Антикоррупционное бюро предъявило подозрение топ-менеджеру «Нафтогаза» Андрею Пасишнику. Управляющий партнер Национальной антикризисной группы Тарас Загородний уверен, что это прямое доказательство некорректной работы нового ведомства.

НАБУ предъявило подозрение топ-менеджеру «Нафтогаза» Андрею Пасишнику в связи с незаконным давлением на министра экономического развития и торговли Айвараса Абромавичуса. Пасишник якобы пытался добиться своего назначения на пост замминистра экономики.

Напомним, что 3 февраля Абромавичус подал в отставку, обвинив одного из лидеров БПП Игоря Кононенко в попытке подчинить себе ведомство, назначив подконтрольного замминистра. Абромавичус назвал имя человека, которого ему «настоятельно рекомендовали» — Андрей Пасишник.

Сложившуюся ситуацию в эфире радиостанции Голос Столицы прокомментировал управляющий партнер Национальной антикризисной группы Тарас Загородний.

Как вы прокомментируете столь громкие обвинения топ-менеджеру «Нафтогаза»?

Когда у меня спрашивали о так называемых антикоррупционных органах, я и тогда еще подвергал сомнению то, что они будут эффективно работать. Как мы видим, прогнозы сбываются. Они работают не очень корректно. Во-первых, Абромавичус обвинял в давлении не самого Пасишника, а Кононенко. А Кононенко никак не фигурирует в этом деле. Я не знаю, что могут найти детективы и предъявить лично Пасишнику. Потому что в данном случае коррупционное деяние больше относится Кононенко, который, по заявлениям Абромавичуса, оказывал давление на то, чтобы назначить Пасишника. С формальной точки зрения Пасишник должен был быть назначен приказом или решением Абромавичуса. То есть с юридической точки зрения он вообще не имеет никакого отношения к возможным коррупционным действиям, которые еще надо доказать. Поэтому в данном случае мы видим достаточно странные действия НАБУ. Хотя, в принципе, ничего удивительного нет — Кононенко у нас в особом статусе

Возможно, будет отдельное дело и по Игорю Кононенко?

Мы пока не видим дела по Кононенко. Конечно, есть ограничения относительно его статуса, он народный депутат. Это является существенным препятствием. Но у нас были случаи, когда прокуратура хотела завести дело, тогда сразу лишали, например, того же Мосийчука неприкосновенности. То есть в данном случае мы видим достаточно осторожное отношение к Кононенко. Хотя это понятно. Мосийчук не принадлежит к близкому кругу президента Украины, а Кононенко принадлежит.

В данном случае НАБУ некорректно будет работать, оно будет работать на поиск козлов отпущения или на поиск врагов, работу с политическими оппонентами. Хотя Пасишник тоже, видимо, часть этой коррупционной структуры. Вообще история развивается по известному уже всем сценарию, который неоднократно у нас вводился. Это когда вдруг исчезал сам фигурант уголовного дела где-то за границей, и дело на этом заканчивалась. Это было уже у нас с народными депутатами, которых до сих пор ищут.

То есть вы думаете, что Андрей Пасишник вообще не вернется в Украину?

С высокой долей вероятности вернется, когда будет понятно, что никаких действий в отношении него не может быть.

Дойдет ли дело Пасишника до суда?

Абромавичус публично обвинил Кононенко. То есть дело надо в комплексе рассматривать. Потому что если это дело рассматривать отдельно, то Пасишник ничего такого и не делал. Условно говоря, он предложил себя в качестве заместителя министра, а Абромавичус ему отказал. В чем здесь состав преступления? Я не понимаю, честно говоря. А если это в совокупности брать, то было давление со стороны Кононенко, и здесь возможны коррупционные риски.

Ранее в эфире радиостанции Голос Столицы директор консалтинговой компании «Партия власти» Елена Дяченко высказала мнение о том, что антикоррупционные ведомства в стране создаются только для отчетности.

В то же время управляющий партнер Национальной антикризисной группы Тарас Загородний считает, что антикоррупционная прокуратура является орудием давления на политических оппонентов.