управления специальных расследований ГПУ Сергей Горбатюк, которого называют одним из возможных кандидатов на должность руководителя ГПУ.

Вам предлагали стать генпрокурором. Кто именно предлагал — евродепутаты?

Это была инициатива общественной организации, которая связана с расследованием дел Майдана и защитой потерпевших на Майдане. От семей Небесной Сотни, от раненных на Майдане. Они написали письмо президенту. А депутаты-еврооптимисты выступили с тем, чтобы в первую очередь было публичное обсуждение должности генпрокурора и кандидатов. Общественные организации предложили рассмотреть мою кандидатуру. А еврооптимисты предложили публичное обсуждение и принятие решения и по другим всем кандидатурам, которые предлагают представители руководства страны.

Петр Порошенко рассматривал это письмо?

Мне не известны результаты его рассмотрения. Ответ мне пока не озвучивали, да и есть еще время на рассмотрение. Целый месяц.

Вам официально власть ничего не говорила по поводу этой должности. Не предлагали должность генпрокурора?

Нет. Пока официально не предлагали.

Если бы предложили, то с чего бы Вы начали свою работу на должности генпрокурора?

Чтобы что-то делать, в первую очередь нужно иметь желание менять нынешнюю систему прокуратуры, чтобы восстанавливать доверие людей. А оно на очень низком уровне. Во многих случаях критика имеет место быть. Также должно быть понимание, как к этому идти, умноженное на ежедневную кропотливую работу. В первую очередь, нужно делать конкретные шаги.

Изначально нужно собрать всю информацию о состоянии борьбы с преступностью, состоянии работы прокуратуры. Во-вторых, должен быть сформирован план изменений и определены инструменты оптимизации штата, распределение обязанностей его выполнения. При этом должны быть сформулировано основное: это четкие принципы работы, которые должны быть доведены до сотрудников прокуратуры. Основа – это уважение и соблюдение законов вне зависимости от любых влияний. Третье – подбор кадров, чтобы работали профессиональные и компетентные, не коррумпированные люди. И жесткое реагирование на случаи нарушения законов прокурорами. А также – общие принципы честности и открытости. Работа должна быть максимально открытой, чтобы общество могло оценить нашу работу или наоборот – покритиковать, чтобы быстро и надлежащим образом на неё реагировать.

Недавно нардеп Парасюк сказал, что если бы его сделали генпрокурором, то он всех бы пересажал в тюрьму. Аргументировал это тем, что генпрокурор – это должность, на которой не расследуют, а организовывают работу. Кто может занимать эту должность, или все-таки нужен опыт работы в прокуратуре, со специальным образованием?

Я считаю, что человек однозначно должен быть подготовлен, с опытом работы. Потому, что возникает много вопросов, оперативно нужно принимать решения именно в юридической плоскости. И кроме того, должно быть само по себе знание самой системы прокуратуры, всех нюансов. Чтобы уже на должности руководителя человека не обманули. Ведь можно тому, кто не специалист, рассказать «сказок», и он поверит. Не специалист и не профессионал может быть в системе только для принятия общих политических решений. Для ограждения от давления на систему, на работников. А когда ее нужно менять и очищать, и делать это как можно быстрее, то лучше брать человека компетентного.

После увольнения Виктора Шокина и.о. генпрокурора стал Юрий Севрук. Какие еще есть кандидатуры?

Мне известно только то, что есть и в прессе. Дополнительной информации нет.

Давид Сакварелидзе как-то сказал, что после его увольнения дело «бриллиантовых прокуроров» зависнет в воздухе. А Вы как считаете?

Дело не может зависнуть, потому что уже находится в суде. Судебные заседания проходят отрыто, и каждый может видеть, что там происходит. Единственное, что может быть негативного – это затягивание рассмотрения этого дела.

Можно ли считать увольнение Шокина и Сакварелидзе намеком на конфликт Порошенко и Саакашвили?

Этого я не знаю. Думаю, что комментировать какие-то политические моменты не могу.

Ранее Вам предложили занять должность прокурора Львовской области. С чем это связано? Там раскрываемость на низком уровне, или это можно считать как повышение?

Наверное, повышение. Ведь если не справился на этой должности, то никакие должности не будут предлагать. Но официальные мотивы такого решения мне неизвестны. Но оно выглядело нелогичным исходя из того, что результаты по Майдану очень важны. На мои вопросы, как быть с расследованием дела по преступлениям во время Майдана, ведь мы только на полпути, ответили, что новый генпрокурор, который придет, сможет меня сменить на этой должности. Мол, шансы, что он меня сменит, есть, поэтому «идите туда».

Можно ли расценивать это так, что Вы дошли до какого-то уровня в расследовании, нашли что-то, поэтому власть хочет отстранить Вас?

Мне это не известно, но это не исключено. С учетом указания предупреждения, что новый генпрокурор может снять.

Если Вас переведут – дело Майдана зависнет?

Расследованием занимаются следователи и прокуроры. Дело движется постоянно, и должно двигаться, несмотря на лица. Но учитывая объем мы на полпути. И главное – не останавливаться. Моё же основное задание, кроме общего руководства расследованиями, обезопасить следователей от любого незаконного влияния на ход и результаты следствия.

Автор интервью: Алина Бондарева