Сергей Лямец: «Портрет понял, что Ложкин его не видит»

263

«Петр Алексеевич…»

Секретарша ворвалась без стука. На бледном лице бессвязно шевелились ярко-красные губы. Трясущаяся рука сжимала мобильный.

«В чем дело?» – ошалел Портрет от дерзости и странности.

Она застала его за нарезкой «Докторской».

«Боря… Борис Евгеньевич…»

Портрет подскочил с кресла и энергичным движением выхватил трубку.

«Алло!»

«Петр Алексеевич! – завопил с той стороны женский голос. – Спасите!»

Несколько минут кряду Портрет пытался добиться хоть какой-то информации. В конце концов, схватил пиджак с кресла и ринулся из кабинета.

«В Парус! – выкрикнул он своему водителю и охранникам. – И Диму позовите!»

Через пять минут кортеж подлетел к подъезду самого высокого офисного центра Киева. Автоматчики блокировали подъезд. Портрет и зам его администрации Дмитрий Шымкив влетели в обитый железом лифт и взмыли над землей.

«Здесь…» – только и успела пробормотать испуганная секретарша, увидев самого Портрета.

За стеклянной дверью сидел секретарь Национального совета реформ Борис Ложкин и делал очень странные движения. Бывший глава Администрации президента без остановки тыкал в карту Украины и без устали говорил. Что именно, слышно не было, но собравшиеся за столом реформаторы от ужаса вжались в стулья.

«Что тут такое?» – Портрет решительно распахнул стеклянную дверь.

Ложкин сидел спиной ко входу. Он никак не отреагировал на появление гостей и продолжал тыкать в карту.

«Тут помидоры. А тут – огірочки».

И так по кругу.

«Давно он так?» – поинтересовался Шымкив у одной из сидящих рядом девушек в дорогом синем костюме.

«Уже час…» — шепнула она.

Шымкив разогнулся и подозрительно улыбнулся.

Портрет подошел к Ложкину и положил ему руку на плечо. Тот от неожиданности вздрогнул и замер.

«Боря…» – внушительно произнес он.

Шымкив жестом показал сидящим выйти. Они мигом снялись с насеста и вылетели через стеклянную дверь.

«Петр!» – повернул голову Ложкин.

Его глаза покраснели, а лицо покрылось холодным потом.

«Петр, друг!» – прильнул к руке Портрета Ложкин.

Портрет в ужасе отшатнулся и выдернул руку.

«За год сделано многое…» – начал вдруг Ложкин и развернулся в кресле.

«Мы активно работали над улучшением экосистемы привлечения инвестиций…»

Он странно улыбнулся.

«Мы провели более сотни встреч с иностранными инвесторами…»

Портрет понял, что Ложкин его не видит.

«Сегодня к нам присоединились мистер Стив Джобс и господин Генри Форд…» – пробормотал бывший глава АП.

«Шо ты п-шь? Ты всего два раза собирался», — попытался отшутиться Портрет.

Ложкин вдруг резко развернулся и снова начал тыкать в карту.

«Тут помидоры. А тут – огірочки. Тут помидоры. А тут – огірочки. Тут помидоры. А тут – огірочки…»

Портрет громко выдохнул.

«Дима…» – пробормотал он.

Шымкив спокойно повернул к нему голову.

«Посиди с ним, я сейчас…» – сказал Портрет и вывалился из кабинета.

Шымкив спокойно обошел стол и сел напротив Ложкина. Потом перехватил его взгляд.

«Ну, и нах-я этот цирк?» – спросил замглавы АП.

Ложкин хитро улыбнулся в ответ.

«Дима, я – бизнесмен и инвестор. Я работать хочу, а не х-ней заниматься», — вполне трезво ответил он.

«А ты хоть что-то сделал?» – с укоризной спросил Шымкив.

«Поверь, я дох-я сделал. Пора рвать когти. И ты, если с…»

Тут дверь сзади распахнулась. Ввалился Портрет под руку с врачом «Скорой помощи».

«Тут помидоры. А тут – огірочки. Тут помидоры. А тут – огірочки…» – снова принялся за свое Ложкин.

Врач с невозмутимым видом сел рядом, закатал бормотуну рукав и принялся мерять давление.

«Хроническое переутомление», — грустно поднял он глаза на Портрета.

«И шо с этим делать?»

«Ну, за границей иногда полгода в клинике лежат, — развел руками врач. – В Швейцарию нужно, если человек может себе позволить…»

«Этот может позволить…»

Шымкив спокойно наблюдал за представлением. Портрет в задумчивости вытер лоб рукавом.

«Ты тут это… Держись…» – по-медведевски пробормотал он и показал Шымкиву выйти.

Врач сломал ампулу и принялся набирать в шприц какую-то прозрачную жидкость.

«Дима, забирай все на себя… – сказал Портрет, выйдя за дверь. – Сейчас он оклемается…»

Врач воткнул иглу в руку Ложкина. Президент зажмурился и отвернулся.

«А я сейчас отставку подпишу… Он давно просил…. Ну его нах-й такое смотреть», — взволнованно вздохнул Портрет и вылетел из офиса.

Шымкив неторопливо вошел в кабинет и уселся на старое место. Он сложил руки на груди и принялся с улыбкой наблюдать за несознанкой.

«Ушел?» – спросил через минуту Ложкин.

«Да».

«Все, хватит», — одернул бывший глава АП врача.

Тот кивнул и принялся паковать оборудование. Ложкин достал из кармана пару зеленых соток и сунул врачу в халат.

«Спасибо, Борис Евгеньевич», — вежливо ответил тот.

«Тебе спасибо, что выручил, — ответил Ложкин. – Только не коли меня больше».

«Так натуральнее выходит».

Бывший глава АП пожал плечами и принялся застегивать рукав.

«Что это хоть?»

«Новокаин. Можете кирпичи бить рукой», — успокоил врач и вышел.

Шымкив смотрел на Киев, распростертый внизу. Машины медленно сползали с древних холмов и ненавистно сигналили друг другу.

«Шо мне со всем этим делать?» – спокойно спросил он.

«Ты о чем?» – живо поинтересовался Ложкин.

«Еще полгода решительных реформ, и с нами точно все говорить перестанут…»

«Клоуны реформ…»

«Что?» – удивленно обернулся Шымкив.

«Мы с тобою клоуны реформ, — улыбнулся Ложкин. – Но с меня точно хватит».

«А мне оно нах-й надо?»

«Слушай, та отдай Юле, она будет рада».

Юлия Ковалив после увольнения из «Нафтогаза» как раз провисала в кадровом резерве.

«А ей оно нах-й надо?»

«Слушай, ты о себе думай», — категорично заявил Ложкин и встал.

Он подошел к шкафу и достал оттуда чудесно скроенный пиджак.

«С этого корабля давно пора съ-ывать», — посоветовал он.

Шымкив грустно посмотрел на него и ничего не ответил.

«Еще пару месяцев, и нас Танковая начнет сапогами пинать», — настаивал Ложкин.

«Это да», — согласился Шымкив.

«Так что ты походи еще немного, и через месяцок приходи поговорить. Ты человек толковый», — Ложкин повел рукой и достал из шкафа стеганную куртку с пушистым воротником.

«Слушай, нам тут надо твое обращение написать…» – вспомнил Шымкив.

«Та я уже написал все, — понял его Ложкин. – Катя перешлет».

«А ты что?» – поинтересовался Шымкив.

«А я в ресторан. Специально не ел с утра, чтоб круги под глазами, — улыбнулся он. – Ты голодный, кстати?»

«Ну не спешу пока», — кивнул Шымкив.

«Так пошли. Black Market как раз открылся».

Они обошли стол и вышли в коридор.

«Так а чего ты говоришь пора с корабля?…» – продолжил Шымкив, идя по коридору.

«Ну смотри, рассказываю…»

Лифт проглотил двух реформаторов и закрыл за ними стальные двери.

……………………………

Disclamer: Все изложенное выше является чистым вымыслом. Имена и должности придуманы. Любое совпадение с реально существующими персонажами случайно.

Во время написания текста ни один политик не страдал.

Автор: Сергей Лямец