Список Голиковой под угрозой?

226

Голикова может лишиться одного из инструмента лоббирования – списков препаратов, по которым производятся государственные закупки. Как с этим справится министр?

По сообщению независимой газеты «Документы и Факты», «Общероссийский народный фронт» (ОНФ) выступил с предложением к вице-премьеру РФ по социальным вопросам и медицине Татьяне Голиковой изменить критерии отбора лекарств в перечне, на основе которых осуществляются госзакупки.

Лидер проекта ОНФ «За честные покупки» и депутат Госдумы Антон Гетта попросил Татьяну Голикову пересмотреть процедуру включения лекарств в перечни Минздрава ЖНВЛП (Жизненно необходимых и важнейших лекарственных препаратов), «Семь нозологий» и ОНЛС (Обеспечение Необходимыми лекарственными препаратами). Последние перечни приняли на заседаниях Минздрава 4 и 7 сентября.

Рецепт Голиковой

Чем же комиссия Минздрава так не угодила Общественному Народному Фронту?

Как стало известно из письма Антона Гетта, на прошедших заседаниях не было кворума для принятия таких решений, то есть число правомочных голосующих изначально не было введено. А некоторых членов комиссии так и вовсе заменили неустановленные лица. По словам Гетта, члены комиссии с поднимаемыми вопросами были ознакомлены слабо, позволяли себе по очереди выходить из зала заседаний во время обсуждения (даже голосования, что уж вообще возмутительно), то и дело отвлекались на разговоры, никак к процедуре голосования не относящиеся, — но все равно каким-то образом продолжали голосовать.

Такое поведение членов комиссии — явный показатель не совсем адекватного отношения к столь ответственному вопросу, как выбор лекарств для населения. Это демонстрирует не только отсутствие у них профессионализма, но и сигнализирует о полнейшем равнодушии голосующих к поднимаемому вопросу, считает Гетта.

А в ответ на многочисленные просьбы ведущих врачей страны включить в перечень препарат, который реально спасет человеческую жизнь, представитель Федеральной антимонопольной службы, входящий в состав комиссии, якобы отвечал, что для этого производителям нужно снизить цены.

Фактически, комиссия проводит не заседание, а «базар». Некоторые эксперты даже полагают, что участники попросту «торгуются» с производителями за попадание в список. Если члены комиссии и дальше планируют демонстрировать подобное поведение, это напрямую может повлечь к проблемам у населения, которые во многом зависят от этих списков, так как получают лекарства бесплатно по рецепту. В первую очередь речь идет о пенсионерах.

А как на все это смотрит вице-премьер Голикова, ведь такое предложение ОНФ выглядит как посягательство на давно установленные Минздравом списки лекарств? А теперь, получается, вся фармацевтическая империя под угрозой?

От жадности лекарства нет

На ум приходят слова главы Национальной медицинской палаты Леонида Рошаля, еще в 2011 году отмечавшего некомпетентность Татьяны Голиковой и ее неспособность развивать систему здравоохранения.

Леонид Рошаль обрушился с критикой на Татьяну Голикову

И правда, за свои губительные преобразования Голикова постоянно подвергалась резкой критике со стороны профессионального медицинского сообщества. Ее возвращение в правительство в 2018 году просто шокировало медиков всей страны: в какой-то момент они даже объединились против нее, пытаясь всем медицинским миром противостоять этому назначению.

На седьмом Пироговском сьезде врачей в 2011 году обнародовали анкеты 80 тысяч медиков по всей стране: более 90% сочли ситуацию в здравоохранении критической, 87% негативно оценивали проведенные Голиковой реформы, и почти все связывали катастрофу медицинской отрасли с деятельностью самой Голиковой.

Ее муж, Виктор Христенко, был министром промышленности и торговли, курировал фармацевтику и вообще сменил множество руководящих должностей: в результате под семья получила рычаги влияния на всю российскую фармацевтику. По слухам именно он способствовал тому, что жена получила кресло министра Минздравсоцразвития, поудобнее устроившись в котором, она активно начала процесс «обогащения» семейного клана.

Это именно она лишила Росздравнадзор функции контроля за качеством лекарств и действиями чиновников, отвечающих за госзакупки лекарственных препаратов; провела закон «Об обороте лекарственных средств», вызвавший огромный шквал критики в медицинском сообществе, Госдуме и других общественных организациях. Последствия этих разрушительных реформ мы наблюдаем до сих пор.

После реформ Голиковой лекарства не помогут

Всю бурную министерскую деятельность Татьяну Голикову сопровождали громкие коррупционные скандалы, связанные с фармацевтическими компаниями.

Начать можно с Арбидола, препарата компании «Фармстандарт». Какое-то время на фармацевтическом рынке существовал только «Фармстандарт» — по крайней мере. Создавалось такое ощущение. «Фармстандарт» мгновенно регистрировал лекарства (в то время как другие компании месяцами ждали регистрации); побеждал на многих конкурсах Минздравсоцразвития, несмотря на высокую закупочную цену (вспоминаем сегодняшний отказ комиссии Минздрава включить в списки лекарства из-за цены).

Таким образом, препаратом компании «Фармстандарт» Арбидол были забиты все аптечные склады Росрезерва, а «друг» Голиковой Виктор Харитонин, владелец компании, заработал десятки миллиардов рублей. Не учли они только того, что эффективность препарата не доказана и он высокотоксичен, так что после жуткого скандала Арбидол покинул портфель препаратов «Фармстандарта».

Виктор Харитонин не знал про «чудеса» Арбедола?

Далее министерство ввело централизованную систему снабжения больниц лекарствами от туберкулеза, ВИЧ, гепатитов Си В. Самые «жирные» контракты вновь достались компании Харитонина. Это привело к тому, к массовым протестам ВИЧ-инфицированных граждан из разных регионов России, требующих лекарств, которых недоставало. Они публично призывали Голикову уйти в отставку.

Также можно вспомнить скандал в Екатеринбурге, где только по данным статистики инфицировано ВИЧ 1,8% населения, и где жалобы больных о нехватке лекарств исчислялись тысячами. В числе скандалов — поставки американского противоопухолевого препарата «Велкейд». Поговаривали, что именно в интересах американских поставщиков Голикова запретила к продаже весьма эффективный отечественный препарат – Миланфор, стоящий на 30% дешевле.

Возмущение общественности вызвала также компания «Натива», автор противоопухолевого дженерика «Гефитиниб-натив» . Оказалось, что у него нет… Лицензии! А Минздрав спокойно разрешил «Нативе» выпускать свой препарат без патента и зарегистрировал его в реестре лекарств. Секрет успеха «Нативы» прост: она принадлежит все том уже Харитонину.

«Натива» вообще рекордсмен по количеству к ней исков о нарушении патента. Одновременно в судах шло шесть разбирательств по «Нативе». Компания AstraZeneca дольше всех билась за арест патента у «Нативы», параллельно с ней с компанией Харитонина судились Orion Corporation, Bayer, BMS, Boehringer Ingelheim и Pfizer.

Важно отметить, что все это происходило в тот момент, когда Голикова была формально не у дел, так чего же ждать от нее сейчас, когда она действующий вице-премьер в вопросах медицины?

Голиковская эпидемия?

Следующий случай не столько возмутителен, как страшен.

У Харитонина есть два партнера по биотехнологическому центру «Генериум» — Реус и Дементьев. Они — бывшие замы и дружки Христенко, в прошлом, как мы помним, куратора фармацевтики.

Многим известно, что родную и привычную для россиян процедуру пробы Манту заменили на генно-инженерный диаскинтест «Генериума» . И, как опасается главный научный сотрудник отдела противотуберкулезной помощи Медакадемии имени Сеченова Маргарита Шилова, это толкает страну к эпидемии туберкулеза. Она отмечает, что диаскинтест «Генериума» показывает реакцию не во всех случаях. Заявление врача приводит издание «Стрингер». А туберкулез – болезнь, от которой стоит перестраховаться: если упустить ребенка на раннем этапе, время уйдет, и смертельная инфекция разовьется.

Сегодня под контролем «Генериума» — 70% рынка госзакупок лекарственных препаратов от гемофилии

Если это допустить, то на лечение заболевших потребуются дополнительно миллионы рублей из государственного кармана. Но до этого момента производители диаскинтеста успеют как следует навариться на самом драгоценном — здоровье детей.

На сегодняшний день «Генериум» объединил усилия с ирландской корпорацией Shire — SG Biotech, что выглядит как откровенный обман государства: обещали обеспечить импортозамещение, а сами занимаются продажей ирландских лекарств.

Благородные фармацевты с большой дороги?

Есть еще одна компания-партнер Голиковой: принадлежащая Христенко, учрежденная Чубайсом и Роснано – «Нанолек» , в которой трудится сын Харитонина, Владимир.

Семейный фармацевтический клан Голиковых-Христенко

Когда ситуация стала угрожающей, «Нанолек» компенсировал нехватку лекарства с помощью французской вакцины «Имовакс Полио», которую успешно упаковал на своем инновационном импортозамещающем производстве, выдав этот нелегкий труд за производство полного цикла. Не трудно догадаться, что государство купило эту «отечественную» вакцину. Похожая история сегодня складывается с вакцинами Пентаксим и голландской Полимилекс, а «Нанолек» потихоньку «прихватывает» полиомиелитную вакцину.

«Нанолек» заявил о программе импортозамещения и разработке лекарств, которые заменили бы дорогие импортные препараты в госпрограмме «Семь нозологий». Но ничего у них не вышло: не хватило опыта. В результате «Нанолек» чудом не обанкротился. Поставки импортной моновакцины в Россию снизились в 13 раз: и вот, в стране — дефицит.

Когда ситуация была уже на грани, «Нанолек» компенсировал нехватку лекарства с помощью французской вакцины «Имовакс Полио», завернувший ее на своем производстве в отечественную упаковку. Россия купила эту, якобы нашу, вакцину по сумасшедшей цене. Разве это не обман? А компании под руководством друзей Голиковой продолжают получать тендеры от Минздрава.

Так, прикрываясь защитой интересов простых граждан и интересов государства, Голикова организовала целую кормушку для своего семейного клана и приближенных.

И если инициатива Организации Народного Фронта все таки возымеет вес и вступит в силу, Голиковой придется затянуть поясок потуже.