Сирийский исход. Куда улетучивается «несогрешившая» и «легендарная»?..

210

14 марта 2016 года президент России В.Путин провел встречу с главой МИД России С.Лавровым и министром обороны страны С.Шойгу. Результатом встречи стало решение о прекращении российской военной операции в Сирии ввиду того, что ее основные цели достигнуты. Также было сказано о выводе большей части российской техники и военных, начиная с 15 марта.

Вполне естественно, что перед принятием данного решения российский президент по телефону проинформировал о нем президента Сирии Б.Асада. Последний высоко оценил помощь РФ своей стране в борьбе с терроризмом и разрешении внутрисирийского конфликта.

По мнению, аналитиков, на первый взгляд, это действительно смотрится и преподносится как жест доброй воли, направленный на активизацию мирного урегулирования в Сирии. Но дело в том, что мирный процесс толком еще даже не начался, и было бы странно выходить из игры на этой стадии. Поэтому есть только два возможных объяснения. Первый вариант. Россия признала, что в военном плане добилась максимума возможного. Тогда это почти поражение, т.к. ИГИЛ (организация запрещена в России) не уничтожен, боевики — выходцы из России и СНГ — живы-здоровы, террористическая угроза ничуть не уменьшилась. Второй вариант. Под «основными силами» понимаются всего лишь те войска, которые на данном этапе не очень-то и нужны. То есть много шума из ничего. Впрочем, возможен еще и третий вариант: Путин и вводил-то войска только для того, чтобы их вывести, или иначе — продемонстрировать силу без желания воевать на самом деле.

Тем не менее мировое сообщество в основном положительно оценило решение Путина, охарактеризовав его как такое, которое позволит достичь успеха на межсирийских переговорах в Женеве, хотя проявило при этом некоторую сдержанность и скепсис. По мнению аналитиков, решение о выводе было не таким уж и неожиданным в контексте российско-американских февральских договоренностей о прекращении боевых действий в Сирии и возобновлении сирийского диалога на переговорах в Женеве посредством усиления давления на своих союзников, которые в них участвуют. С одной стороны, президент Обама хочет достичь политической победы в Сирии перед тем, как покинуть Белый дом, а президент Путин пытается ослабить, а то и вовсе снять, европейские и американские экономические санкции против своей страны, которые были наложены на Россию в связи с ситуацией по Крыму и юго-востоке Украины. Кстати, именно этим и объясняется усиление давления на своих союзников со стороны Обамы, который недавно раскритиковал позиции Саудовской Аравии и Турции в вопросе по Сирии в интервью изданию «Атлантик». В свою очередь решение Путина о выводе является как бы продолжением согласованной с Обамой совместной позиции по сирийскому вопросу.

Не менее интересно и то, что решение российского президента выбило почву из под ног не только у его противников на Западе и ближнем Востоке, но также и у самой сирийской оппозиции, которая утверждала, что ввод российских войск препятствует мирному решению конфликта и меняет расстановку сил в регионе. В то же время решение о выводе удивило и союзников РФ в лице сирийцев и иранцев, несколько ослабив их несговорчивость, которую они проявляли в ходе женевских переговоров, используя фактор военного вмешательства России. Путин, во-первых, показал, что проблему надо решать немедленно. А во-вторых, он предпочел добиваться побед политическими методами посредством договоренностей с США, что, по мнению аналитиков, в будущем также поможет сближению Ирана и Саудовской Аравии.

Путин прекрасно понимает, что политическое решение сирийского конфликта привлечет на его сторону страны Персидского залива и даже сирийскую оппозицию, а также позволит перехватить инициативу по решению сирийской проблемы из рук Вашингтона. В то же время Москва не хочет терять своего влияния в регионе, которое она проводит через свой союз с Тегераном и Дамаском. Как сообщается в официальном заявлении Москвы по поводу вывода российского контингента из Сирии, «поставленные перед военными задачи в основном были достигнуты», однако угроза войны остается, что подразумевает продолжение борьбы против Исламского государства, но уже не против сирийской оппозиции. Таким образом Путин хочет попытаться вовлечь в мирные переговоры и других представителей сирийской оппозиции, и в первую очередь, курдов.

Кроме того, совершенно неизвестно количество и качество выводимых подразделений, хотя ясно одно, что военный аэродром в Хмеймиме и морская база в Тартусе остаются за Россией. Остаются также подразделения ведения радиоэлектронной и воздушной разведки для ведения наблюдения за условиями соблюдения перемирия и передвижения отрядов Исламского государства. И в связи с этим возникает вопрос: будут ли учитываться все эти объекты при заключении более широкого мирного соглашения по Сирии при участии России, США, некоторых региональных участников в лице Ирана, Саудовской Аравии, Турции и других стран? А это возможно только при условии получения Путиным гарантий со стороны США.

Среди возможных причин «внезапного» вывода российского военного контингента из Сирии некоторые эксперты видят и возможность создания курдского государства! Но это при условии, что после проведения выборов в стране будет принято решение о федеративном устройстве государства, и США согласятся с этим фактом.

Несомненно и то, что решение Москвы по выводу военного контингента из Сирии связано с уверенностью Кремля в том, что в ответ на это Запад пойдет на уступки по Украине, в контексте пересмотра экономических санкций в отношении РФ. В дальнейшем Россия, конечно же, может изменить свое решение, особенно если увидит, что ее усилия никак не повлияли на позицию ее противников. Именно с этой целью россияне и не покидают свои военные базы в Сирии насовсем. Хотя массовое возвращение российских войск в Сирию кажется маловероятным.

В итоге, несмотря на то, что социальные сети весьма бурно отреагировали на вывод российских войск («Бюджет закончился», «Так ИГИЛ еще никто не кидал», «У Путина преждевременная эвакуация»), следует все таки заметить, что одна из главных целей Путина («имиджевая»), которую он преследовал перед началом военной операции в Сирии, все же была им достигнута. Он таки заставил Запад говорить о себе, хотя мечтал, конечно, говорить на равных. Кроме того, Сирия стала шикарным современным полигоном для демонстрации возможностей нынешнего, пусть и не самого грозного, но все еще устрашающего российского оружия. За неполных два месяца операции против запрещенного в России «Исламского государства» объектами пристального внимания экспертов и СМИ стали российские бомбардировщики, крылатые ракеты, дроны, подводные лодки и ракетные катера.

Так или иначе, но, похоже, теперь Сирию ожидают так знакомые Украине призывы к федерализации, а также Женева-2, Женева-3 и так далее.

Автор материала: Марсель Бондарчук