Способна ли Украина остановить агрессию России?

682

В последнее время мы достаточно часто слышим противоречивые суждения от наших руководителей по поводу возможности Украины противостоять агрессии России. То Петр Порошенко, выступая на праздновании Дня независимости Украины, говорит, что Украина способна сама себя защитить, но нуждается в поддержке; украинцы серьезно готовы и дальше бороться за свою независимость. То Александр Турчинов заявляет о возможности широкомасштабного вторжения России и подчеркивает, что мир знает мощь и силу одной из лучших армий мира, как бы косвенно намекая, что Украина не в состоянии противостоять агрессии России.

Вот и возникает вопрос, а существуют ли эффективные методы сдерживания более сильного противника?

Ответ на этот вопрос дает нам наш непосредственный враг — Россия. Иногда полезно слушать и читать представителей страны агрессора, чтобы принимать правильные и эффективные решения. Есть фундаментальный труд российских специалистов в области военной науки. Он называется военно-политический словарь «Война и мир» под общей редакцией Дмитрия Рогозина.

В главе 11. «Военное противостояние государств и стратегия сдерживания» раскрывается суть понятия «неприемлемый ущерб в войне». В частности, там говорится:
«Неприемлемый ущерб служит для потенциального агрессора прогнозным ориентиром, сдерживающим его от нападения даже при наличии факторов, обеспечивающих ему военный успех. По сути, неотвратимость нанесения агрессору ответными действиями неприемлемого ущерба лишает его мотивов развязывания войны».

Очень важно содержание данного абзаца:
«В мирное время фактор неприемлемого ущерба требует от потенциального агрессора учета неизбежных собственных катастрофических потерь в подготавливаемой им войне. В период войны этот фактор воздействует на противника в рамках активной обороны».

Здесь стоит отдельно подчеркнуть для нашего верховного главнокомандующего Петра Порошенко и для министерства обороны, что в период войны ВСУ должны вести активную оборону, а не соблюдать «режим тишины». Но это в том случае, когда руководство страны действительно хочет быстрейшего окончания войны.

Хочу отметить, что жестким противодействием на Донбассе при ведении боевых действий, благодаря нашим патриотам, настоящей элите нации, были нанесены в короткие сроки такие боевые потери незаконным вооруженным формированиям России, которые по своему содержанию стали приближаться к понятию «неприемлемого ущерба».

Как результат, Владимир Путин был вынужден провести через Государственную думу в октябре 2014 года закон, предполагающий выплату денежных компенсаций родственникам военнослужащих, пропавшим во время учений, и который вступил в силу с 1 января 2016 года.

Поэтому можно предположить, что достижение своих целей военным путем Владимир Путин планировал завершить в течение 2015 года.

Следующий очень важный по содержанию абзац:
«Важно отметить и то, что способность к нанесению неприемлемого ущерба любым государством, владеющим высокоточным дальнобойным оружием, способным разрушать экологически опасные объекты агрессора, и другие жизненно важные цели, уравнивает активно задействованную военную мощь противоборствующих сторон, находящихся на существенно разных уровнях экономического и военного развития».
В данном случае, Россия очень конкретно намекает Украине, что если в вашем распоряжении есть высокоточное дальнобойное оружие, способное нести не обязательно ядерный заряд, и способное нанести удар по атомным станциям России, плотинам, городам с плотным населением, у Путина даже мысли не будет идти с войной в Украину.

Поэтому, если украинские ракеты могут выводить спутники в космос, то почему их нельзя использовать для нанесения «неприемлемого ущерба» России?

Здесь следует еще понимать два важных момента в военной политике Кремля:
1. С точки зрения российской военной стратегии, Россия находится в постоянном состоянии войны с Западом. Это информационная война, экономическая, дипломатическая и т.д. А мир — это особое специфическое состояние войны. Поэтому понятие «мира» в голове Путина принципиально отличается от понятия «мира» в голове западных политиков. Практика путинского так называемого «мирного плана» Минских договоренностей показывает абсолютную их неэффективность и бессмысленность.

2. Теория превентивного удара. Она официально не записана в военной доктрине, но будет применяться на практике. Суть ее заключается в том, что как только силовые структуры России обнаружат явные признаки подготовки вооруженных сил противника на ее территорию, то вооруженные силы России первыми нанесут превентивный, то есть предупредительный удар, вплоть до тактического ядерного удара.

Эту теорию подсознательно подтвердил Александр Захарченко, так называемый глава ДНР 23 января 2015 года. Он заявил, что ополчение будет наступать до административных границ Донецкой области. Но если он увидит угрозу и с других сторон, то он будет эти угрозы ликвидировать.

Поэтому, те политики, которые выступают за то, что давайте отдадим Путину Донбасс и наступит мир, ошибаются. Боевые действия перекинутся на соседние области. И это будет продолжаться, пока Владимир Путин не реализует полностью свой план, а именно полный захват Украины.

Существенным фактором сдерживания Владимир Путина является то, что он не может ввести официально войска в Украину. Он не может своих вежливых людей отправить в другие приграничные области для дестабилизации ситуации, так как это сразу грозит России международным скандалом, в виду явной эскалации вооруженного конфликта и немедленным отключением банковской системы от международной системы расчетов в валюте. Российские эксперты в экономике говорят, что это не так страшно для банковской системы России, а страшно российским политикам, так как они будут не способны контролировать свои счета в оффшорах и будут вынуждены официально их признать.

Как фактор сдерживания Путина, необходимо рассмотреть вопрос о полной изоляции Приднестровья. Необходимо очень жестко отреагировать на недавнее постановление президента так называемой Приднестровской Молдавской Республики Шевчука о присоединении к Российской Федерации, ссылаясь на референдум от 17 сентября 2006 года. К сожалению, ни министерство иностранных дел Украины, ни ведущие политические партии, никак не отреагировали на это важное политическое событие.

Действия Украины будут наиболее эффективными, если будут основываться на понимании страхов Владимира Путина:

1. Первый страх состоит в том, что военные действия могут вестись на территории России. Первые слова, объясняющие появление у России теории превентивного удара начинались так: «Испытав на себе всю тяжесть войн, особенно великой Отечественной войны, руководство страны приняло решение не допустить ведение войны на ее территории. Поэтому, как только нашими силовыми органами будет обнаружено намерение противника напасть на нашу страну, мы нанесем первыми превентивный удар, вплоть до ядерного удара!».
2. Второй страх Путина — это четкое функционирование транспортной системы на огромной территории России. Иначе как же оперативно подгонять эшелоны с техникой в Ростовскую область.
3. Третий страх Путина — это стабильная добыча нефти в регионах. Малейшая дестабилизация в плане срыва поставок, падение добычи сразу скажется на переориентировании клиентов на другие стабильные сырьевые источники и усилит экономический кризис.

Исходя из вышеизложенного, можно уверенно сказать, что Украина обладает всеми возможностями для нанесения неприемлемого ущерба России и прекращения войны в кратчайшие сроки.

Автор материала: Владимир Батищев, блогер-аналитик