Скандал в гребле: без министра не обошлось

399

О громком конфликте Жданова и представителей самой успешной нашей олимпийской дисциплины (три золота, два серебра, две бронзы на трех последних Олимпиадах), который показывает всю абсурдность украинского спорта.

Что вообще случилось?

Август 2015-го. Милан. Чемпионат мира по гребле на байдарках и каноэ. Этот турнир был определяющим для получения олимпийских лицензий. Именно в Италии провалился Юрий Чебан, после чего ему пришлось ловить второй шанс уже в этом году. В байдарках-четверках лицензии разыгрывались не именные, а на экипаж в целом. Нашим девушкам – Кичасовой, Повх, Тодоровой и Грищун – нужно было попасть в семерку, чтобы квалифицироваться на игры в Рио. И они это сделали. Готовил команду опытнейший специалист Алексей Семыкин (на фото выше). В 2004-м он тренировал четверку, которая на такой же дистанции (500 метров) завоевала в Афинах олимпийскую бронзу.

До ноября у девушек был перерыв, после чего начались традиционные осенние сборы. А с ними – проблемы. Мария Повх ушла тренироваться к своему мужу, оставив команду без четвертого участника. Если верить загребной нашей команды Марии Кичасовой, то уход напарницы стал отправной точкой конфликта между тренером девушек Семыкиным и главным тренером сборной Украины по гребле на байдарках и каноэ Алексеем Мотовым. Первые признаки конфликта появились, когда тренер пропустил второй сбор в Турции. «Мотов не включил в список Семыкина, а ехать на сбор без тренера мы отказались. Мотов никогда не уважал спортсменов и тренеров. Мы и не только мы много раз писали письма в министерство с просьбой убрать его с поста тренера сборной. К нам никогда не прислушивались», – рассказала Кичасова.

По итогам двух этапов стартовавшего в мае Кубка мира Семыкин должен был сформировать олимпийскую сборную. На первый этап в Дуйбург тренер повез другой состав — с Ахадовой вместо Кичасовой и Повх в роли загребной (таким составом наши девушки и выступили потом на Олимпиаде). Эта четверка выиграла гонку, причем с неплохим результатом. Именно эта таблица станет затем главным и единственным аргументом Мотова и Жданова в споре с Семыкиным.

Но соревнования прошли без признанных фаворитов – Германии и Венгрии. Тренер все еще сомневался в правильном сочетании. Накануне этапа в Рачице Мария Повх заболела, тогда Семыкин попробовал в роли загребной Марию Кичасову — и команда выиграла 200-метровку в Чехии. Тренер решил выставить такой же состав и на чемпионат Украины, где девушки снова победили. Семыкин был уверен, что нашел оптимальное сочетание: «Маша Повх – не тот человек, который может сорвать лодку. Тут и вес спортсмена, особенно загребного, тоже имеет значение. Кичасова мощнее, чем Повх».

Но в министерстве спорта считали иначе. Тренера обвинили в том, что он нарушил правила отбора, когда перекроил состав, занявший первое место в Дуйсбурге. Начались споры. «В конце июня должны были состояться заочные соревнования разных составов четверок, на этот вариант все согласились, – рассказывает Семыкин. – Но вскоре состоялось совещание у первого зама Игоря Гуцола. Он сказал – либо будет контроль в одиночках, либо тот состав, который мы назовем. То есть, состав с Марией Повх. Но контроль в одиночках для определения состава четверки – это просто смешно. Это то же самое, что в футболе вратаря поставить в нападение, а нападающего в ворота». Девушки отказались участвовать в такой «лотерее» – на Олимпиаду поехал состав, который считали правильным Алексей Мотов и чиновники министерства, а Семыкина отстранили.

Что говорят стороны конфликта?

Возможно, с Кичасовой наша команда показала бы в Рио и худший результат, но это предположение, а факт — без нее и с Повх в роли загребной украинки финишировали четвертыми, хотя должны были бороться за победу. Тодорова, Грищун и Ахадова не выдержали и на этой неделе дали интервью, которое сделало конфликт публичным. «Жданов нам сказал: «Или соглашаетесь на тот состав, который мы предлагаем, или вообще не поедете на Олимпийские игры», – заявила Грищун. Тодорова добавила: «Нас держали в напряжении до самого вылета в Бразилию. Нас шантажировали, говорили, если не подпишете контракт, по которому на три года не имеете право никуда уезжать, то не поедете на Олимпиаду. Давили тем, что у нас найдут допинг».

Слова «не имеете право никуда уезжать» позже расшифровал советник министра спорта Павел Булгак. Он заявил, что Семыкин готовил переход своих подопечных то ли в Молдову, то ли в Азербайджан: «Именно поэтому печально известный тренер стремился любым способом (даже через грубое и доказанное официально нарушение системы отбора) засветить на играх в Рио исключительно свой экипаж, без очень сильной спортсменки Марии Повх. Говорят, хотел набить цену побольше. Если кто-то и помешал девушкам завоевать медаль на Олимпиаде, то это исключительно господин Семыкин, его интриги и саботаж. За все это в комплексе он и был снят с должности». Кичасова, кстати, недавно заявила: «Оскорблять нас такими словами, как «зрадники» – неправильно. Но если поступит предложение из Азербайджана, я задумываться даже не буду».

Впрочем, версия с предотвращением ухода байдарочниц в другую сборную почему-то больше нигде не поднималась и не развивалась. Игорь Жданов лишь отрицает все обвинения – мол, ни с кем из байдарочниц даже не общался, решающее слово было за экспертным советом и на Олимпиаду поехали сильнейшие. Пожалуй, ключевая реплика министра даже не в том, что он не причислил Марию Кичасову к членам команды, выигравшим лицензию, а тот факт, что он «не общался с девушками». Возможно, с каждым из 206 олимпийцев Жданов не успел и не обязан общаться, но в такой конфликтной ситуации министр мог бы и поинтересоваться мнением людей, интересы которых он должен защищать в первую очередь — спортсменов.

Казалось бы, если подобные вопросы и должны решать чиновники, то из федерации — специалисты своего вида. Но президент федерации гребли Сергей Чернышов заговорил, лишь когда скандал стал публичным. Он подтвердил слова Кичасовой – инициатором раскола стала именно Повх, когда ушла тренироваться к мужу.

Гораздо жестче высказалась Анастасия Горлова – еще одна спортсменка, которая не попала в сборную. Она жестко ответила в фейсбуке некогда прославленному толкателю ядра Роману Вирастюку, который сейчас входит в экспертный совет министерства. «До всех Кубков мира уже было решено, кто будет сидеть в четверке, точнее – кто НЕ будет там сидеть», – написала Горлова.

Так кто виноват?

В этом скандале слишком много вопросов, чтобы не верить нашим девушкам. Почему президент федерации Сергей Чернышов отреагировал на ситуацию одним из последних и почему не сообщил о конфликте раньше? Где вообще глава НОК Сергей Бубка? Почему до сих пор молчит Мария Повх? Горлова и Кичасова, например, сами высказались в соцсетях, не дожидаясь обращений журналистов. Почему толкатель ядра решает, кто лучше из байдарочниц?

И главное — зачем вообще министерство занимается такими вопросами? Это трудно представить, но давайте спроецируем ситуацию на футбольную сборную. Команда с главным тренером Михаилом Фоменко, лидерами Андреем Ярмоленко и Евгением Коноплянкой квалифицируется на Евро-2016. За полгода до Евро Ярмоленко отказывается тренироваться под руководством Фоменко и работает по индивидуальной программе с Сергеем Ребровым. Фоменко наигрывает свой состав, игра строится вокруг Коноплянки.

Но экспертный совет министерства во главе с Романом Вирастюком в обход федерации заявляет, что Ярмоленко и Коноплянка должны разыграть место в составе с помощью серии пенальти. Фоменко отказывается и крутит пальцем у виска, совет решает, что тренер задумал коварный план продать Коноплянку, увольняет его и убирает Женю из состава. Мы проваливаем Евро. Остальные игроки заявляют, что их шантажировал (!) министр. Андрей Павелко наконец-то опомнился и что-то там заявил.

Как вам?

Автор материала: Виталий Хемий