Слишком богатый министр: политическая подоплека дела Омеляна

804

В Украине, которая остается одной из самых коррумпированных стран в Европе, борьба с «нетрудовыми доходами» становится удобным инструментом борьбы за власть. Новые антикоррупционные органы оказались втянутыми в «разборки» внутри украинского политического класса. Уголовное дело против министра транспорта Владимира Омеляна, которого НАБУ подозревает в незаконном обогащении и декларировании недостоверной информации о своих доходах, эксперты называют одним из наиболее ярких тому примеров. Realist разбирался в политической подоплеке дела.

«Зажиточный чиновник»

Детективы НАБУ сообщили министру инфраструктуры Владимиру Омеляну о подозрении по двум эпизодам: незаконное обогащение и декларирование недостоверной информации. Наиболее серьезное — первое: ч. 3 ст. 368−2 «Незаконное обогащение», которая предполагает лишение свободы от 5 до 10 лет. По версии следствия, Омелян в 2015 году, уже в должности замминистра инфраструктуры Украины, «приобрел в собственность активы, законность получения которых не подтверждена доказательствами». Утверждается, что чиновник купил внедорожник BMW X5 2015 года выпуска. В НАБУ полагают, что министр не задекларировал внедорожник и указал в отчете о доходах неправдивую стоимость еще одного автомобиля марки Volvo S80 2007. Также следствие считает, что министр не внес в декларацию расходы на аренду двух домов и земельного участка.

Из-за такого внедорожника BMW X5 2015 года выпуска Омелян попал под следствие НАБУ

В ходе предварительных слушаний в Соломенском суде Киева 14 сентября прокурор САП Валентин Мусияка сообщил, что Омелян с 2000-го по 2018 год официально получил около 2,17 млн грн доходов, но его расходы составили около 3,5 млн грн.

Министр утверждает, что BMW владеет его брат. Защита Омеляна настаивала в суде, что НАПК (Нацагентство по вопросам предотвращения коррупции) не нашло нарушений в декларации их клиента. САП не опротестовала позицию НАПК. Адвокаты заявили, что НАБУ не может заводить дела о недостоверности информации в декларации без соответствующего обоснования от НАПК.

Обвинение (прокурор САП) просило в суде меру пресечения для Омеляна в виде ареста, заявляя, что министр может давить на свидетелей или скрыться от правосудия. Тем более, что его старший сын — гражданин Австрии. Однако суд решил отпустить подозреваемого на поруки.

Обвинение (прокурор САП) просило в суде меру пресечения для Омеляна в виде ареста

Партнеры — они же конкуренты президента

Политический аналитик Александр Кочетков пояснил в комментарии Realist’у, что уголовное дело против министра Омеляна обусловлено кулуарными противостояниями между командой президента Петра Порошенко и лидерами «Народного фронта». Также он считает, что уголовное преследование министра можно рассматривать как инструмент давления на премьер-министра Владимира Гройсмана, который фактически перешел в лагерь «фронтовиков». Чем ближе к президентским и парламентским выборам, тем острее будет это противостояние. «Выборы — всегда стрессовая ситуация для государственного организма, поэтому перед ними обостряются все политические „болячки“. БПП и НФ не могут договориться о цене за поддержку президента. Кроме того, команда Порошенко пытается воздействовать на Гройсмана», — говорит Кочетков.

Министерство инфраструктуры интересно как админресурс: дает контроль над железнодорожными перевозками и электоральным ресурсом. В стране насчитывается около 1,6 млн железнодорожников и членов их семей. «А это организованная группа избирателей. Вопрос, кто на нее будет влиять», — отмечает Александр Кочетков.

Уголовное дело против министра Омеляна эксперт назвал «процессом ради самого процесса». «Информация о „богатствах“ чиновника давно муссируется в СМИ, но делу дали ход только сейчас, когда нужно было надавить на премьера Гройсмана и лидеров НФ, в частности на министра внутренних дел Арсена Авакова», — полагает эксперт.

В «Народном фронте» считают «дело Омеляна» политическим. Антон Геращенко, народный депутат от НФ, заявил Realist’у, что руководство НАБУ в лице директора Артема Сытника действует в интересах президента Порошенко. «После того, как Сытник, побывав на ночной встрече с Порошенко (тайный визит директора НАБУ в имение президента в селе Козин под Киевом. — R0), не дал убедительных объяснений, есть основания говорить, что теперь его контролирует Порошенко. Подозрения, которые идут против депутатов „Народного фронта“, подписываются. Зато, если речь заходит о друзьях или знакомых господина Сытника, то этим подозрениям не дают ход», — говорит Геращенко.

Нардеп Антон Геращенко утверждает, что НАБУ подконтрольно президенту Порошенко, который использует бюро для расправы над своими конкурентами

Он также предположил, что следующими «объектами для атаки» могут стать депутаты от «Батьківщины».

Игра Сытника

Александр Кочетков, напротив, уверен, что Артем Сытник ведет свою игру. «Руководство НАБУ перед выборами пытается усидеть на нескольких стульях и услужить одновременно разным сторонам: Банковой, американцам, общественным активистам-антикоррупционерам, в глазах которых Сытник хочет выглядеть современным чиновником и… политиком. Иногда НАБУ подыгрывает тому же «Народному фронту». Например, как это было с закрытием дела о «рюкзаках Авакова», — уточнил Александр Кочетков.

Дело министра Омеляна приобрело пикантный оборот, когда НАБУ опубликовало часть переписки министра. В бюро настаивают, что она подтверждает: министр сознательно скрывал свое финансовое состояние. На следующий день в САП заявили, что открыли уголовное производство по факту возможного разглашения данных следствия по «делу Омеляна». Теперь главный фигурант расследования САП — директор НАБУ Сытник. Якобы начальник бюро заранее по телефону предупредил Владимира Омеляна о предстоящем обыске.

Директор НАБУ Артем Сытник хочет одновременно услужить разным сторонам: Банковой, американцам и общественникам-антикоррупционерам

«Юридическая дубина»

Адвокат Петр Бойко в комментарии Realist’у объяснил, что ст. 368−2, которую инкриминируют Владимиру Омеляну, нарушает Конституцию. «Указанная уголовная статья предполагает презумпцию виновности. Человек, которого подозревают по этой статье, должен в суде доказывать, что он не виновен. В соответствии с Основным Законом гражданин считается невиновным, если его вина не доказана в суде. Со ст. 368−2 все наоборот: не доказал, что чист перед законом, значит преступник», — говорит юрист.

Проблема в том, что чиновники могли покупать предметы роскоши, недвижимость, дорогие автомобили задолго до того, как их назначили на соответствующие должности. «Получается, что ст. 368−2 — удобная „юридическая дубина“, которой можно колотить кого угодно. А если при этом есть политическая мотивация, то это вообще „атомное оружие“ против „неудобных“ чиновников», — заявил Петр Бойко.

Общественные активисты, напротив, уверены, что указанная статья может сдерживать топ-коррупционеров. Юрист Центра противодействия коррупции Елена Щербаньпояснила Realist’у, что статья о незаконном обогащении была в УКК и раньше, но в нынешней формулировке ее приняли в 2014 году. Верховная Рада приняла ее по рекомендации МВФ.

«Основная цель статьи „Незаконное обогащение“ — не столько борьба с коррупцией, сколько с ее последствиями. Если не получилось поймать взяточника на горячем, то можно поймать его на использовании этих денег на дорогие покупки или услуги. Другое дело, что эта статья тяжело воспринимается самими правоохранителями и судьями. Сложно ловить и сажать людей за то, к чему ты сам причастен», — считает Елена Щербань.

Подозреваемым по этой статье будет непросто оправдаться в суде, если они не могут обосновать законность происхождения средств, на которые живут. «Депутаты и чиновники боятся этой статьи. На моей памяти в парламенте было уже три или четыре попытки ее изменить за последний год», — добавила юрист Центра противодействия коррупции.

На уровне Гамбии и Сьерра-Леоне

Общественные активисты надеются, что полноценный запуск Высшего антикоррупционного суда позволит более эффективно бороться со взяточничеством и незаконным обогащением чиновников. Пока же Украина остается одной из самых коррумпированных стран в Европе, согласно рейтингу восприятия коррупции международной организации Transparency International Украина (на момент начала 2018 года).

Страны ранжировали в зависимости от общих показателей коррумпированности: минимум 0 баллов (катастрофический уровень казнокрадства) и максимум — 100 баллов. Самые высокие показатели присваивались государствам, в которых коррупции практически нет. Украина заработала всего 30 баллов, и оказалась на 130-м месте рейтинга. В течение 2016−2017 годов наша страна улучшила показатели всего на один балл. Вместе с Украиной «почетное» 130-е место разделили такие страны, как Гамбия, Иран, Мьянма и Сьерра-Леоне.

Подлинная борьба с чиновниками-крохоборами в Украине, невзирая на громкие лозунги и обещания, так и не началась. У руководства Украины нет политической воли. Наш политический класс делает все возможное, чтобы сохранить прежние коррупционные«кормушки», и только жесткий прессинг Запада заставляет их менять законы и хотя бы имитировать борьбу с казнокрадами. Но даже, несмотря на давление МВФ и других международных структур, «борьба с коррупцией» в Украине все еще напоминает плохо поставленный спектакль.

Владимир Шевчук