Снежная паника

78

Или когда обычный снегопад в Украине перестанет быть стихийным бедствием.

Лишь в СССР и странах ему подобных снег ежегодно встречался как невиданное природное чудо, которое становилось стихийным бедствием в силу полной к нему неготовности. Наступление каждой зимы в СССР в конце каждой осени было чем-то из ряда вон выходящим. Транспорт вставал, деревья рвали провода, люди сидели без света, иногда без воды, магазины не работали. Во всех цивилизованных странах снег (тех, где он, конечно, вообще выпадает) это такая же «проблема», как листопад или тополиный пух. А все потому, что там готовят снегоуборочные сани летом, а не размышляют о них зимой. К сожалению, в Украине еще не до конца выветрилась традиционная советская «снежная паника». И винить в этом надо совсем не природу.

Снегоад.

Первый, а теперь и второй ноябрьский снегопад в Киеве продемонстрировал, что снег в Украине, как и при светской власти, все еще является диковинкой, несмотря на предупреждения синоптиков и календарь. По крайней мере, для городских служб. Бесконечные пробки, аварии, завышенные тарифы в такси, флегматизм дворников — «подождем, пока весь выпадет», вынужденные поселенцы в аэропортах и т.д. А ведь снег в украинской столице это, мягко говоря, не диковинка. Более того, регулярная, заведомо известная и прогнозируемая не диковинка. То есть, дело определенно не в снеге.

Бывая и периодически проживая в разных странах, невольно интересуешься, как они решают вопрос уборки снега. Особенно интересно вспоминать заграничный опыт, когда очередной раз откапываешь машину, севшую «на брюхо» в снежную подушку на дороге или закопавшуюся в скрытую под снегом яму.

В развитых странах уборка снега – круглогодичное мероприятие, которое позволяет гражданам не только не испытывать трудностей, но и вообще чуть ли не считать, что он сам выстраивается в аккуратные кучки вдоль дорог. А все потому, что там власти считают борьбу со снегом приоритетной задачей. И не только ради обеспечения комфорта и безопасности граждан, но и по той простой причине, что от этого зависит их дальнейшее пребывание на должности. Ведь в обществе, где чиновник – всего лишь нанятый населением менеджер, приглашенный для решения их вопросов, может легко лишиться кресла из-за некачественного выполнения своих обязанностей. Причем не какой-то дворник, а, к примеру, мэр города.

Let it snow.

На тему уборки снега в США можно писать целые доклады. Один из них, к примеру – на тему уборки железных дорог. Никакой снегопад не создает помех движению ж/д транспорта в Америке. В отличие от Украины, где из-за этого поезд может стать прямо в поле или задержаться на несколько часов.

Начнем с того, что поезда метро в том же Нью-Йорке зимой «ночуют» не на улице, а прямо на путях подземки, в тоннелях. В это время оснащенные самолетными реактивными двигателями поезда сдувают и распыляют (температура около 300 градусов) снег с путей в депо. За пределы депо этим спецпоезда не выпускают, так как они создают много шума, но благодаря им никаких пробок из-за снега на путях депо нет.

А по путям наземной части метро ездят специальные машины, которые очищают рельсы и отбрасывают снег на обочину. Когда в Вашингтоне в районе Cristal City, где мы жили, я впервые увидел двигающуюся по рельсам машину на обычных резиновых колесах с приделанными путевыми валиками для железнодорожного полотна, не поверил своим глазам. Во-первых, кроме снега они убирают листья и грязь, во-вторых, эти машины одинаково эффективны и на ж/д путях, и на обычных дорогах.

Для «изгнания» влаги с полотна курсируют, как их называют в народе, «алкопоезда» – состав, который заливает рельсы спиртом, предотвращая появление льда. В стратегически важных местах, где плотность движения высока, а потому «алкопоезда» использовать нельзя, стрелки и пути оборудованы газовыми горелками и электроподогревом. Благодаря этому рельсы находятся в нагретом состоянии, предотвращая образование льда и сбои в движении. Особенно красиво горящие и раскаленные рельсы смотрятся ночью. Опять же – иллюминация.

Что касается обычных дорог, то в США ситуация особая – в виду «одноэтажности» районов. В Америке нет спальных районов с многоэтажными домами-грибами, из-за которых город испытывает повышенную нагрузку в пешеходах, машинах, общественном транспорте. «Мой дом – моя крепость» – психология американцев, в чем может убедиться каждый попавший в Штаты. Они все живут в своих домах за исключением небольшого количества квартир и домов в крупных городах, которые сдаются в аренду.

Учитывая такую «размазанность» населения, американцы сделали дело борьбы со снегом общегражданским и весьма стратегическим. Снегоуборочная техника еще с теплой поры базируется не на одной «спецавтобазе», откуда потом в снегопад она не может добраться до места работ, а по всем районам. Подготовка техники идет с лета.
При этом зачастую компания, ответственная за уборку снега, не муниципальная и уж тем боле не государственная. Муниципалитеты заключают договор с частными подрядчиками. В определенное время года, когда снег уже можно ожидать в скором времени, вдоль дорог сотрудники коммунальных служб вбивают деревянные колья. Это – маркер для снегоуборщика, позволяющий ему понять, где находится дорога (если вдоль дороги нет ограждений, по которым ее можно найти).

Когда начинается снегопад, машины компании развозят свих сотрудников по локациям, где базируется их техника. Обычно она просто стоит на парковках, а не за забором с колючей проволокой. Затем снегоуборщики начинают свою работу и делают ее столько, сколько это необходимо. В несколько смен. Ведь в случае невыполнения договора компания не получит денег и может понести дополнительные убытки, если какой-то недовольный горожанин подаст в суд за причиненные неудобства.

Помимо снегоуборочных компаний широко распространена практика, когда в небольших удаленных районах муниципалитеты заключают договоры с частными лицами, машины которых оборудованы ковшами. Именно машины, а не бульдозеры. Дело в том, что американцы, в отличие от европейцев, фанаты больших и мощных машин. Количество внедорожных пикапов в США, наверное, превысит количество этих машин на всем европейском континенте.

Так вот, покупая внедорожник в США, вы обязательно наткнетесь в его характеристиках на такую строчку: «возможность установки ковша». Это не совсем понятно для европейца, но обыденно для американца. Многие джипы, продающиеся в США в регионах, где выпадает снег, имеют функцию установки перед передним бампером снегоуборочного устройства.

Мой друг из Сиэтла является членом «добровольной пожарной охраны» — по сути, общественной организации, помогающей противопожарной службе. И он ездит как раз на пикапе с возможностью установки такого устройства. Во время снегопада друг и его коллеги по организации цепляют на машины ковши и расчищают дороги в своем районе, если муниципальные службы или частные компании не успевают справляться. Денег за это он не получает. И для них это так же нормально, как очистить дорожку у своего крыльца. Потому что это твоя улица, твой город.

Не стоит даже и упоминать, что общественный транспорт в США не выходит на улицу, если он не подготовлен к зимнему периоду времени. В отличие от киевских автобусов и маршруток, водители которых жалуются, что зимняя резина есть только у небольшой части их парка.

Естественно, решаются вопросы и с парковкой автотранспорта во время уборки снега. Брошенные на обочинах дорог машины в Штатах найти сложно. «Машины-бомжи» сразу попадают в поле зрения дорожной службы. Хозяин вычисляется и с ним оперативно связываются. Если связаться не получается, машину эвакуируют.

Понравилась увиденная (но не уникальная) практика в одном из городов, когда на информационных щитах вдоль улицы размещаются объявления о том, что в связи с мероприятиями по уборке снега парковка транспорта производится на определенной стороне улицы в зависимости от того, четное число недели или нет.

А хайвеи в США чистят машины с оригинальным устройством – это своего рода прицеп с ковшами, который разворачивается по отношению к машине под углом и чистит сразу несколько полос.

Снег в Америке не стихийное бедствие, а прихоть природы, с которой легко справляются.

Anna sen lumi.

В Суоми, как называют свою страну сами финны, мне довелось жить больше всего, включая зимнее время года. Это край, где снегопады так же привычны, как жара в Одессе. Снег лежит в Финляндии больше ста дней в году – в этом смысле страна европейский лидер.

Однако снегопад не становится для финнов стихийным бедствием. Прежде всего, дорожные службы разместили веб-камеры на всех дорогах и перекрестках, постоянно отслеживая ситуацию онлайн. За оставленную на обочине машину в то время, как городские власти через СМИ и информационные щиты предупредили о предстоящих работах по очистке снега – штраф 60 евро и эвакуация машины.

Грузовики сбрасывают убранный снег прямо в море, где курсируют специальные катера. Они его разрыхляют, чтобы тот не превратился в лед (во избежание неприятных моментов для судов). Снег на пешеходных дорожках часто не счищают, а утрамбовывают. Сверху посыпают гранитным гравием, который весной убирают специальными пылесосами, сушат и сохраняют до следующей зимы. Через 2-3 года этот гравий идет на переработку и становится строительным материалом. Соль и растворы на ее основе в Финляндии не используют – вред экологии и технике, а также обуви граждан.

Территория городов распределена между организациями. Крупные супермаркеты не просто чистят парковку и дорожку перед входом, а убирают целые улицы рядом с собой. Хозяева мелких магазинчиков чистят от снега не только свое крыльцо, но и всю улицу перед домом.

«Халтура» карается большими штрафами, за этим следят специальные службы. Как таковых дворников в Финляндии очень мало, но уж если дворник есть, к примеру, отвечающий за территорию музея, это уважаемая профессия, обладатель которой получает около 2 тысяч евро в месяц. Все-таки hand made, хоть и с применением устройств по очистке снега. И не лопат, а «буров», «сдувателей» и так далее.

Придомовые территории обслуживают компании, которые отвечают и за уборку снега, и за комфорт граждан. Если где-то в каком-нибудь узком месте между сугробами осталась наледь и гражданин падает, компания по суду выплатит ему такой штраф, что гражданин сможет поехать лечиться от перенесенного испуга на Гавайи. Кроме того, как и в США, на улицах том же Хельсинки устанавливаются таблички, которые информируют, когда и во сколько будет производиться уборка территории от снега.

И о приоритетах. Я всегда удивлялся, наблюдая двухметровые сугробы, в которых стоял главный кафедральный собор Хельсинки, в то время как все трамвайные пути, дороги и тротуары были очищены. А еще только в Финляндии я узнал о существовании зимней шипованной резины для велосипедов. Просто задумайтесь – зимой там вовсю ездят на велобайках. По сугробам это было бы невозможно.

И хотя улиц с подземным подогревом, где вообще не бывает снега, в Хельсинки всего две, обильные снегопады, привычные в этой стране, никаких «апокалипсисов» не вызывают.

Låt det snöa.

В соседней Швеции ситуация схожая. Отличие от Финляндии лишь в том, что приоритет в уборке от снега здесь отдается автодорогам. Тротуары могут не чистить до двух дней. Там шведы не чистят его, пока толщина не превышает 5 см. Но уж если превышает, то да – тогда там начинается буйство снегоуброчной техники. Также в Швеции есть специальный «снежный» проект властей. Если службы не справляются с уборкой, каждый желающий гражданин может помочь им в этом.

С помощью лопаты либо выданного персонального снегоуборочного катком-выбрасывателя снега. И несмотря на то, что оплата за эти услуги не предусмотрена, добровольцев много. Бонус для них – бесплатный обед в передвижной городской столовой. Кормят, говорят, хорошо. Удобная «халява» для мигрантов.

Кроме того, в Швеции широко распространена практика, когда предприятия и фирмы при снегопадах устраивают «субботники», на которых сотрудники компании освобождаются от работы и чистят снег вокруг здания предприятия и на близлежащих улицах. В счет трудового дня. Хорошая вещь, когда работать не хочется. К тому же бросать снег полезно для здоровья.

Снег не Армагеддон.

Каждая цивилизованная страна справляется с уборкой снега по-своему. Но есть кое-что общее – там жизнь не замирает во время снегопадов, а граждане с радостью помогают своему городу справиться с проблемой.

Когда я жил в Польше, запомнил рассказ своего коллеги-журналиста, который на мой вопрос, почему так плохо убирается снег, ответил: «А мы так проголосовали». Пояснение было не менее изумительным, чем ответ. Он рассказал, как в начале десятых годов мэр Варшавы обратилась к жителям польской столицы с предложением – есть определенная сумма денег, предназначенная для уборки улиц от снега. На эту сумму можно построить столько-то детских садов или школ, или каких-то других соцобъектов. Голосуйте, что нам нужнее.

Варшавцы проголосовали за детские сады. Снега на улице было много, но люди, сами выходившие с лопатами на улицы, знали, почему они убирают снег своими руками. Обязательства по детским садам были выполнены. И перелезая через варшавские сугробы, я не возмущался действиями властей. Я знал, ради чего я это делаю. Знали и горожане. А убрать снег в своем городе по мере сил ради общего блага это, как говорится, при таком подходе «не западло».

Совсем другая ситуация в Украине. В прошлом году я впервые в жизни прожил всю зиму в Одессе. Понимаю, что город, который также именуют Южной Пальмирой, по климату явно не Хельсинки. Но в то ж время и не Милан, где уроки в школах отменяют из-за 10 сантиметров внезапно выпавшего снега, что действительно является погодным форс-мажором и бывает раз в несколько десятилетий буквально один день.

Когда в Одессе выпал снег, жизнь замерла. Трамваи перестали ходить, по дорогам пробирались лишь внедорожники. Редкие люди, выходившие из дома в поисках еды в магазинах (где она стремительно пропадала из-за сбоя поставок), ходили по следам тех самых джипов (тротуары скрылись под сугробами), которые были единственными передвижными средствами, пока снег растаял. При этом люди, отгребающие в одесских переулках снег от своего дома на дорогу, потом винили власти за то, что те ее не чистят.

Когда я пошел в магазин, представлял себя полярником, пробирающимся сквозь арктические бураны в поисках станции выживания. Город встал. Я не видел ни одной снегоуборочной машины, ни одного эвакуатора, спешащего убрать машину перед снегоуборщиком (что логично, ведь он не смог бы проехать, даже если б хотел), ни одного спецтрамвая с ковшом, расчищающего пути. Ничего.

И это в Одессе. Села и деревни области на несколько дней вообще потеряли связь с цивилизацией – ни связи, ни подвоза продуктов, ни «скорых». В современном государстве, избравшим цивилизованный путь развития, такого не должно быть.

А вот снегопады были, есть и будут. Таковы законы природы, их не изменить. Но можно изменить свое отношение к этим законам. Посредством решений властей, а главное – изменения отношения самих граждан. И тогда снегопад для украинцев из «небесной кары» станет всего лишь мелким, ни на что не влияющим неудобством, как во всех цивилизованных странах.

Автор материала: Дмитрий Флорин, независимый журналист, бывший сотрудник спецподразделения МВД России