Судьи времен «легитимного» успешно проходят переаттестацию

186

Ряд судей, которые были назначены на свои должности во время правления беглого экс-президента Украины Виктора Януковича и к которым предъявлялись претензии от Национального антикоррупционного бюро Украины (НАБУ), успешно проходят переаттестацию и рекомендуются к назначению на прежние должности.

В течение 4 дней съмочная группа посетила около 40 собеседований и обнаружила, что комиссия закрывает глаза на неквалифицированность судей, а также тех, кто имеет коррупционные риски. Журналисты зафиксировали, как проходит переаттестация судей и кто из них претендует на пожизненное судейство.

Полищук Анна Сергеевна, судья хозяйственного суда Кировоградской области на должности судьи продала «Mazda 3» и в 2012 году приобрела автомобиль «Lexus» 2007 года. Объяснить источники происхождения средств, за которые приобрела авто, не смогла.

Антикоррупционное бюро сообщило комиссии, что «в собственности отца судьи находится 2 квартиры, 6 земельных участков и 2 автомобиля. В собственности матери — 11 земельных участков и 11 авто. В собственности бывшей свекрови — 14 земельных участков, а в собственности судьи Полищук — автомобиль престижной марки». Решение комиссии: рекомендовать Полищук на назначение судьей пожизненно.

Судье Голосеевского районного суда Киева Виктории Пасынок перечислили $4 тыс. из Великобритании. На комиссии выяснилось — от ее безработной сестры. Решение комиссии: рекомендовать Викторию Пасынок на назначение судьей пожизненно.

Олеся Кисель, судья Яготинского райсуда Киевской области в 2013 году, когда работала судьей, получила в подарок от отца дом на 98 кв. м. Решение комиссии: рекомендовать Кисель на назначение судьей пожизненно.

Семья судьи Днепропетровского окружного суда Елены Рябчук во время ее судейства стала владельцем половины нежилого помещения в 242 кв. м в Днепропетровске. Решение комиссии: рекомендовать Викторию Пасынок на назначение судьей пожизненно.

«Первое впечатление от таких оценок комиссии — не самое лучшее. Это не похоже на очистку от непрофессиональных судей и тех, кто имеет коррупционные риски, а больше — на выполнение бюрократической процедуры», — отмечают журналисты.