Об эпатажной антиукраинской агитации в Нидерландах и реальных последствиях будущего референдума редакция расспросила народного депутата от фракции БПП, главу парламентского подкомитета по евроинтеграции Светлану Залищук.

На днях голландские противники соглашения об ассоциации Украины с ЕС заявили о начале антиукраинской «туалетной агитации». Почти 50 тысяч евро будут выделены частной компании, которая изготовит и распространит по всей стране около 100 тысяч рулонов туалетной бумаги с аргументами против ратификации договора. Кроме того, в Нидерландах запланированы съемки сериала о коррупционных связях Еврокомиссии с украинцами. Как известно, Нидерланды – единственная страна-член ЕС, которая до сих пор не ратифицировала соглашение об ассоциации. 6 апреля в стране пройдет референдум, на котором жители будут голосовать «за» или «против» ассоциации Украины с ЕС.

О чем говорят такие инструменты антиукраинской информационной кампании? Возможно, сами сторонники идеи о проведении референдума несерьезно к ней относятся?

Нужно разобраться, как это работает. Во-первых, давайте вспомним, что вообще законодательство, которое позволяет проводить референдум по какому-либо вопросу, появилось в Нидерландах не так давно, летом. Над ним работали много лет, и вот наконец-то проголосовали. То есть по этому законодательству еще не был проведен ни один референдум. Вопрос украинской ассоциации, по сути, станет первым, за который будут голосовать в рамках этого нового законодательства.

Во-вторых, нужно понимать, что Нидерланды – евроскептики. Они были первой страной, проголосовавшей в 2005 году против европейской Конституции, которая еще больше объединяла страны, унифицировала законодательство, унифицировала функции, которые должна была бы выполнять Европейская комиссия в рамках Евросоюза.

Теперь, что касается референдума. Согласно законодательству, инициаторы должны были насобирать более 300 физических подписей, чтобы эта инициатива вообще стала реальной, то есть, чтобы вопрос вынесли на референдум, и его назначили. Законодательство предусматривает, что на проведение референдума выделяются средства. Я сейчас не скажу точно сколько, но это значительная сумма. Она предоставляется как организациям, которые поддерживают референдум, выступают «за», так и тем, кто выступает против.

Таким образом, различные общественные организации подают заявку на то, что они хотят проводить информационную кампанию по тому или иному аспекту. Вы назвали те организации, которые выступают «против» ассоциации в рамках этой коммуникации. Хотя, для справедливости, нужно сказать, что есть организации, которым правительство Нидерландов так же дало деньги для поддержки соглашения об ассоциации во время референдума.

Кстати, на днях я принимала участие в телевизионных дебатах при участии парламентариев Нидерландов (было прямое включение) по проведению референдума. Интересная деталь: в самом начале проводился опрос, и тогда не было большинства «за» ассоциацию. Но после дебатов, после моего выступления, после выступления нидерландских парламентариев, которые поддерживают ассоциацию, мы переубедили людей. Это показывает, что на самом деле нидерландцы мало проинформированы. Они мало слышат украинскую точку зрения.

Как можно изменить тенденцию?

Мы, в частности, на позапрошлом заседании Комитета по иностранным делам проголосовали отдельное решение, чтобы Верховная Рада поддержала визит украинских парламентариев в Нидерланды. У нас должна быть возможность пообщаться с депутатами, с медиа, с экспертами.

Вы сказали, что организациям, которые поддерживают ассоциацию, правительство также выделяет деньги. Какие информационные кампании они организовывают?

Нужно посмотреть, я подробно не знаю. Кажется, одна организация будет снимать фильм.

То есть фильм будут снимать и с одной, с другой стороны: и противники, и сторонники ассоциации?

Да.

Извините, но уточню. Что Вы думаете об этой «колоритной» туалетной бумаге как аргументе «против» ассоциации?

Это такой стеб, наверное. Правительство Нидерландов не регламентирует, какие способы можно использовать в рамках кампании, а какие – нет. Но, по моему мнению, нам нужно искать альтернативу, какую-то конструктивную и интересную. Чтобы ее восприняли те люди в Нидерландах, которые поддерживают соглашение об ассоциации.

Угрожают ли результаты будущего референдума Украине? Если все-таки большинство проголосует «против» Украины в ассоциации?

Голосование не о том, чтобы Украина не вступала в ассоциацию. Речь идет о том, должны ли Нидерланды ратифицировать договор об ассоциации. Я напомню, что согласно европейскому законодательству, ЕС решает вопросы консенсусом. И для того, чтобы договор об ассоциации, несмотря на то, что он уже вступил в действие, работал – все страны должны подтвердить это решение.

В то же время референдум – это определенная коллизия, которая возникает в ЕС. Если на референдуме люди проголосуют «против», согласно их законодательству, это будет иметь консультативное значение. То есть правительство Нидерландов не обязано изменить свое решение, но им, наверное, будет трудно с политической точки зрения.

Если несколько миллионов голландцев проголосуют «против», что они будут с этим делать? Оставят ли свое решение по соглашению о ратификации ассоциации Украины с ЕС в силе, или будут вынуждены его менять? Тогда это будет значить, что правительство, по сути, идет против большинства в стране, которая не поддерживает такое решение.

То есть возникнет определенная коллизия, которая угрожает не только нам, украинскому соглашению об ассоциации, но угрожает и Нидерландам в том числе, потому что у них возникает политическая нестабильность. То есть правительство будет вынуждено корректировать свое решение или переубеждать свое население. Также появится вопрос перед Европейским Союзам, который будет значить, что их решения не являются до конца легитимными.

По словам главы Еврокомиссии Жана-Клода Юнкера, отказ голландцев «дружить» с Украиной может привести к общеевропейскому кризису.

Даже сам термин «соглашение» означает, что нужно договариваться. В этом процессе участвуют две стороны. Европейский Союз уже дал согласие на ассоциативное членство Украины, собственно, в рамках этой интеграции мы работали много лет – Украина со своей стороны, а ЕС – со своей. Нужно вспомнить, в том числе, политику соседства, которая существовала.

То есть, когда мы наконец-то позитивно завершаем этот процесс, соглашение об ассоциации позитивно заработало – возник риск возвращения назад. Повторюсь: из-за собственной уязвимости. Есть такой постулат: сила Европейского Союза в единстве тех государств, которые являются ее членами. Но и слабость ЕС именно в этом. Потому что как только возникает сомнение, или несогласие одного из членов, он ставит под сомнение дальнейшее развитие всех.

Алексей Гончаренко говорит, что сейчас Нидерланды являются главным сателитом России.

Нет, я хочу возразить этой точке зрения. Правительство Нидерландов и парламент Нидерландов абсолютным большинством проголосовали «за» ратификацию соглашения об ассоциации. Более того, и премьер-министр, и министр иностранных дел повторяют, что они поддерживают соглашение. В Министерстве иностранных дел нынешнее правительство Нидерландов сформировало специальную группу, которая работает над поддержкой соглашения об ассоциации.

Другое дело, что безусловно есть деструктивные силы, есть евроскептики в Нидерландах – и Россия этим пользуется. Она просто использует «пятую колонну», чтобы возбудить в обществе страх: «Вот, еще одна страна у нас будет, возможно, больше людей будут убежище просить, будут у нас работу забирать».

В каких еще странах есть эти евроскептики?

Если мы говорим именно о соглашении об ассоциации, то такой инструмент задействован только в Нидерландах. Все другие страны, насколько мне известно, уже ратифицировали соглашение об ассоциации.

Автор интервью: Ирина Шевченко