Сегодня в Минске состоится заседание подгруппы по политическим вопросам Трехсторонней контактной группы по урегулированию ситуации в Украине. Это заседание будет первым в 2016 году. Основным заданием Украины, представители которой уже заявили о начале Минска-3, будет определение и фиксация сроков выполнения пунктов Минских соглашений. Также необходимо разработать санкционные меры для нарушителей договоренностей. Политический аналитик, экс-народный депутат Украины Тарас Чорновил отмечает, что приезд представителя России в трехсторонней контактной группе Бориса Грызлова в Украину и его встреча с Леонидом Кучмой были неспроста. Однако Украине нужно помнить, что запас крепкости России не потерян, и они не готовы уйти с Донбасса, не выжав для себя какой-то бонус. Об этом, влиянии голосования парламента за поправки в Конституцию в части децентрализации на ситуацию на Донбассе и том, почему России не нужен Донбасс.

Сегодняшняя встреча в Минске может означить, что Минск-2 плавно перейдет в Минск-3 и в 2016 году будет подписано какое-то новое соглашение?

В начале осени был определенный шантаж со стороны Украины. Тогда Порошенко заявил, что Минск заканчивается 1 января и не будет никаких пролонгаций. Мы все прекрасно понимаем, что дипломатия – это политика возможного и основным заданием тут было не столько закончить с Минском, потому что все понимали, что на тот момент завершить ничего не удастся, сколько добиться от Европы введения дополнительных санкций против России или сохранения санкций. Это дало результат, но дальше с этим нужно что-то делать.

Украинская сторона настаивает на том, что в механическом продлении Минска-2 нет смысла, потому что ни один из пунктов (договоренностей, – FaceNews) не выполняется. Всем уже понятно, что Россия сегодня находится не в том состоянии, чтобы начать крупномасштабную наступательную операцию в Украине, и международная ситуация в этом плане сегодня для нее очень невыгодна. С другой стороны, мы тоже понимаем, что (у Украины, – FaceNews) нет сил начать наступательную операцию на Донбассе – на Донецк, Луганск. Такая операция развяжет руки России, будет считаться, что Украина полностью вышла из Минских договоренностей и тогда РФ, соответственно, сможет применить скоординированную российскую армию, а не скрыто отдельные разрозненные группы.

Однако просто жить с тем, что каждый пункт не выполнен, Украине надоело. По сравнению с прошлогодней ситуацией мы уже достаточно сильные, чтобы где-то начинать диктовать свои условия. То, что готовится, начиная с этой встречи, очень осторожно было очерчено Романом Бессмертным как вероятное начало Минска-3. Речь не идет о кардинальной перемене каких-то пунктов, перестановке их местами. В Минске-2 мы были вынуждены пойти на определенные уступки в порядке размещения пунктов, в частности, допустить, чтобы пункт о восстановлении Украиной контроля над границей был после пункта о выборах. Мы сумели взять определенный реванш тем, что с Минском-2 Россия рассматривалась уже как участник конфликта и виновник событий на Донбассе, а не просто посторонний наблюдатель и миротворец. То есть, в Минске-2 мы где-то сыграли в ничью. Сейчас вряд ли удастся переставить местами пункты так, как бы нам хотелось, хотя попробуем.

Основное задание – зафиксировать время выполнения и где-то ввести нюансы, которые могут нести санкционные угрозы в случае невыполнения. Нам это нужно, потому что для нас очень важно выполнение первых пунктов. Первые пункты – это прекращение огня, отведение войск, обмен пленными, допуск ОБСЕ ко всем территориям, куда они хотят заехать. Россия категорически против этого. Боевики тоже категорически против, они не хотят видеть сроков, а Украина будет настаивать. Уровень таких усилий, наверное, может тянуть на то, чтобы сказать, что это является чем-то подобным Минску-3.

Нам этот будет выгодно, кроме одного момента – в Верховной Раде срывается децентрализация. Я не знаю, будет ли в последнюю неделю января этой сессии, когда можно принять эти изменения, триста голосов. И это может потянуть за собой очень жесткий прессинг со стороны России на западных партнеров, чтобы санкции или были введены против Украины, или были сняты против России из-за того, что Украина не выполнила свое задание по Минску.

Безответственность нардепов в зале будет очень сложной проблемой. Очевидно, это не приведет к снятию санкций с России и введению каких-то санкций против Украины, но оно не даст нам в полном объеме зафиксировать тот Минск-3, о котором я говорил, с конкретными датами и конкретной ответственностью за невыполнение. Очевидно, это будет не на сегодняшней встрече, но приезд Грызлова в Киев и срочные консультации с Кучмой были неспроста.

Вероятно, Россия хочет смягчения санкций или даже их полного снятия. В свете этого РФ еще не готова идти на реальные компромиссы и начать выполнять хоть какие-то договоренности?

Очень на это непохоже. Россия – совершенно не та страна, в которой думают, как живет население. Пока этот запас прочности не потерян, и они будут дальше играться в провоцирование.

Донбасс, в принципе, им не нужен. Они сразу рассчитывали на вариант Новороссии, то есть, раскол Украины, переход под сепаратистские формирования огромных территорий, начиная от Сумской области, а может и Черниговской, и заканчивая Одессой. То есть, дуга, которая должна была исключить из территории Украины абсолютно все индустриальные регионы. Они на это серьезно рассчитывали и не думали, что им придётся массово вводить российскую армию. Но оказалось, что кроме части Донецкой и Луганской областей никто больше на идею Новороссии не клюнул. Да и Донецкая и Луганская области тоже держатся только на их колоссальных финансовых вливаниях и армейском присутствии.

Им, так или иначе, нужно оттуда выходить. Они видят, что продвинуться дальше им уже физически невозможно. Как выходить? Вариант, о котором Вы говорите, был бы наиболее приятным, но мне кажется, что Россия еще не в том состоянии. Кроме того, им нужно сохранять лицо. Просто уйти оттуда, ничего не достигнув, наверное, не лучший вариант.

Остается вариант дальше дожимать Украину на перемены, которые бы касались федерализации, а не децентрализации, предоставления Донбассу автономного статуса. Есть такой российский чиновник Козак (Дмитрий Козак, заместитель председателя правительства РФ, – FaceNews), который определённое время даже координировал события на Донбассе. Этот чиновник известен благодаря так называемому «плану Козака». Он его писал и продвигал в Кишиневе для восстановления единства Молдовы.

План был таков: мы восстанавливаем вашу территориальную целостность, никакого отдельного отделенного сепаратистского Приднестровья больше не существует, они полностью входят в Молдову, которая полностью контролирует финансы, экономику региона. Единственное, что их местный парламент должен сохранить право вето на основные вопросы внешней и внутренней политики Молдовы. То же самое было предложено Украине: Мы сдаем всех Плотницких, Захарченко, они нам не нужны, вы сами сможете их посадить в тюрьму, но вы должны провести выборы без контроля, без украинского законодательства, без участия украинских партий и без граждан, покинувших те территории.

Понятно, что там выберут тех же самых сепаратистов, и вы должны с ними сотрудничать как с автономной территорией, которая имеет право вето на все вопросы внутренней и внешней политики Украины. Украина от этого жестко отказалась, более того, в ответ на это президент внес изменения в закон об особенностях местного самоуправления в Донецкой и Луганской областях, которые жестко это отрицают. Там было сказано, что закон не будет действовать, пока не будут проведены выборы по украинским законам и по всем нормами, принятым в цивилизованном мире.

Россия не готова уйти оттуда, не выжав для себя хотя бы какой-то бонус в виде какого-то федеративного образования. Украина не готова идти на федеративное образование. Нас будут очень сильно дожимать весь следующий год.

Все бы очень быстро закончилось, если бы во втором чтении были приняты изменения, которые предвидят не особый статус Донбасса, а особенности местного самоуправления. Депутаты читать не умеют, они не знают, о чем идет речь. Местное самоуправление и федерализм с автономизацией – это противоположные вещи. Если бы это было принято, можно было бы сказать: «Смотрите, мы формально выполнили требования Минских договоренностей, и ближайшие пять лет мы эту тему в Конституции менять не можем». У России больше не было бы на что давить.

А так, поскольку депутаты не дадут возможность внести эти изменения, нам придется дальше бороться и противостоять давлению России весь следующий год, потому что у них будет надежда, что они нас дожмут.

Автор интервью:  Софико Векуа