Советоваться с Радой о послах Банковая не намерена. Почему президент ветировал закон о диппслужбе

444

Президент Петр Порошенко ветировал новый закон «О дипломатической службе», проект которого сам же внес в Верховную Раду. Таким образом, документ возвращен в парламент.

Глава государства не согласился, во-первых, с поправкой, внесенной в ходе второго чтения, об обязательном проведении консультаций с «иностранным» комитетом Рады при назначении новых послов и представителей Украины при международных организациях. Главные страсти разыгрались из-за нее.

Во-вторых, основанием для вето стало предложение о специальных миссиях в системе органов дипломатической службы, статус, задачи и функции которых определяются не только президентом, министром иностранных дел, но и правительством.

Сторона президента считает, что Рада покусилась на конституционное право главы государства осуществлять руководство внешней политикой страны и назначать (увольнять) глав дипломатических представительств Украины в других странах и при международных организациях. Но в парламенте говорят только о попытке усилить контроль за назначениями по примеру других стран вроде США.

Какая судьба теперь ожидает закон, разбиралась «Страна».

Поправки раздора

Рада приняла новый закон «О дипломатической службе» 5 апреля. Одну спорную поправку об обязательных консультациях в ходе второго чтения внесла группа депутатов, в том числе председатель парламентского комитета по иностранным делам Анна Гопко (внефракционная) и бывший глава МИД Борис Тарасюк («Батькивщина»).

Суть предложения — ввести Верховную Раду в лице профильного комитета в процедуру назначения послов и высокопоставленных представителей Украины при международных организациях. Согласно действующему же закону, президент их назначает и увольняет по представлению министра иностранных дел, исходя из своих соображений. Страна узнает о дипломатических перестановках из президентских указов.

Соглашаться с новой нормой Порошенко не захотел, 4 мая вернув закон в Раду. По его мнению, предложение депутатов расширить полномочия «иностранного» комитета противоречит законодательству. Мол, парламентские комитеты обсуждают исключительно кандидатуры должностных лиц, которых утверждает Рада. И новые послы к ним не относятся.

«Рассматриваемое положение закона не отвечает Конституции Украины, не согласовывается с законом Украины «О комитетах Верховной Рады Украины», не учитывает позиции Конституционного суда Украины. Поэтому предлагаю абзац второй части третьей статьи 14 нового закона Украины «О дипломатической службе», который пришел на подпись, исключить», — сказано в предложениях президента парламенту.

Другая спорная поправка членов «иностранного» комитета в части пятой статьи 5 — о специальных временных миссиях Украины за границей. Согласно новопринятому закону, определять их статус, задачи и функции может наравне с президентом и главой МИД Кабинет министров. Администрация президента (АП) считает, что в случае правительства это превышение полномочий, ведь руководство внешней политикой — прерогатива главы государства.

Вопреки президенту

С президентскими выводами согласились не все. Бывший министр иностранных дел Борис Тарасюк пишет на своей странице в Фейсбуке, что в вопросе послов Рада не сделала ничего противозаконного, а, напротив, вернулась к ранее существовавшей практике, упраздненной бывшим президентом Виктором Януковичем. «Это абсолютно демократический вид парламентского контроля, для которого комитет иностранных дел и существует. А нынешний президент просто показал слабость и неготовность к диалогу с депутатами», — говорит член парламентского комитета по вопросам европейской интеграции Елена Сотник («Самопомощь»), которая входит в число авторов спорной поправки.

По ее словам, президентом движет отнюдь не декларируемое желание соблюсти законность.

«Он хочет и дальше проводить назначения послов «за ширмой». А комитетскому заседанию обеспечена публичность, которая может его вообще остановить (в отношении того или иного кандидата) или повлиять на его репутацию, если это будет одиозная кандидатура», — говорит депутат Сотник.

В свою очередь, дипломат Богдан Яременко считает, что обсуждение на комитете добавляло бы «легитимности послам, хотя, что касается профессионализма, ничего не гарантирует». Позиция же АП в данном вопросе «не выдерживает критики», ведь «никто не забирает у президента право назначать».

Отметим, сегодня процесс утверждения новых послов действительно не назовешь публичным. Зачастую страна узнает их имена только после появления президентских указов. Решение остается за президентом, который советуется с узким кругом советников. Кадровый выбор АП и МИД никогда не объясняют.

«Банковая «замыкает» послов исключительно на себя. Каждый из них стопроцентно зависим и знает, что его прикроют в АП, начиная от коррупционных действий, и заканчивая конкретными ляпами, которые вредят имиджу и интересам страны», — комментирует бывший министр иностранных дел Леонид Кожара.

А когда своя рука — владыка, с назначениями можно не спешить.

«Порошенко не расставляет недостающих послов на протяжении уже долгого времени, нарушая конституционные обязанности… Это означает, что страдает эффективность работы украинской дипломатии. Где-то что-то не делается или делается хуже, чем могло бы при назначенных послах», — комментирует дипломат Богдан Яременко.

Как писала «Страна», сегодня, по разным данным, в 15-20 государствах нет нашего дипломатического представителя высшего ранга. В некоторых странах украинские посольства работают без руководителей уже несколько лет.

Однако, по мнению экс-члена комитета по иностранным делам Тараса Чорновила, АП не могла проигнорировать решения Конституционного суда о полномочиях парламентских комитетов.

«Сами по себе консультации не носят императивного характера и предусматривают просто встречу членов комитета с кандидатом. Максимум, что комитет может сделать — собрать без публичного оглашения и отправить в МИД некие замечания относительно кандидатуры посла. Для Порошенко это (наличие консультаций — Прим.Ред.) особого значения не имеет, как не имело и раньше», — говорит бывший депутат, в последнее время принадлежащий к пулу провластных экспертов и блогеров.

Что дальше

Вариантов развития событий вокруг закона несколько. Первый сценарий: Рада преодолеет президентское вето, собрав под документ 300 голосов депутатов. «Не знаю, хватит ли у коллег готовности преодолеть вето. Но это показательный момент, ведь речь идет о полномочиях парламента, которые у него когда-то забрали», — говорит депутат Сотник.

Верится в это с трудом. Конечно, закон в целом поддержали 276 депутатов, в том числе 114 представителей президентского именного блока. Очевидно, что их будет гораздо меньше, если АП последует сигнал не голосовать.

Тарас Чорновил допускает, что компромиссом было бы смягчить формулировку, вместо «консультаций» вписав в закон «встречу новоназначенного посла с членами комитета». «Это поработало бы на сотрудничество дипломата с парламентом. Посол должен иметь какое-то представительство в Верховной Раде, где имел бы возможность по крайней мере пояснить, зачем нужна та или иная ратификация», — говорит бывший депутат.

Правда, трудно сказать, насколько это соответствует интересам МИДа и Банковой.

Другой сценарий состоит в том, что президент все-таки добьется своего от Рады, которая примет закон в нужном ему редакции.

Третий — закон отложат в сторону, но лоббисты усиления парламентского контроля над внешней политикой не успокоятся. Дипломат Богдан Яременко считает, что попытки расширить полномочия парламента в этой сфере нужно продолжать. «Парламентарии не должны ограничиваться только вопросом назначения послов. Необходимо еще получать постоянную информацию о состоянии внешней политики, вызывать периодически ключевых и не только дипломатов на доклад, вообще налаживать систему контроля за эффективностью действий в этой сфере», — говорит Яременко. Впрочем, в этом случае переписывать надо и Конституцию, и законодательные акты в отношении Верховной Рады и президентской власти.

Что закон, еще не до конца принятый, уже требует новых изменений, полагает и Леонид Кожара.

«По новому закону, как и по старому, дипломаты едут за границу работать с формулировкой «в долгосрочную командировку». А по европейским стандартам пребывание дипломата за границей считается полноценной работой со всеми вытекающими последствиями, в том числе социальными. А статус командировочного означает, что дипломата, если он не понравился, могут легко отправить обратно. И он ничего не может сделать, потому что это всего лишь командировка», — резюмирует экс-глава МИД.

Денис Рафальский