Смогут ли Гонтарева и Яресько договориться о ценах

199

За гривну никто не в ответе

Национальный банк разработал Дорожную карту по переходу Украины на инфляционное таргетирование. Цели поставлены амбициозные: в нынешнем году инфляцию хотят снизить до 12% с погрешностью в +/- 3% (по итогам прошлого года было 43,3%). В 2017 году рост цен должен замедлиться до 8% (+/- 2%), в 2018 г. — до 5% (погрешность 2%), а в 2019-2020 — до 5% и остаться не выше этого уровня.

Регулятор декларирует уход от того, что еще недавно считалось его основной обязанностью — обеспечения стабильности национальной валюты. Теперь на Институтской возьмут на прицел исключительно цены, и вместо курсовой стабильности займутся ценовою. В принципе, одна без другой в Украине едва ли возможна (на любые курсовые колебания цены реагируют очень чутко). Поэтому, несмотря на разговоры о гибкости курса, НБУ оставляет за собой право сглаживать курсовые скачки с помощью интервенций. Зато формально за курс гривни регулятор больше не отвечает. А это особенно выгодно, учитывая, стремительную девальвацию последних лет, которая и не думает прекращаться. Только с начала этого года национальная валюта снова подешевела более чем на 13%.

Много лет в нашей стране номинальным якорем (т. е. механизмом определения общего уровня цен) является курс гривня/доллар. В Нацбанке хотят это изменить, и сделать таким якорем цены на товары и услуги. Т.е. предполагается, что вместо того, чтоб измерять цены в условных единицах, украинцы со временем начнут все мерить в гривне. И в конце-концов курс потеряет тот статус первостепенной важности, который он сейчас имеет. «Чувствительность населения к курсовым колебаниям может сохраняться на протяжении долгого времени даже после достижения низкой и стабильной инфляции. Но при условии неизменности приоритетов центробанка относительно поддержания целевого уровня инфляции, внимание населения смещается в сторону показателя роста цен, а курс становится менее важным», — поясняет старший экономист Центра экономической стратегии Ирина Пионтковская.

Установленные НБУ ориентиры не выглядят сверхъестественными. В конце — концов, еще каких-то 3 года назад в нашей стране была дефляция. «Целевые показатели на 2016-2017 гг близки к нашему прогнозу инфляции: 15% (год к году) в 2016 году и 9% в 2017», — говорит главный аналитик ИК Dragon Capital Елена Белан. Но вот будет ли достижима такая цель, либо НБУ вместе с аналитиками попадет в «молоко» — большой вопрос. По словам Елены Белан, больше всего на инфляцию будут влиять валютный курс, урожай сельхозпродуктов и темпы повышения тарифов на коммунальные услуги. На последние два фактора политика НБУ никак не влияет. Поэтому есть большой риск, что фактический показатель роста цен может оказаться весьма далеким и от целевых значений центробанка, и от прогнозов экономистов.

Как обуздать инфляцию

Таргетировать инфляцию Нацбанк будет исключительно монетарными методами. Но сделать это в нынешних условиях ох как непросто. Главный инструмент таргетирования — учетная ставка центробанка — в украинских реалиях практически не работает. Межбанковский рынок стоит, поскольку из-за высоких рисков банки боятся одалживать друг другу, а регулятор кредитует подопечных, в основном, когда у тех возникают проблемы. Условия такого кредитования достаточно жесткие, поэтому банки обращаются к НБУ только в крайнем случае. В такой ситуации изменение ставки рефинансирования мало влияет на ставки по кредитам и депозитам. «Например, когда НБУ в конце августа прошлого года понизил учетную ставку с 30% до 27%, средняя стоимость депозитов и кредитов в банковской системе практически не изменилась. А после более резкого снижения с 27% до 22% в конце сентября ставки сократились только на 1-1,5%. Да и то не факт, что такая динамика была вызвана именно понижением учетной ставки, а не общим трендом замедления инфляции в конце прошлого года», — отмечает аналитик UniCredit Bank Андрей Приходько.

В условиях неразвитого финансового рынка и высоких кредитных рисков, когда не обслуживается чуть ли не половина всех выданных кредитов, управлять инфляцией через изменение учетной ставки практически невозможно.

Даже имея достаточную ликвидность, банки предпочитают вкладывать деньги в депозитные сертификаты НБУ, а не в экономику. «Подорожание коммунальных услуг в сегодняшних условиях оказывает гораздо большее воздействие на инфляцию, чем любые манипуляции с учетной ставкой», — считает Приходько.

Другой существенный фактор риска — высокая долларизация экономики. Объем наличной валюты вне банковской системы оценивается примерно в $100 млрд. «Масса денег находится вне контроля НБУ. Это затрудняет прогнозирование инфляции и постановку целевых показателей», — констатирует Ирина Пионтковская.

Но, главное, успешность в достижении инфляционных ориентиров во многом будет зависеть от того, сумеют ли действовать в унисон Национальный банк и Министерство финансов. Ведь цели и задачи этих ведомств зачастую не совпадают. Так, именно высокая инфляция стала благословением для Минфина, позволив в прошлом, да и в начале этого года рапортовать о перевыполнении плана по наполнению бюджета. При этом в руках ведомства Натальи Яресько остается достаточно инструментов, чтобы конкурировать с НБУ за влияние на цены. «Значительный вклад в формирование показателей инфляции дают регулируемые цены и тарифы, а также состояние платёжного баланса. Последний формируется, в том числе, с учетом показателей экспорта и притока инвестиций, которые сильно зависят от текущей политики правительства. Можно также вспомнить и о более краткосрочных факторах: например, опосредованной поддержке правительства Нацбанком, который выкупает на открытом рынке государственные облигации», — говорит эксперт по вопросам финансовой политики Института общественно-экономических исследований Антонина Дэшко. Только за прошлый год портфель ОВГЗ центробанка увеличился на 71,8 млрд грн. Выпуск ценных бумаг был необходим правительству для выплат вкладчикам банков-банкротов, докапитализации НАК «Нафтогаз Украины», госбанков и других целей. К слову, это стало одной из весомых причин существенной девальвации гривни и последовавшего за ней роста цен.

Не исключено, что в нынешнем году правительству также придется латать бюджетные дыры, а потому оно будет настаивать на включении печатного станка Нацбанком. Только на нужды ФГВФЛ в финансовой смете страны на текущий год заложено 16 млрд грн. Кроме того, в январе Кабмин принял решение о докапитализации «Укрэксимбанка» (почти на 10 млрд грн.) и «Ощадбанка» (почти на 5 млрд грн.), поскольку это необходимо сделать в соответствии с результатами стресс-тестов.

Автор материала: Татьяна Очимовская