О принятой Верховной Радой поправке в регламент и ее важности для одобрения изменений в Конституцию и сохранения Украиной лица в Минском процессе, в эксклюзивном интервью корреспонденту интернет-издания рассказал политический деятель, народный депутат Украины VI созыва Тарас Чорновол.

Добрый день, Тарас Вячеславович! В четверг, 28 января, Верховная Рада утвердила в регламенте норму, согласно которой принятый в первом чтении и не рассмотренный в целом на следующей очередной сессии проект изменений в Конституцию, можно рассматривать на следующей, после нее, очередной сессии. Что означает это решение по сути?

С юридическо-практической точки зрения, Верховная Рада высказала свое предположение, касательно поданного в Конституционный суд Украины (КСУ) представления 51 депутата о том, что считать следующей очередной сессией. Этот вопрос касается, в первую очередь, реформы, связанной с децентрализацией, но он может носить и универсальный характер.

Представление в КС пошло, но большинство депутатов считают, что все-таки эту норму надо трактовать так, как она трактуется в конституционном праве других стран: при принятии особо важных, определяющих законов или конституционных изменений, разрыв между первым и вторым голосованием должен быть значительным. Это норма, которая фиксируется в международном праве, в частности, рекомендуется Советом Европы. Например, в Польше, такой временной разрыв должен составлять минимум год. Бывают случаи, когда изменения в Конституцию в первом чтении может принимать один состав парламента, а во втором чтении – уже только другой.

Верховная Рада Украины ранее считала, что следующая очередная сессия – это та, которая идет непосредственно сразу же после текущей. Хотя в принципе, конституционное право не предусматривает абсолютного, стопроцентного, побуквенного и буквального понимания текста, а только логику конституционного процесса. Следуя этой логике, между голосованием должен быть разрыв, чтобы не было так, что с утра приняли изменения в первом чтении, а вечером – во втором. Вот в этом и состояла позиция депутатов, которые подали представление в Конституционный суд.

Не является ли нарушением голосование за изменение регламента до вердикта КСУ по этому вопросу?

Я не думаю, что здесь есть какие-либо нарушения. Парламентарии подали представление в КСУ для определения, правильно это или не правильно, а тем временем, не дожидаясь решения суда, проголосовали за эту норму в регламенте. В ней сказано, что следующая сессия не обязательно та, которая идет за текущей, а ограничение касалось того момента, что нельзя голосовать за изменения дважды в течение одной сессии. Они эту норму закрепили в законе про регламент, но при этом представление из КС никто не отзывал, оно будет рассмотрено.

Я думаю, что до того момента, как этой нормой регламента сможет кто-то воспользоваться, Конституционный суд уже вынесет свой вердикт. Если он решит, что представление соответствует Основному Закону, что действительно, это не непосредственно следующая сессия, а что должен быть разрыв, что это должна быть одна из последующих очередных сессий, которая будет после текущей, — тогда эта поправка в регламенте останется. Если же КС признает это представление неконституционным, не соответствующим норме, и решит, что должна быть только следующая сессия и никакая другая, то эта норма автоматически утратит свое место в законодательстве и будет отменена с момента решения суда. При этом Верховная Рада уже не должна будет что-либо делать – Минюст просто изымет эту норму из законодательства, и она перестает существовать. Поэтому ничего особенного здесь нет, депутаты просто вложили свое понимание этой нормы в закон о регламенте. Логика в этом есть. Хотя повторюсь – последнее слово будет за Конституционным судом.

Имеет ли право Верховная Рада принимать такие решения, не дождавшись решения КСУ? В принципе, имеет. Прямого противоречия нормам Основного Закона в этом нет. Если кто-то в этом сомневается, то он имеет право подать представление в КС и получить решение. Тем более, что представление было подано на упреждение. То есть, юридической проблемы здесь нет, все законно. Единственное, что этот вопрос будет решен только согласно решению КС. Это когда мы говорим о юридической норме, потому что было много шума, что это было неконституционно. Все конституционно. Сама процедура конституционна, а дальше посмотрим, что решит КС.

С юридическими тонкостями понятно. Есть ли в принятии этой поправки в регламент политический подтекст?

Есть, и он очень важен для нашей страны на международном уровне. Кто-то считает, что эти изменения в регламент – голый популизм политиков и желание раскручивать какие-то темы, которые не имеют реального отношения к этим нормам, чтобы заработать на этом дешевый авторитет. Но я считаю, что ситуация намного хуже.

В связи с запланированными изменениями в Конституцию касательно децентрализации, сложились очень тревожные и опасные обстоятельства. В происходящем прослеживается внешнее давление Москвы на Киев. С одной стороны, для Путина было очень важно, чтобы эти нормы по децентрализации не были приняты, потому что децентрализация наглухо, на 4 года, блокирует даже мысль о рассмотрении вопроса об автономизации и федерализации Украины. Эту норму нельзя будет вообще рассматривать текущим созывом Верховной Рады.

С другой стороны, Путину очень важно, чтобы не только Россия, но Украина сорвала Минские договоренности, потому что Киев, пока, ни одного раза их не нарушил. Поэтому если не была бы внесена эта норма в регламент или если Конституционный суд Украины решит, что представление незаконно, и следующая очередная сессия – исключительно та, которая идет непосредственно за текущей, а не какая-то позже, Украину ждет катастрофа. В таком случае, все отговорки Порошенко потеряют смысл, и Киев окажется в очень затруднительном положении.

Президент говорит нашим партнерам: «Мы поменяем Конституцию, мы взяли на себя обязательства провести децентрализацию. Да, мы не дадим ЛДНР автономию, федерализм, но децентрализацию мы обещаем, если не сейчас, то позже. Но пусть они сначала выполнят первый, второй, третий, пятый пункты Минских соглашений. Когда они перестанут стрелять, отведут военную технику, когда они допустят везде ОБСЕ, освободят всех военнопленных – вот тогда мы изменим Конституцию. Все должно идти в порядке очередности». Такая формулировка Порошенко будет легитимной, только если будет действовать принятая поправка в регламент Рады. Но если эта поправка действовать не будет, то это автоматически означает, что Украина окончательно нарушила один из пунктов Минских договоренностей. При этом вернуться к рассмотрению изменений в Конституцию будет невозможно минимум в течении года. За этот год ситуация может осложниться, — этого времени для РФ будет достаточно, чтобы если не полностью выйти из-под санкций Запада, то значительно их ослабить и очень серьезно раскачать международную поддержку Украины. Ведь при таком развитии событий, нас будут считать страной, которая жестко нарушила Минский процесс, причем бесповоротно.

Однако благодаря принятой норме регламента, если она будет подтверждена КС, Киев может дать четкий отказ и заявить, что все делается по пунктам, — вот будут выполнены все военные пункты, перейдем к политической части и к изменениям в Конституцию. Поэтому основное задание политических изменений было связано с изменениями по децентрализации и необходимостью сохранить лицо Украины, в первую очередь, перед нашими западными партнерами, а также не дать России возможности играть в эту очень серьезную и опасную игру.

И второе подзадание, — все-таки эта децентрализация необходима. Люди, которые читали изменения в Конституцию, понимают, что ни о какой узурпации власти там речи не идет, что там говорится о нормальном завершении децентрализации. Ее действительно нужно принимать, потому что если это конституционное изменение провалить, тогда все пойдет прахом. Это означает, что со следующего года сворачивается финансовая децентрализация, ведь не будет подкреплена Конституцией, на места полностью вернется диктат Администрации Президента, и Украина вновь очутится в эре Януковича. Эту норму важно внести в регламент, и я надеюсь, что рано или поздно, политическая составляющая возьмет верх.

Кроме того, если бы эти изменения в регламент не были внесены, то это привело бы к тому, что 2 февраля, когда откроется новая сессия, изменения в Конституцию будут полностью аннулированы. Тогда возникает новая конституционная коллизия – изменения Верховная Рада вроде бы не провалила, а это означает, что не начинает действовать норма об одном годе отсрочки, в течение которого можно возвращаться к этому вопросу. С другой стороны, как считать, от какой даты считать или не считать этот год, Конституция пояснения не дает, — для этого нужно будет подавать отдельное представление в КС.

И последняя причина, уже полностью не политическая. В конце концов, у нас есть много вопросов, по которым нужно менять Конституцию. Сейчас на повестке дня вопрос судопроизводства. Рано или поздно, мы все равно додавим этих жуликов в Раде, чтобы они начали голосовать за то, о чем клялись на выборах – за снятие неприкосновенности с депутатов. Процедура уже началась, первого чтения еще не было, но рано или поздно голосование состоится. Очевидно, что со стороны депутатов снова будет попытка провалить голосование, чтобы якобы не успеть принять это в рамках текущей или следующей сессии. Поэтому принятая норма регламента будет нужна для любых изменений в Конституцию в будущем.

Не пытается ли Рада этой поправкой затянуть время, чтобы найти 300 голосов для принятия изменений в Конституцию?

Можно сказать и так. Если бы было 300 голосов в сентябре, то уже с 1 вторника сентября можно было бы спокойно голосовать изменения в Конституцию во втором чтении. Но 300 голосов не было, особенно после событий 31 августа, когда наговорили кучу брехни и поубивали людей. На этом пиарилась кучка политиков, на этом сегодня работает вся российская пропаганда в Украине. Мы прекрасно отслеживаем все эти сайты фейковых новостей и видим, как вбрасывается информация через социальные сети. Как Россия пытается сорвать принятие изменений в Основной Закон.

Чьими руками сегодня Кремль пытается сорвать принятие изменений в Конституцию?

Со стороны Киева отчетливо видны люди, которые включились в процесс провала изменений в Конституцию. За всеми ними есть какие-то грешки, которые четко указывают на российское влияние.Например, всем известно, что Юлия Владимировна Тимошенко была лучшим другом Путина, — в 2010 году хозяин Кремля делал ставку не на Януковича, а на нее. Помните, что вытворял Путин, когда Янукович посадил Юлю? У нас же были открыты все российские каналы, мы же все видели эту истерию. То, что Юля – креатура Путина, известно всем. Поменялась ли ситуация с того времени или нет, – неизвестно.

Далее, уже известно, что мэр Львова Андрей Садовой очень хочет сохранить право на территории со специальным статусом, — «Самопомощь» готовит свои изменения в Конституцию, где сохраняется норма о том, что любая территория Украины может получить такой специальный статус. Но мало кому известно, что в 2000-х, когда Садовой стал мэром Львова, его «правой рукой» был россиянин, — один из руководителей «Банка Москвы», и что этот банк фактически контролировал бюджет Львова. Фактически, этот гражданин РФ руководил городом. До тех пор, пока не начались протесты и Садового не вынудили отправить его в отставку. Также известно, как Андрей Садовый завязан на Бориса Колесникова, — об этом во Львове легенды ходят. О Ляшко и говорить не стоит, — это человек, который за деньги и маму родную продаст. То есть, здесь тоже есть вопрос: «Не организовывался ли срыв голосования планомерно со стороны России?». Как бы там ни было, но ко 2 февраля собрать 300 голосов не удалось. А если снять этот вопрос с повестки дня, как я уже говорил, это будет катастрофа для Украины и страшный удар по Минскому процессу.

Поэтому понятно, что в аспекте изменений нормы регламента, есть определенный путь. Никто вообще не думал, что в Конституции есть такая «дырочка», и что ее можно использовать. Да, это эквилибристика с конституционными нормами, но если Основной Закон это позволяет, если это конституционно, так почему бы этого не сделать?

Когда же удастся найти эти 300 голосов?

На сегодняшний день 300 голосов нет. Если их не будет до первого вторника сентября, то есть последнего дня, после которого должна начаться уже следующая, 5-я сессия, после весенней 4-й, то, по крайней мере, мы на всю весну и на все лето будем иметь объяснение, почему мы не проголосовали за изменения в Конституцию. Иначе у нас была бы очень серьезная проблема.

В любом случае, даже если этих 300 голосов и не будет, то все равно, до тех пор, пока Россия не выполнит все нормы Минских договоренностей (а у меня есть подозрение, что она их очень долго не будет выполнять), у Киева будет отговорка. Наши западные партнеры не будут «бить нас по рукам» и не будут наказывать за то, что мы не выполняем Минские договоренности. Пока эта норма в регламенте действует, у нас есть отговорка: если не выполнена военная часть, как можно говорить о выполнении политической?

Автор интервью: Валерий Савицкий