Световой год

174

В нынешнем году Украина намерена полностью отказаться от импорта электроэнергии, а экспорт увеличить более чем вдвое — до 8,2 млрд кВт-часов, т. е. вернуться к объемам 2014 года. План заманчив, но только если он будет реализоваться не в ущерб отечественным потребителям. Ведь пока на внутреннем энергетическом рынке сохраняется риск дефицита электричества и действует чрезвычайное положение.

ЧП про запас

Чрезвычайные меры на рынке электрической энергии начали действовать с 19 декабря прошлого года. Они введены распоряжением Кабмина на месячный срок. Но опыт отопительного сезона 2014-2015 годов показывает, что такое ЧП может продлеваться из месяца в месяц до самого мая. Другое дело, есть ли в этом реальная необходимость? Большинство производителей электричества и отраслевых ассоциаций уже высказывали сомнения в целесообразности подобного правительственного распоряжения, поскольку для энергокомпаний это означает невозможность адекватно спланировать свои расходы, доходы, инвестиции. По мнению экс-министра энергетики Украины Ивана Плачкова, Кабмин осознано создает легкий хаос на рынке, чтобы в этой ситуации было легче принимать рефлекторные решения.

Основной бич чрезвычайных мер – это предоставление Минэнергоугля в лице госкомпаний «Укрэнерго» и «Энергорынок» весьма широких полномочий по вмешательству в работу субъектов отрасли. В частности, согласно правительственному распоряжению они могут корректировать тарифы на производство и передачу электричества, а также инвестиционные программы энергокомпаний, устанавливать ограничения на генерацию и передачу энергии по сетям, в т. ч. за пределы страны, устанавливать графики производства (вплоть до каждого энергоблока) и граничные лимиты мощности. Иными словами, любую станцию можно в ручном режиме отключить или уменьшить ее квоту поставок на энергорынок.

По оценкам заместителя коммерческого директора компании «Донбассэнерго» Владимира Егорова, в прошлом сезоне чрезвычайные меры принесли 700 млн грн. убытков энергетикам, что в свою очередь спровоцировало задолженность по выплате зарплат и налогов. В Минтопэнерго со своей стороны отмечают, что только благодаря такому решению страна избежала массовых веерных отключений света. Рыночные игроки этот тезис не опровергают, но с оговоркой: в начале минувшего отопительного сезона ситуация в отрасли была гораздо критичнее, а вот сейчас с зимними проблемами можно справляться и в штатном режиме. К тому же год назад часть тепловых электростанций и ЛЭА на Донбассе находилась в зоне прямых обстрелов — сегодня же ситуация стабилизировалась.

С такими доводами отчасти согласны и в Минэнергоугля. Советник министра Сергей Чех отмечает, что нынешнее распоряжение — не совсем классическое решение, поскольку оно введено не вследствие возникновения чрезвычайной ситуации, а с целью ее упреждения. По его словам, регулятор получил чрезвычайные полномочия на рынке, но не обязательно ими воспользуется. В декабре, по словам С.Чеха, основной угрозой было недостаточное количество антрацитного топлива на складах ТЭС — и на это нужно было реагировать. Впрочем, обострилась эта проблема уже в январе, после новогодних морозов.

Как утверждает глава Независимого профсоюза горняков Украины Михаил Волынец, только за первые дни 2016 года на складах ТЭС и ТЭЦ запасы каменного угля уменьшились на 60 тыс. тонн, или на 857 вагонов (20 эшелонов). При этом запасы наиболее дефицитного антрацита составляют всего лишь 1,12 млн тонн, что меньше месячной потребности при температуре воздуха от -8 до -20 градусов. При таких раскладах у Минтопэнерго появляется еще один повод продлить чрезвычайные меры в энергетике. Хотя это и палка о двух концах.

Одним из последствий таких мер стало рекордное падение экспорта электричества из Украины в прошлом году. Еще более парадоксально, что, ограничивая себя в производстве электричества, страна прибегла к масштабному его импорту из России. Объемы такого импорта составили почти 2,3 млрд кВт-часов, или более 1,5 млрд грн. А станции «Энергоатома» из-за балансовых ограничений недовыработали за тот же период почти 2 млрд кВт-часов. Недополученный доход они оценивают примерно в 800 млн грн. Еще примерно 200 млн долл. недополучено из-за сворачивания экспорта.

Баланс на вырост

В энергетическом балансе на 2016 год уровень здравого смысла вроде бы существенно выше. В нем импорт отсутствует как таковой. В то же время предусмотрено серьезное увеличение поставок на рынки соседних стран: уже с января — в ареале «Бурштынского острова» (Польша, Венгрия, Словакия, Румыния), с апреля — в Беларусь и Молдову. В целом на рынок ЕС прогнозируется экспорт в объеме 3 млрд кВт-часов за год, на белорусский и молдовский рынки — суммарно более 5 млрд кВт-часов. При этом баланс ориентируется на спад внутреннего электропотребления (до 10%) из-за экономической рецессии и внедрения программ энергоэффективности, а также на дальнейшее увеличение доли АЭС в национальном производстве электроэнергии.

Как объясняют в пресс-службе Минэнергоугля, приоритетами 2016 года станут: максимальная загрузка мощностей дешевой и чистой генерации (АЭС, ГЭС); максимальное сокращение мощностей ТЭЦ, использующих при выработке электроэнергии природный газ и уменьшение сжигания дефицитного антрацитного угля на тепловых электростанциях. Правда, благие намерения и суровая реальность далеко не всегда совпадают. Поэтому и в самом энергетическом ведомстве делают оговорку, что прогнозный баланс — это документ, не обязательный к исполнению. Он только задает параметры, а то, как их воспримет рынок, зависит от целого ряда взаимосвязанных факторов: пропускной способности сетей, водности рек, температурных режимов, своевременности ремонтов и модернизации энергоблоков и т.п.

Поэтому более точную картину того, куда движется рынок, будут отражать ежемесячные балансы электроэнергетики. Их Минэнергоугля обещает готовить и публиковать регулярно. В конце декабря свет увидел январский баланс, в соответствии с которым за месяц в Украине планируется произвести чуть больше 15 млрд кВт-часов электричества, что на 1 млрд меньше, чем в январе-2015. Закупки электричества за границей в январе не предусмотрены, тогда как год назад они составили 369 млн кВт-часов. Зато экспорт должен увеличиться с прошлогодних 273 до нынешних 390 млн кВт-часов. Основный прирост должно обеспечить польское направление по линии «Добротвор — Замосць». На январь в Польшу планируется отправить 90 млн кВт-часов, что на треть больше, чем за весь 2015 год.

Можно ожидать, что именно это экспортное направление в 2016 будет развиваться наиболее активно. В прошлом году правительство Польши предоставило Украине кредит на 100 млн евро, половину из которого предполагается направить на модернизацию украинских тепловых электростанций и пунктов генерации. «Уже подготовлены несколько блоков государственных компаний по генерации электроэнергии, которые могут быть переоборудованы с антрацита на уголь газовой группы», — детализировал содержание кредитной линии в апреле 2015 тогдашний польский президент Бронислав Коморовский. Для Польши дополнительный приток электричества из Украины всегда интересен, поскольку в рамках Евросоюза она несет жесткие обязательства по ограничению парниковых выбросов. А основная доля электроэнергии в соседней стране генерируется на самых грязных в этом отношении тепловых электростанциях. Несколько лет назад Киев и Варшава даже рассматривали вопрос запуска одного из блоков Хмельницкой АЭС в параллельном режиме с «Бурштынским островом», чтобы Польша могла покупать эти атомные киловатты. Не исключено, что страны еще вернутся к такой идее.

И «Энергоатом», и частная генерация Украины заинтересованы в расширении внешних рынков сбыта, а Польша с данной точки зрения самый удобный клиент: и по объемам потребления (на порядок выше, чем Молдова, Словакия или Венгрия), и по инфраструктуре перетока. Тем более что потенциал для роста отечественная генерация сохраняет. Были годы (2006-2007, 2012-2013), когда экспорт электроэнергии из Украины приближался к отметке 10 млрд кВт-часов и даже преодолевал ее. Причем это наблюдалось при существенно больших объемах внутреннего потребления, чем сейчас.

Единственное объективное препятствие к возврату на указанный уровень — нехватка антрацитного угля с оккупированного Донбасса. Временно решать проблему пытаются за счет угольного импорта из ЮАР или оккупированной зоны. Но в перспективе без переоборудования части антрацитных блоков на сжигание других марок марок угля украинской тепловой энергетике не обойтись. Исторически сложилось так, что на газовые сорта ориентируются западные ТЭС — Бурштынская, Добротворская, Ладыжинская, тогда как большинство станций в центре и на востоке Украины «заточены» под антрацит. А именно эта группа генерации обслуживает внутреннего потребителя. Впрочем, за почти два года пребывания у власти правительство Арсения Яценюка так и не расставило правильные приоритеты в данной сфере: высокая маржа поставщиков угля всегда оказывалась важнее, чем инвестиции в стабильность украинской энергосистемы.

Автор материала: Ярослав Ярош