На протяжение восьми недель США и Южная Корея будут проводить совместные военные учения. В учениях принимают участие около 350 тысяч солдат: около 300 тысяч южнокорейских военных и больше 17 тысяч американских. В Министерстве обороны Южной Кореи эти учения уже назвали самыми крупными за всю историю.

Не обделили вниманием эти военные учения и в КНДР. Еще до их начала в Северной Корее заявили о том, что это – часть плана по уничтожению страны, а армия и народ КНДР запустят всеобщее наступление для того, чтобы противостоять США и другим странам в их стремлении к ядерной катастрофе в Северной Корее.

После начала учений риторика Северной Кореи изменилась только в одном – стала агрессивнее. Подобно Владимиру Путину, заявившему, что РФ может стереть США в радиоактивный пепел, в КНДР заявили, что могут уничтожить Манхеттен ударом водородной бомбы.

«Если эту водородную бомбу установить на межконтинентальной баллистической ракете и ударить по Манхэттену в Нью-Йорке, то все люди там сразу погибнут, а город сгорит дотла», – заявил ядерщик Северной Кореи.

Однако «на деле» угрозы КНДР вряд ли увенчаются конкретными военным действиями, уверен эксперт-международник и экс-народный депутат Украины Тарас Чорновил. По его словам, все диктаторы ведут себя одинаково и жертвой всегда выбирают противника слабее их самих.

«Чем больше демонтируется сила армий Южной Кореи и армии США там, тем меньше вероятность того, что будут какие-то наступательные действия со стороны Северной Кореи», – заявляет Чорновил. Об этом, возможном присутствии России в Северной Корее и амбициях лидеров Китая на мировой арене в интервью FaceNews рассказал Тарас Чорновил.

США и Южная Корея проводят совместные учения. Страны являются партнерами достаточно давно. Насколько крепки их дипломатические и военные отношения?

США и Юная Корея являются партнерами с 1950-х годов. Во второй половине 1940-х годов США задержала наступление просоветских коммунистических групп, которые двигались в сторону Сеула и дальше на юг, желая ввести в коммунистическое направление всю Корею. Тогда США сделало этому заслон.

Потом во время войны 1956 года именно США ценой очень больших жертв остановили очередное наступление Ким Чен Ира и откинули корейские войска далеко на север, чем спасли Южную Корею от страшной расправы. Там погибли тысячи солдат.

Показательно, что когда Сеул был захвачен северокорейскими войсками, там устроили резню. Никто не знает, сколько людей погибло. Речь идет хотя бы о десятках тысяч убитых на улице, уничтоженных, зарезанных людей, которых убивали только из-за того, что они южнокорейцы.

В этих условиях именно США выступили страной, фактически спасшей этих людей от уничтожения, создавшей защиту для Южной Кореи и условия, при которых страна может развиваться.

США для Южной Кореи – главный партнер. А для США Южная Корея – один из ключевых партнеров. То есть, у этого партнерства давняя история, со времен Второй мировой войны. Партнерство никогда не прекращалось и никогда не ослабевало, никогда не было какого-то противостояния, каких-то недоразумений.

Учения, которые проходят сейчас в южной Корее называют наиболее масштабными за всю историю страны. Между тем, отношения между КНДР и США с каждым днем становятся все более напряженными. Учения – это сигнал Северной Корее?

В Южной Корее по просьбам самой страны размещен ряд военных баз США. В последнее время, когда Северная Корея демонстрирует реальную способность запускать ракеты с ядерным оружием… Неизвестно, насколько это серьезно, насколько они могут чему-то угрожать.

Однако очевидно, для Южной Кореи это является угрозой, ведь расстояние от Сеула до милитаризованной зоны составляет буквально несколько десятков километров. По-моему, сорок минут на автобусе, уже не говоря о том, сколько секунд будет лететь ракета.

Исходя из этого, понятно, что сегодня там устанавливаются наиболее современные системы противоракетной обороны, реального определения стартов, запусков и тому подобное, чтобы была возможность сбивать ракеты, запущенные в сторону Южной Кореи, еще не на территории Северной Кореи. Это все отрабатывается.

Более того, в регионе постоянно проходят учения. Эти учения, очевидно, по ряду категорий будут наибольшими, наиболее мощными, наиболее демонстративными. Учения же происходят каждый год, мелкие учения иногда проходят каждый месяц, иногда – каждый квартал. Там есть постоянное сотрудничество. Фактически корейская армия действует в прямой привязке к армии США.

Это при том, что в Корее обязательна военная повинность, все юноши проходят строковую военную службу, и это считается особой честью. Человек, который не прошел военную строковую службу, не может рассчитывать ни на какую карьеру, ни на восприятие в обществе. Там это очень жестко поставлено на общественном уровне. Но при этом южнокорейская армия не могла бы гарантировать стопроцентную защиту своей территории, по крайней мере, защиту столицы без американской армии.

Поэтому военные учения происходят постоянно, слаженность войск доведена до абсолюта. Любая военная часть Южной Кореи в любом конфликте будет точно знать, как ей сотрудничать с любой другой военной частью США. В том числе, с частями, которые будут перебазироваться в Корею с материковой части США или других военных баз. То есть, там все отработано до абсолюта, потому что все постоянно ожидают какой-то атаки с Северной Кореи.

Теперь – политические причины учений такого масштаба. В Северной Корее есть свои проблемы – режим пережил уже несколько голодоморов, голодом и репрессиями замордованы миллионы людей. Казалось бы, что им на все наплевать, но сегодня северокорейские лидеры ищут пути выхода из изоляции. Они регулярно от них отказываются, но уже несколько десятилетий длится межкорейский диалог, ведутся определенные диалоги с США, через Китай идет определенный диалог с Японией.

Северная Корея все же хочет чуть-чуть ослабить свою изоляцию, то есть, сохранить информационную изоляцию, но ослабить экономическую. Им это нужно. Там появились люди богаче, без партийной номенклатуры, которые хотят реализовать свои финансовые возможности. Соответственно, появился определенный момент, которым можно где-то давить на Северную Корею. Идет политика пряника и кнута. Это абсолютно нормальная в международных отношениях политика касательно стран-изгоев. И в отношении Северной Кореи она тоже применяется.

Когда Северная Корея слишком сильно бряцает оружием, а недавно она делала соответствующие старты, в сторону Японии летело что-то похожее на баллистическую ракету, американцы проводят мощные учения на корейском полуострове. Когда Северная Корея больше склонна к переговорам, появляются какие-то дополнительные программы, в том числе, финансовой, продуктовой поддержки, которая предоставляется Северной Корее. Этот баланс постоянно сохраняется.

Сейчас Северная Корея ведет себя агрессивно, соответственно, им показывают, сколько секунд, даже не минут, а секунд, нужно объединенным американско-корейским войскам, чтобы остановить наступление корейской армии, уничтожить передовые войска и ликвидировать хотя бы основу северокорейской армии и их управление.

Однако представители Северной Кореи тоже не скупятся на громкие заявления. Например, недавно там заявили, что КНДР может уничтожить Манхеттен водородной бомбой. По Вашему мнению, Северная Корея снова пугает США или реально готова к какому-то военному противостоянию?

Северная Корея – это типичная дикторская страна. Они особо ничем не отличаются – Гитлер, Сталин, Путин, Сомоса. Можно десятками их перечислять, они все ведут себя, в принципе, одинаково. Они готовы нападать на каждого, кто слабее, но очень остерегаются нападения на кого-то намного сильнее себя или, по крайней мере, равного по силам.

Так вели себя немцы, когда нападали то на Польшу, то на Францию, которые были в том момент слабыми в военном плане. Однако немцы очень остерегались прямой войны с Великой Британией, которая была равной с ними по силам. Так же нападение на СССР состоялось, когда сам Сталин фактически доразрушил советскую армию.

Та же история с СССР Сталина, который воевал где угодно, но, казалось, им было так выгодно своевременно, раньше ввести войска в Маньчжурию, пойти на Японию. Однако пока Япония не была фактически разгромлена США, пока не были уничтожены практически все их военные силы, сталинский Советский союз не врывался на территории, контролируемые японской армией, потому что диктаторы, кроме всего прочего, еще и трусливы. Они должны побеждать, они не должны терпеть поражения.

В случае Северной Кореи – то же самое. Единственное, существуют определенные моменты непрогнозируемости, как себя поведет то же самое северокорейское руководство, когда вдруг что-то неадекватное заскочит в голову их Путину Ким Чен Ыну. Как он себя поведет, никто не может знать, поэтому такие предостережения ведутся.

Однако чем больше демонтируется сила армий Южной Кореи и армии США там, тем меньше вероятность того, что будут какие-то наступательные действия со стороны Северной Кореи.

Последние прямые агрессивные действия закончились прорыванием тоннелей под милитаризованной зоной. Я припоминаю, что было пять туннелей. Через один из них прорвалась диверсионная группа, большая армейская группа. Тогда еще не было мощной американской поддержки именно на границе, которая пробилась к самому Сеулу. Последнего диверсанта, последнего северокорейского десантника было убито прямо на ступеньках Дворца Президента, то есть, они пробились к основным органам власти Южной Кореи. Но это была последняя прямая атака, проводимая с той стороны.

Были провокации в море, когда захватывались какие-то корабли, осуществлялись обстрелы определенных рыбацких кораблей вблизи корейского побережья, но у них не было характера прямых наступающих боевых действий.

Я думаю, что вероятность нападения Северной Кореей сегодня очень низкая. Пока в Южной Корее есть своя сильная армия, пока там находятся американские войска, не думаю, что будет нападение.

Что касается ракетных войск и ядерной угрозы, то всем диктаторам, особенно тупым и примитивным, характерно этим пугать. Вспомните заявление россиян: «Только Россия может превратить США в ядерный пепел». Корейцы оказались чуть-чуть мудрее россиян, они, по крайней мере, сказали, что могут превратить в ядерный пепел Манхеттен. Где Корея, где Манхеттен и уровень их ракет?

Япония чувствует себя чуть-чуть под угрозой, однако не особенно. Корейские ракеты будут сбиты на полдороге к Японии. А Южная Корея тут вынуждена рассчитывать исключительно на американские противоракетные войска, только на тот случай, что ракеты будут ликвидировать еще на территории Северной Кореи. Очевидно, Северная Корея это тоже хорошо понимает.

Нужно понимать, что Северная Корея не является мощным ядерным государством. Там есть несколько ракет, несколько носителей. Они могут пустить один залп, но после этого в ответ моментально будет контрзалп. Неизвестно, кто при этом погибнет – только основа армии или будет уничтожено и военно-цивильное руководство государства, поэтому они в эти игры не играют.

Вообще Северная Корея уже прекратила бы свое существование, если бы Китай не играл двойную игру. С одной стороны, он поддерживает политику Северной Кореи, у них очень сложные отношения. С другой стороны, Китай очень боится увеличения влияния США непосредственно на своих границах, поэтому не допускает, чтобы прекратил свое существование этот монстр. То есть, политически он где-то поддерживает Северную Корею.

Китай ведь тоже является определенным гарантом того, что Северная Корея не пойдет дальше угроз. Китаю не нужно, чтобы его воспринимали как государство, поддерживающее страну-террориста, страну, которая может запускать ядерные ракеты по мирным жителям. Если бы такие вещи состоялись, Китай отказался бы поддерживать Северную Корею.

Северная Корея тоже это очень хорошо понимает. Я думаю, что это было вербализировано им объяснено. Поэтому вряд ли агрессия Северной Кореи может принести реальные результаты, однако, чтобы она не произошла, происходят такие учения.

Вы сказали, что Северная Корея ищет выход из изоляции. В таких поисках можно найти себе партнеров среди стран, которые в перспективе тоже могут оказаться в изоляции, например, РФ. Как оцениваете перспективу развития сотрудничества между Россией и Северной Кореей?

У них есть определенное сотрудничество, просто Россия еще не настолько в изоляции, фактически она не в изоляции, под санкциями. В данном случае Северная Корея пока не представляет для России большого интереса. Россия только пробует разыгрывать эту игру биполярного мира, демонстрирует, что с ней должны считаться, что США должны признавать ее равным партнером. Однако они выбрали другой театр боевых действий, там, где у России есть более прямые интересы.

То есть, они бьют по интересам США и НАТО, создают проблемы для стран-членов НАТО в Европейском Союзе непосредственно в Сирии. Они наносят политические удары или предпринимают стратегические неприятные вещи для США именно в направлении ареала НАТО. Там Россия сосредоточила все свои возможности. У них нет столько ресурсов, чтобы одновременно проводить определенные антиамериканские акции и действия и на Дальнем Востоке.

Играться в антиамериканскую политику им, честно говоря, не очень созвучно. Просто нет ресурсов. Они играются тут. Они играются с Турцией, угрожая, они играются в Сирии, они угрожают прибалтийским странам и так далее. Это то, что определяется ресурсами.

В случае если сирийский плацдарм окажется неперспективным по каким-то причинам, я не исключаю, что эту игру против США Россия будет разыгрывать на корейском полуострове. Это же уже было в истории войны 1956 года, там сыграл свою роль СССР.

Не исключено, что там снова появятся какие-то военные инструкторы, поставки оружия или что-то подобное, но это только в том случае, если на плацдармах, приближенных к НАТО, будет какой-то большой провал, и нужно будет пускать шпильки в сторону Америки ближе к Тихоокеанскому региону. Сейчас на это ресурсов нет.

Тем более, эти контакты очень хорошо контролирует Китай. Он, в отличие от России, не хвастается тем, что хочет создать биполярный мир, а реально его создает. Китай создает колоссальную головную боль для Америки именно тем, что пробует быть вторым полюсом в этом мире, вторым полюсом, который должен был бы быть равносильным Америке.

К этому еще очень далеко, но поскольку, в отличие от тупых россиян, китайцы не делают прямых заявлений по этому поводу, Америка не должна так откровенно реагировать на подобные вызовы и, кстати, реагирует на них абсолютно свободно.

Та же демонстрация сил на южнокорейском направлении является определенным посланием и Китаю. Это только определенные намеки, что» мы тут присутствуем и не дадим наплевать себе в кашу».

Тут нет такого языка ультиматумов. Язык ультиматумов может быть только с идиотами, то есть, языком ультиматумов можно говорить с Ким Чен Ыном, Путиным, африканскими отдельными диктаторами. С Китаем языком ультиматумов никто не разговаривает, потому что Китай не прибегает со своей стороны ни к шантажу, ни ультиматумам. Китай проводит медленную экспансию, хотя в последнее время из-за серьезных проблем на китайских рынках, в частности, в Африке, Китай практически остановился и начался определенный отход назад.

Однако Китай пробует продемонстрировать свою силу методом мягкой силы, а не откровенной агрессии, как это делают тупые диктаторы типа Путина. Соответственно, делать контрдействия методом грубой силы против Китая никто не будет, потому что это противоречит принципам и логике международной политики.

Так не делается, но когда есть определенный противник, против которого делается определенная политически-военная акция, те же самые учения против Северной Кореи, то всегда в уме есть: «Пусть просто китайцы оценят. Мы никаких агрессивных действий или жестких, или недружественных по отношению к Китаю не делаем, но пусть они посмотрят».

Я думаю, что на эти учения приглашены китайские военные наблюдатели, в них точно принимают участие в качестве наблюдателей китайский военный аташе в Сеуле, дипломатический корпус, приехал генералитет. Я убежден в этом, потому что предыдущие меньшие обучения проводились при участии пекинского генералитета. Это делается в очень дружественных отношениях.

Им демонстрируют новые вооружения, их хорошо принимают, но с тем, чтобы они хорошо посмотрели, насколько слажено и хорошо может действовать американская и южнокорейская армия. Это не угрозы, мягкое информирование.

Автор интервью: Софико Векуа