Сколько Злочевскому стоило отбелиться на Западе и в Украине

54

За старые грехи Николай Злочевский заплатил в госбюджет Украины 180 млн грн. Но все равно есть то, чего отмыть нельзя

На днях стало известно, что в Украину вернулся экс-министр Януковича Николай Злочевский. Позже появилась информация о том, что он лишь ненадолго приезжал в Киев, но затем снова уехал за границу. Злочевского не назовешь слишком известной фигурой, многие вообще не помнят, кто он такой. Однако его появление в Киеве вызвало немало шума. Поэтому стоит напомнить основные вехи его политической и бизнес-биографии.

Николай Злочевский родился в Киеве в 1966 г. В высший эшелон политики и бизнеса пробился в 2002 г. Тогда он стал народным депутатом Украины по списку СДПУ(о) Медведчука и основал компанию Burisma, которая со временем стала крупнейшей частной газодобывающей компанией Украины.

Поначалу Burisma вела разведку и добычу углеводородов в рамках совместных соглашений с госпредприятиями. Но чтобы развивался газовый бизнес, желательны собственные лицензии. В декабре 2003 г. Злочевский возглавил вновь созданный Госкомитет природных ресурсов, который впервые в истории Украины провел аукционы по продаже специальных разрешений (лицензий) на право пользования недрами. В число счастливых победителей, конечно, попала и Burisma.

Но затем пришла оранжевая революция, и в феврале 2005 г. Злочевский был уволен с должности. В 2006 и 2007 гг. был избран в парламент, оба раза — по списку Партии регионов.

После победы Януковича Злочевский в марте 2010 г. был назначен на должность главы Госкомитета материального резерва, а в июле стал министром охраны окружающей природной среды, с декабря 2010 г. — министр экологии и природных ресурсов.

В апреле 2012 г. Янукович уволил Злочевского и назначил вместо него человека из своего ближайшего окружения — Эдуарда Ставицкого.

Впрочем, Янукович не изгнал Злочевского из своей команды, а дал ему маловлиятельный пост заместителя секретаря СНБО, на котором тот и просидел до февраля 2014 г., пока не был уволен указом Турчинова.

К тому времени Burisma Group превратилась в единственный в Украине вертикально интегрированный холдинг, осуществляющий разведку, добычу и продажу углеводородов. Сейчас Burisma Group, по ее собственным данным, имеет 35 лицензий на добычу углеводородов в нефтегазоносных областях Украины, доля компании среди частных газодобытчиков достигла 30% по объемам производства. Группа владеет также активами в Италии и Казахстане. Штаб-квартира Burisma Group расположена в Лимассоле на Кипре.

Еще в 2013 г. Злочевский сконцентрировался на отбеливании своей компании. В частности, он пригласил независимых директоров. В мае 2013 г. совет директоров Burisma Group возглавил Алан Аптер, имеющий 27-летний опыт инвестиционно-банковской деятельности, в т.ч. на руководящих постах в Merrill Lynch, Renaissance Capital, Troika Dialog и Morgan Stanley. В январе 2014 г., когда в Украине нарастали революционные события, членом совета директоров компании стал экс-президент Польши Александр Квасьневский, а 18 апреля того же года, уже после победы революции, — юрист американской юридической фирмы Boies, Schiller & Flexner LLP Хантер Байден, второй сын тогдашнего вице-президента США Джозефа Байдена. Хантер Байден сообщил, что он будет «консультировать компанию по вопросам прозрачности, корпоративного управления и ответственности, международной экспансии и других приоритетов». К слову, первый визит Джозефа Байдена в Киев после революции состоялся 22 апреля 2014 г.

Хантер Байден стал членом совета директоров Burisma Group как раз после того, как у Злочевского возникли крупные юридические проблемы на Западе. В частности, 14 апреля 2014 г. на счетах двух компаний, контролируемых Злочевским, в лондонском отделении французского банка BNP Paribas были заморожены $23 млн. Сумма, может, и небольшая, но проблема была не в ней, а в подозрениях, выдвинутых в адрес Злочевского. Британский Serious Fraud Office, занимающийся расследованием случаев серьезного мошенничества, утверждал в суде, что есть основания считать, что Злочевский «занимался криминальной деятельностью в Украине, и средства на счете в BNP были доходами от этой криминальной деятельности». По мнению британского следователя, пребывание Злочевского на посту министра экологии и природных ресурсов и владение компанией Burisma было «прямым конфликтом интересов». В 2010-2011 гг. Burisma, по ее собственным данным, получила девять лицензий на разведку и добычу в Украине, что позволило ей в 2013 г. увеличить добычу в пять раз по сравнению с 2010-м.

Неизвестно, помог ли Хантер Байден решить юридические проблемы Злочевского, но они рассосались. В январе 2015 г. судья британского суда закрыл дело ввиду отсутствия доказательств и разблокировал перевод $23 млн с BNP Paribas на Кипр.

2 июня 2016 г. компания Burisma, князь Монако Альбер II и Фонд Александра Квасьневского Amicus Europae выступили соорганизаторами форума по энергетической безопасности Energy Security for the Future, проведенного в Монте-Карло (кстати, Злоческий там, в Монако, и живет). После этого задачу отбеливания на Западе можно было считать практически решенной.

Правда, вскоре поменялась власть в США. Но Злочевский быстро подстраховался и с этой стороны. В феврале 2017 г. в состав совета директоров Burisma Group вошел бывший руководитель Антитеррористического центра ЦРУ (1999-2002 гг.) и посол по особым поручениям по борьбе с терроризмом (2002-2004 гг.) Джозеф Кофер Блэк, близкий к республиканцам. По его собственным словам, его задача — консультировать группу в отношении практик и протоколов безопасности, наиболее эффективных методов защиты, а также программ для предотвращения рисков информационных атак. Стоит отметить, что администрация Дональда Трампа рассматривала кандидатуру Кофера Блэка на пост директора ЦРУ.

Параллельно Злочевский решал свои проблемы в Украине. Генпрокуратура вела против него два дела. Одно касалось неуплаты налогов его компаниями. Соответствующая статья Уголовного кодекса декриминализована, то есть можно избежать уголовной ответственности в случае полного возмещения ущерба, нанесенного государству. Это дело было закрыто Генпрокуратурой в ноябре 2016 г. после уплаты Злочевским налогов и штрафов на сумму 180 млн грн.

Другое дело, более опасное для Злочевского, в декабре 2015 г. забрало НАБУ. Директор НАБУ Артем Сытник заявил, что это было его решение. В этом уголовном производстве расследовалось злоупотребление служебными лицами Министерства экологии и природных ресурсов своим служебным положением при выдаче лицензий на пользование недрами, в т.ч. в пользу предприятий группы Burisma. Однако в августе 2017 г. Специализированная антикоррупционная прокуратура (САП) закрыла это уголовное производство, поскольку НАБУ ничего доказать не смогло. Перед этим Высший административный суд Украины отказал САП в отмене лицензий на добычу газа, выданных фирмам Злочевского.

Потихоньку Злочевский отбеливается и на политическом уровне. 2 июня 2017 г. в Монте-Карло состоялся второй форум Energy Security for the Future, и в нем приняла участие украинская официальная делегация: вице-премьер Владимир Кистион, глава парламентского комитета по вопросам налоговой и таможенной политики Нина Южанина, заместитель министра энергетики и угольной промышленности по вопросам европейской интеграции Наталия Бойко.

Поэтому кратковременный приезд Злочевского в Киеве — это в общем-то никакая не сенсация. Ни на Западе, ни в Украине официальных претензий к нему нет. Он прекрасно себя чувствует в Монако и на Кипре, теперь вот и в Киев наведался. Да, он немало потратился на респектабельность, и 180 млн грн, уплаченных в украинский бюджет, — наверняка лишь малая часть его расходов на эти цели, если представить, во сколько должны обходиться услуги Алана Аптера, Александра Квасьневского, Хантера Байдена, Кофера Блэка, а также сколько стоили выигранные суды.

Но все равно есть то, чего отмыть нельзя. И украинцы это чувствуют, как бы Злочевскому ни хотелось обратного.

Ну и, конечно, есть вопросы к НАБУ. Генпрокуратура по крайней мере выдавила из Злочевского компенсацию в госказну, а НАБУ попросту провалило дело.

Автор: Юрий ВИШНЕВСКИЙ