Следствие ведут антикоры. Как Украине победить коррупцию

174

Одна из главных претензий к власти — отсутствие реальной борьбы с коррупцией. Полтора года назад была анонсирована реформа правоохранительной системы, призванная сделать эффективной борьбу с преступностью, в том числе в высших эшелонах власти.

Но только сейчас начали оформляться органы, которые должны побороть коррупцию. Фокус разбирался, каким образом власть намерена это сделать, и вместе с бывшим следователем прокуратуры пришёл к неутешительному выводу.

По настоянию Запада правоохранительную систему реформируют. Прежде всего предложили почистить прокуратуру. Из 18 500 сотрудников уже сократили 3500 человек. Остальные должны пройти переаттестацию, и к 1 января 2018 года с прокурорскими корочками попрощаются ещё 5000 служащих прокуратуры. Многие из них уже провалили тестирование как кандидаты в новые прокуроры. 639 районных, межрайонных и городских прокуратур уже до 15 декабря должны объединить в 178 местных. При этом у главного органа государственного надзора вскоре отберут наиболее хлебное направление: право проводить следственные действия и осуществлять общий надзор. С 1 марта следующего года основная миссия прокуроров будет заключаться в представлении интересов граждан или государства в судах.

Неэффективность нынешней прокуратуры очевидна: за всё время независимости по коррупционным статьям осудили лишь нескольких высоких чиновников. Если не считать политические судебные процессы над Юлией Тимошенко и Юрием Луценко, то громкой посадкой можно назвать лишь одну: в 2012 году за взятку отправили за решётку Василия Волгу, на то время главу Государственной комиссии по регулированию рынков финансовых услуг. Теперь вместо прокуратуры и органов внутренних дел за высокопоставленными чиновниками-преступниками будут охотиться сразу несколько совершенно новых органов.

8500 сотрудников прокуратуры сократят к 1 января 2018 года

360 кандидатов претендовало на должность антикоррупционного прокурора

В ноябре Верховная Рада приняла закон о Государственном бюро расследований, и, если его подпишет президент, следователи ГБР уже с марта приступят к свои прямым обязанностям. ГБР будет расследовать уголовные, но не коррупционные преступления высокопоставленных государственных чиновников, судей и сотрудников правоохранительных органов. ГБР сможет инициировать уголовное производство, в том числе в отношении президента, генпрокурора, премьер-министра и главы Верховной Рады.

Коррупционные действия высоких чиновников уже с 20 ноября должно было начать отслеживать Национальное антикоррупционное бюро Украины. 1 октября 70 детективов НАБУ, отобранных в результате открытого конкурса, вышли на работу. Однако полноценно заниматься расследованиями детективы не могли, поскольку не было завершено формирование подчиняющейся генпрокурору специализированной антикоррупционной прокуратуры, призванной осуществлять надзор за детективами НАБУ. А всё из-за затянувшейся борьбы за кресло антикоррупционного прокурора.

По словам Виталия Шабунина, главы Центра противодействия коррупции и члена комиссии по избранию прокурора-антикора, «старые кадры» прокуратуры очень хотели, чтобы им был свой человек. Что и неудивительно, ведь в новой антикоррупционной системе, пожалуй, это ключевая должность. В частности, генпрокурор Виктор Шокин, как отмечает Шабунин, антикоррупционным прокурором видел одного из участников открытого конкурса экс-прокурора Одесской области Романа Говду. Того самого, которого Михаил Саакашвили публично обвинил в том, что местная прокуратура превратилась в инструмент рэкета. В итоге конкурсная комиссия, рассмотрев 360 заявок, предложила генпрокурору две кандидатуры: одного из новых сотрудников ГПУ Назара Холодницкого и «атошника» с небольшим прокурорским стажем Максима Грищука.

Виктор Шокин ожидаемо выбрал человека из системы, назначив антикоррупционным прокурором Назара Холодницкого. Впрочем, в отличие от многих коллег, за Холодницким не тянется шлейф скандалов, в том числе с незадекларированными дворцами и лексусами. Шабунин называет победой уже то, что конкурсная комиссия предложила генпрокурору именно эти две фамилии: «Если бы Говда попал в двойку кандидатов, то Шокин выбрал бы точно его. Это была бы смерть всей антикоррупционной реформы».

Итак, практически все антикоррупционные органы созданы, их руководители назначены. И всё же сомнения в том, что теперь начнётся беспощадная борьба с коррупцией, остаются. Антикоррупционный прокурор в любой момент может быть уволен генпрокурором. В таком случае будет ли он, а значит, и детективы НАБУ под его надзором полностью самостоятельными фигурами? Функции НАБУ и ГБР во многом пересекаются, что может привести к «прокурорским» войнам уже нового формата (см. инфографику). Многие «старые кадры», которые всегда придерживались правила «ворон ворону глаз не выклюет», не только остались работать после переаттестации прокурорами, но и просочились в новые антикоррупционные структуры. Поэтому, возможно, прав бывший следователь прокуратуры, а ныне известный блогер Сергей Иванов: единственно возможная реформа прокуратуры, как, впрочем, и всей правоохранительной системы, состоит в её полном уничтожении и создании новой.

Автор материала: Дмитрий Синяк, Елизавета Букреева