Старость в радость. Четыре совета 60-летним и тем, кому это ещё предстоит

673

Ровно полвека назад The Beatles исполнили в своей студии на лондонской Abbey Road песенку «Когда мне будет 64». Пол Маккартни сочинил её, когда ему было 16 лет, записал в 24 года, и песенка эта казалась ему и юным поклонникам Битлов весёлой шуткой о том, что никогда не произойдёт. А если и произойдёт, то совершенно не будет похоже на то, как они, молодые, живут в 1966 году. Недаром песенка открывалась словами «Стану я старым, лысым совсем».

И что же? Маккартни в этом году исполнится 74 года, он не облысел и выдаёт на своих концертах такой крутой рок-н-ролл, который и молодым рокерам не по зубам.

Будьте естественным

Когда я впервые начал ухаживать за девушкой, которая была на 20 лет младше меня, то постоянно подшучивал в разговорах с ней над своими годами. Сам-то я своего возраста не чувствовал, и потому шутки эти звучали вымученно и неестественно. И, что самое главное, ставили мою будущую, как оказалось впоследствии, спутницу по жизни в неловкое положение. Причём я сам этого не осознавал, пока у неё не лопнуло терпение, и она сказала мне (мы тогда ещё были на «вы»): «Давайте договоримся, вы или перестаёте за мной ухаживать, или перестаёте подсмеиваться над тем, что в своём возрасте за мной ухаживаете. Потому что со стороны это сочетание выглядит, честно говоря, глупо».

Этот урок был для меня первым, но потом я ещё не раз убеждался на своём примере и примере ровесников, женившихся по второму и третьему разу, — если женщина в тебя влюбляется, разница в возрасте как бы перестаёт для неё существовать. Более того, даже если она младше тебя на 20 с лишним лет, тысячелетний инстинкт хранительницы очага всё равно заставляет её чувствовать себя в какой-то степени старше тебя. Ну а когда вам уже 64, вы имеете полное право ласково называть свою 40-летнюю жену «моя старушка» (хотя сильно рискуете при этом нарваться на оплеуху).

Поэтому, насколько бы младше вас ни была ваша визави, держитесь с самого начала романа естественно, и всё получится. Или не получится, но тогда это уже не по вашей вине.

Поймите, что цифры, обозначающие наступление старости, — просто условность

Кто вообще сказал, что 60 лет — это старость? Мы привыкли к этой «роковой» цифре только потому, что выходим в это время на пенсию. Но если посмотреть, в каком возрасте становятся пенсионерами в других странах, наши ориентиры сильно сдвинутся. В Великобритании, Швейцарии и Японии, например, пенсионный возраст наступает в 65 лет, а в Норвегии — в 67.

Связано это с тем, что согласно бытовавшей ранее почти во всём мире теории старость начинается в 65 лет, а до этого времени человеку на производстве можно предъявлять такие же требования, как и его более молодым коллегам. Но сейчас и эта граница сдвинулась. Современные биологи и медики предлагают отсчитывать старость с 74 лет.

Пока же в Украине всё наоборот. У нас мужчина в 60 лет — пенсионер, в то время как в Норвегии (стране, между прочим, со сложными климатическими условиями) к 65-летнему сотруднику предъявляют те же требования, что и к 35-летнему.

Ведите себя, исходя из личных мотивов, а не традиционных предубеждений

В современном мире до сих пор принято считать, что нормально функционировать он может лишь при регулярной смене поколений. То есть, условно говоря, работа в нём предусмотрена только для «отцов и детей». Поэтому, как только внуки получают диплом о высшем образовании, дедушкам приходится волей-неволей уходить на покой. Не потому, что они не могут больше работать, а потому, что считается, что им пора освободить место для молодых. Атавизм этот остался с первобытных времён, когда 30-летний член племени, если и доживал до этого возраста, уже был дряхлой развалиной. С веками эта возрастная граница постепенно сдвигалась, но суть оставалась неизменной.

И сейчас самое время спросить: почему? Только потому, что так было веками? Но ведь точно так же, к примеру, люди тысячелетиями считали, что человек не может разговаривать с другим человеком за тысячи километров от него, пока не изобрели телефон, радиосвязь и интернет.

Стройте в свои 60 далеко идущие планы

На первый взгляд, этот тезис противоречит тому, что было сказано вначале. Но только на первый. Мы ведь говорили, что в 24 года пытаться предугадать, каким ты станешь в 64, бесполезно. А вот в 60 лет прикинуть, каким ты будешь в 74, вполне реально — жизненный опыт-то уже солидный.

А вообще, вдумайтесь, какой получается парадокс: современные биологи и медики, как было сказано, пришли к выводу, что старость нынче наступает в 74 года (причём старость, а не потеря работоспособности — вспомните того же Пола Маккартни, дающего многочасовые концерты), а мы по-прежнему считаем 60 лет возрастом «выхода в тираж» и начала растительного, по сути, существования.

И это при том, что у вас впереди как минимум 14 полноценных лет. И каких лет — с подпорками практических знаний и жизненного опыта, многочисленными уроками на собственных ошибках и, что немаловажно, без вредных привычек во всех смыслах (вы уже всё попробовали и всему знаете цену). Тут каждый год идёт за два, а то и три «молодых» года. И в это же время выпускнику вуза, планирующему свою жизнь до 40 лет, говорят, что он слишком далеко заглядывает, очень уж большой срок, а над 60-летним полным сил мужчиной, строящим планы на те же 14 лет, иронизируют за его спиной — мол, куда он лезет, осталось-то всего ничего.

Всё это говорит только об одном: отношение общества к возрасту, который раньше называли преклонным, полностью лишилось какой-либо рациональной основы и базируется только на замшелых эмоциях. А это значит, что его пора пересмотреть. Времена меняются, и мы в свои sixty-four ещё многое можем. И, кстати, ещё многого хотим.