Чиновникам невыгодно создание Госбюро расследований, так как в функции данного органа будет входить расследование преступлений, связанных с «Майданом», Иловайском и Дебальцево, заявил экс-замглавы СНБО Степан Гавриш.

Военная прокуратура Украины намерена просить президента отложить создание Госбюро расследований. Как пояснил главный военный прокурор Анатолий Матиос, ГБР не сможет начать работу 1 марта, как предусмотрено в законе, что вызовет рост преступности. «Комиссией, которая должна назначить руководителя Бюро, не внесено ни одной кандидатуры, конкурс для сотрудников не начат», − заявил Матиос. Поэтому он считает необходимым внести поправку в закон, согласно которой ГБР будет считаться действующим только после того, как будет набрано хотя бы 50% его состава.

Действительно ли необходимо отложить создание бюро расследований, в эфире прокомментировал экс-первый заместитель секретаря СНБО Степан Гавриш.

Почему тормозится создание Госбюро расследований?

Преступность и так резко возросла из-за проблем, связанных с реформой полиции. И сегодня есть большие вопросы в отношении деятельности оперативно-следственного аппарата и противодействия преступности на многих других уровнях, включая прокуратуру. Что касается заявления Матиоса, то и в ГПУ заявили о необходимости внесения корректив в закон. Суть в том, что ГБР получает эксклюзивные права, то есть, полное право на расследование военных преступлений, которые сейчас находятся в компетенции Матиоса. Очевидно, это одна из главных причин, так как Матиос лишится существенного влияния на этот процесс. ГБР будет расследовать преступления против чиновников высшей гильдии, министров, работников СБУ, а также тяжкие преступления, связанные с деятельностью организованных группировок, терроризмом. И это очень важный орган, его руководителя должны утверждать по сложной процедуре. При этом в новом проекте Конституции в части судебной реформы оговаривается, что именно у президента сосредоточена в руках основная функция по утверждению этого руководителя. И мне кажется, что Матиос обеспокоен именно этим. Хотя в его словах есть и доля логики: если материалы о военных преступлениях будут переданы из ГПУ в ГБР, их будет некому там расследовать.

Самый важный момент: все материалы, связанные с расследованием преступлений на Майдане, будут переданы в ГБР. И здесь больше всего проблем, потому что много высокопоставленных лиц, которые прямо или непрямо финансируют отдельные политические группы в парламенте, не заинтересованы в таком расследовании. Что касается военных преступлений, то здесь тоже возникают проблемы, связанные с Иловайском, Дебальцево и другими крупными уголовными делами, которые всячески тормозятся. Как я понимаю, мы можем стать свидетелями того, что было в ГПУ после Майдана: документы исчезли. При этом Украину массово пронизывает коррупция, и создать ГБР очень непросто. Но это важный шаг вперед.

В ГБР будут расследоваться коррупционные преступления?

Это подследственность НАБУ, но если дело будет касаться непосредственно Генпрокурора, то будет расследовать ГБР. Это, по сути, украинское ФБР, оно должно получить максимально независимый статус. И сегодня пытаются заблокировать создание этого органа. Чувствуется, что высшие должностные лица страны не очень в нем заинтересованы. Тут есть еще один нюанс: закон о ГБР был проголосован еще 12 ноября прошлого года, но президентом был подписан только 14 января. И это говорит о том, что было очень много сомнений в необходимости создания такого органа. Восстановление контроля и проверки деятельности высших должностных лиц, уличенных в совершении преступлений, может серьезно повлиять на политическую репутацию многих нынешних деятелей.

Ранее в эфире радиостанции директор консалтинговой компании «Партия власти» Елена Дяченко высказала мнение о том, что антикоррупционные ведомства в стране создаются только для отчетности. В то же время управляющий партнер Национальной антикризисной группы Тарас Загородний считает, что антикоррупционная прокуратура является орудием давления на политических оппонентов.