Шарапова написала письмо болельщикам с объяснениями

312

Главная героиня мельдониевого скандала попыталась развеять сомнения в своей честности.

«Моим болельщикам.

Хочу обратиться к вам и поделиться кое-какой информацией, обсудить последние новости и рассказать, что некоторые вещи освещались в прессе некорректно, и я не намерена это так оставлять.

Вы стали для меня невообразимой поддержкой, и я очень за это благодарна. Но я знаю и то, что некоторые – не все – представители прессы искажают, преувеличивают и неточно передают факты вокруг произошедшего.

В одном из материалов говорилось, что меня пять раз предупреждали о предстоящем запрете лекарства, которое я принимала. Это неправда. Такого не было.

На самом деле, информация на этот счет предоставлялась не в виде «предупреждений» – она просто публиковалась на сайте.

Это не оправдание того, что я не знала о запрете. Я уже говорила об имэйле, который получила 22 декабря 2015-го. Тема письма была «Основные изменения теннисной антидопинговой программы на 2016-й». Я должна была уделить ему больше внимания.

Другие «предупреждения»? Они были зарыты в информационных письмах, на сайтах и в раздаточных материалах.

18 декабря я получила имэйл «Новости для игроков». Он вел на информационное сообщение на сайте с кучей информации о переездах, предстоящих турнирах, рейтингах, статистике, с доской объявлений, поздравлениями с днями рождения и – да – антидопинговыми новостями. Чтобы получить конкретную информацию о препаратах, добавленных в список запрещенных, игроку нужно было открыть этот имэйл, пролистать десяток ссылок на посторонние темы, найти ссылку «Зона игроков», ввести логин и пароль, просмотреть домашнюю страницу раздела с тремя десятками разных ссылок, найти раздел «Изменения антидопинговой программы на 2016-й», прочесть страницу с еще тремя десятками ссылок по разным антидопинговым вопросам, найти и открыть нужную, перейти на ее вторую страницу, и только там можно было найти второе название лекарства, которое я прнимала.

В общем, чтобы узнать об этом «предупреждении», надо было открыть имэйл под темой, не имеющей ничего общего с антидопинговой программой, открыть страницу, войти в свой аккаунт, искать, кликать, искать, кликать, искать, кликать, пролистывать и читать. Возможно, кто-то в прессе считает это «предупреждением». Но думаю, что большинство скажет, что докопаться до такого предупреждения довольно тяжело.

Еще была такая брошюра, которую раздавали на турнирах в начале 2016-го – уже после того, как запрет вступил в силу. Это был документ на тысячу слов, многие из которых были технического характера и набраны мелким шрифтом. Должна ли я была его изучить? Да. Но если вы посмотрите на этот документ, вы поймете, чтó я имею в виду.

Повторяю, это все не оправдания моей ошибки. Но и говорить, что меня предупреждали пять раз, неправильно.

Еще был заголовок «В обычных условиях курс приема препарата составляет 4-6 недель». Его повторили многие репортеры, не потрудившиеся рассказать своим читателям и зрителям всю историю. В ней производитель препарата говорит: «Повторять курс можно два-три раза в год. Только врач может назначать более продолжительный курс на основании обследования пациента».

Это именно то, что имело место в моем случае. Я не принимала его каждый день. Я принимала лекарство по схеме, рекомендованной моим врачом, и малых дозах, рекомендованных моим врачом.

Я горжусь своей карьерой. Я всегда была честна и открыта. Я не стала прикидываться травмированной, чтобы скрыть правду о своем тесте.

Сейчас я жду слушания ITF, на котором предоставлю свою подробную историю болезни.

Надеюсь, что мне разрешат снова играть. Но в любом случае, я хочу, чтобы вы, мои болельщики, знали правду и факты.

Мария».