«Стали чужими, когда я вернулась с войны». В Житомире муж выгнал из дома жену, участницу АТО

431

В Житомире, муж выгнал из дома жену – участницу АТО, боевого фельдшера, прапорщика Елену Ковальчук. Сегодня она будет ночевать в своем медпункте. Как такое могло случиться? Это корреспондент газеты “Суббота” пытался узнать у напуганной женщины.

– Я – военный фельдшер, сейчас служу в медпункте батальона охраны командования Воздушно-штурмовых войск – рассказывает Елена. – Несколько месяцев, с 14 октября 2015 года по 29 февраля 2016-го, я служила в полевом госпитале под Славянском. Принимали раненых, оказывали первую помощь и мы переправляли их в город Изюм, Харьковской области. С 2014 года я не веду совместного хозяйства со своим мужем. Мы не в разводе, но фактически – стали чужими людьми.

Как такое произошло между мужчиной и женщиной, проживших в браке 20 лет и вырастивших сына?

– Началась война. Я отправилась в АТО. Просила мужа, Сергея, чтобы со мной поехал – нам нужен был водитель санитарного автомобиля. Он сказал: “Без меня“. Вел на гражданке привольный образ жизни – его война не коснулась. Когда я вернулась с фронта, наши отношения не наладились – он был агрессивен ко мне, у него были близкие отношения с другой женщиной. Он мне предлагал развестись. Я не возражала, говорила: “Иди, подавай на развод!”

– Так каким же образом вы стали бездомной?

– 13 февраля Сергей силой отобрал у меня мобильный телефон, потом забрал ключи и выгнал из дома. Сказал, что если вернусь, зарубит. Я пошла на службу. Вечером пришла к дому, думала, может, Сергей погорячился и уже остыл. Но я не смогла попасть в дом – муж во всех дверях поменял замки. А ведь дом этот – наша совместная собственность! Я поехала в городской отдел полиции. Написала заявление. Вернулась к дому, вызвала наряд полиции по номеру “102”. Помощи не получила – Сергей просто не открыл дверь полицейским. Какие-то радикальные действия предпринимать боюсь – он угрожал убить меня.

– А ваши сослуживцы-побратимы не пытались вступиться за вас?

– Я не рассказывала о случившемся ни руководству, ни сослуживцам. Искала помощь через адвоката и полицию.

– Какова позиция вашего 23-летнего сына в этом конфликте? Он готов защитить мать?

– Когда Сергей поменял замки в доме, он сказал сыну, что тот может заходить в дом только с его разрешения. И пригрозил выгнать, если он приведет домой меня.

– Вы намерены бороться за себя?

– Адвокат говорит, нужно бороться…

– Где вы ночуете?

– У родственников, у соседей. Эту ночь проведу в медпункте – я в наряде.

Корреспондент газеты смог по телефону пообщаться с супругом Елены Сергеем. По его словам, Елена тайно от него купила квартиру, оформив на своего отца, и автомобиль. Кроме того, у нее отношения с другими мужчинами. Хм… равно, как и у него – с другими женщинами. Но выставить на улицу мать своего сына, женщину, с которой провел вместе 20 лет, да еще из дома, на которую у нее есть права собственника?! Как минимум, не по-мужски.

– Елена, действительно ли вы тайно от законного супруга купили квартиру и автомобиль?

– Квартиру купили мои родители для больного ДЦП сына – моего брата. А автомобиля нет никакого. Более того, именно супруг, пока я была на войне, продал два наших семейных автомобиля.

Теперь, предстоит суд и раздел имущества. Адвокат Елены Виктория Кашапова рассказала подробности конфликта.

– Муж последние пять лет постоянно унижал Елену. Она считает, что он давно уже живет на две семьи. Избивал её. Причем, настолько жестоко, что выбил глаз – сделал инвалидом. И уговорил забрать заявление из полиции. А потом выгнал из дома… В полиции женщине советуют обратиться в суд. Тем не менее, мы подали заявление в полицию о совершении уголовного преступления, в частности, муж моей клиентки обвиняется в самоуправстве (выгнал из дома в зимний период) и разбойном нападении (отобрал телефон, угрожая ножом).

Переварить информацию о случившемся довольно сложно: муж выгоняет жену, участника АТО, на улицу, на мороз, и пока никто не может поставить этого человека, забывшего о том, что такое мужская честь, на место.