Точка G. Что принесёт Украине внедрение стандарта связи 4G

655

Связь третьего поколения — 3G открыла возможность беспроводной скоростной передачи данных и начала завоёвывать мир в 2000-е годы. В Украине мобильные операторы тоже были готовы идти в ногу со временем и разворачивать 3G-сети параллельно с другими государствами. Однако непобедимая украинская бюрократия отсрочила внедрение технологии почти на десятилетие. До 2015 года Украина оставалась единственной страной в Европе, где практически не работала связь этого стандарта.

Если Укртелекому посчастливилось отхватить необходимую лицензию ещё в 2005 году и начать развивать 3G-сеть в 2006-м, то «большая тройка» мобильных операторов — «Киевстар», Vodafone и lifecell — приобрела лицензии только в 2015 году. Тогда и началось массовое развёртывание сетей нового поколения. Ведь Укртелеком до 2015 года сумел лишь точечно покрыть 3G большие города и их окрестности.

Во многом процесс распространения новых технологий связи в Украине тормозило нежелание военных передавать для гражданского использования свои частоты. В частности, по этой причине жители Житомира дождались 3G только летом прошлого года.

«Факт отсутствия 3G не позволял Украине подниматься в отраслевых рейтингах, сдерживал развитие цифровых технологий, электронной коммерции, сегмента мобильного программного обеспечения, а низкая скорость передачи данных не давала возможности полноценно использовать смартфоны», — перечисляет последствия промедления с внедрением 3G Александр Кубраков, исполнительный директор ассоциации «ІТ Украины».

Двигатель запоздалого прогресса

После того как с десятилетним опозданием в Украине наконец-то начали разворачиваться сети 3G, эффект от этого нововведения оказался неочевидным из-за кризиса в экономике, разгар которого пришёлся на 2015 год. Однако Александр Кубраков уверен: небольшой рост ВВП (около 2% в 2017 году), который страна показывает сегодня, не в последнюю очередь достигнут благодаря внедрению 3G.

«Страна получила существенные инвестиции, а доступный интернет привёл как минимум к десятикратному росту потребления data-услуг, — говорит Андрей Отрощенко, директор по маркетингу компании «Vodafone Украина». — Стала активно развиваться электронная коммерция, логистика с интеллектуальными решениями в доставке и транспорте, в структуре медиапотребления выросла доля цифровых каналов и социальных медиа как инструментов рекламы».

Компании «Киевстар», «Vodafone Украина» и lifecell суммарно заплатили 2,5 млрд грн за право развернуть сеть стандарта 4G в частотном диапазоне 2,6 ГГц

Распространение нового стандарта связи изменило стратегию развития украинского телекоммуникационного рынка. «Наличие высокоскоростного доступа к сети превращает мобильных операторов в собственников стриминговых сервисов и разработчиков собственных мессенджеров, благодаря чему в Украине появляются видеосервис Netflix и мобильное приложение для вызова и оплаты такси, запускается mobile-only банк», — говорит Денис Береговой, партнёр, соучредитель компании Axon Partners.

Запуск 3G в Украине повлиял не только на крупный телекоммуникационный бизнес, но и на мелкое предпринимательство. В сфере электронной коммерции наряду с признанными гигантами с помощью онлайн-маркетплейсов начали активно строить своё дело небольшие игроки с офисом в смартфоне. «Средний и малый бизнес стал размещать информацию о себе в социальных сетях, мобильных приложениях и интерактивных картах, — рассказывает Ярослав Калитин, руководитель департамента сетевых технологий «Samsung Electronics Украина». — Благодаря этому можно на ходу с помощью смартфона или планшета выбрать кафе, кинотеатр. Данные о геоположении и предпочтениях пользователя позволяют направлять ему персонализированные предложения, доступные поблизости».

В выигрыше также оказались банки, поставщики финансовых и других услуг. По наблюдениям Ярослава Ницака, генерального директора компании Ericsson в Украине, внедрение 3G стало толчком для развития мобильного банкинга и запуска новых онлайн-сервисов. «В крупных городах появилась возможность с помощью мобильных приложений заказывать такси или отслеживать, где находится рейсовый автобус, а во Львове украинцы привыкают расплачиваться через смартфоны в общественном транспорте», — приводит примеры собеседник Фокуса.

Ещё больше G

Как только украинские мобильные операторы начали разворачивать сети 3G, в стране заговорили о новом этапе развития — внедрении 4G, или, как ещё называют эту технологию, LTE. Так как за рубежом 4G начали массово развивать с 2010 года, Украине в очередной раз приходится быть в роли догоняющего.

Сегодня цель, на первый взгляд, кажется близкой как никогда. Аукцион по продаже лицензий на 4G в диапазоне 2,6 ГГц завершился 31 января, а продажа частот в диапазоне 1,8 ГГц должна начаться 26 февраля 2018 года. «Победители тендера после объяв­ления результатов должны в течение 30 дней оплатить в госбюджет стоимость лотов. Далее в течение 3 дней НКРСИ выдаст победителям лицензии на радиочастотный ресурс, на основании которых они подадут запросы на получение разрешительной документации. Как только операторы получат разрешения, они смогут предоставить 4G своим абонентам», — объясняет дальнейший алгоритм действий Пётр Чернышов, президент компании «Киевстар». Правда, как уточняет собеседник Фокуса, в частотном диапазоне 1,8 ГГц предоставление услуг 4G, согласно постановлению Кабмина, возможно только после 1 июля 2018 года.

Как и в случае с 3G, внедрение нового поколения мобильной связи в Украине не обходится без преодоления бюрократических препятствий

Большая тройка мобильных операторов — «Киевстар», Vodafone и lifecell — участвует в обоих тендерах. Вместе с тем в компаниях не скрывают своей куда большей заинтересованности в диапазоне 1,8 ГГц. «Чем ниже диапазон частот, тем больше покрытие у базовых станций. Для построения сети на частотах в 2,6 ГГц нужно в два раза больше инвестиций, чем для диапазона 1,8 ГГц. Используя только 2,6 ГГц, мы сможем предоставить высокоскоростную связь четвёртого поколения меньшему количеству населения на меньшей территории», — рассказали Фокусу в lifecell.

В «Vodafone Украина» также считают частоты 1,8 ГГц более привлекательными. Вместе с тем в компании собираются участвовать в двух тендерах, чтобы впоследствии диапазон 1,8 ГГц использовать для покрытия больших территорий, а 2,6 ГГц — для обеспечения высокой ёмкости в местах концентрации трафика, например, в центре крупных городов или в местах большого скопления пользователей.

«Нам интересны как 2,6 ГГц, так и 1,8 ГГц. Ведь на наших базовых станциях можно объединять оборудование для различных стандартов связи. Но в целом в мире частоты 2,6 ГГц принято использовать для организации 4G-связи в городах, а 1,8 и 0,9 ГГц — для охвата больших территорий», — рассказывает Чернышов.

Выходит, что Нацкомиссия, осуществляющая государственное регулирование в сфере связи и информатизации (НКРСИ), в первую очередь старается «спихнуть» неходовой товар и лишь затем предложить покупателям «лакомый кусок». Аналогичным образом поступали в советской рознице — вместе с дефицитным товаром покупателя вынуждали оплатить какой-либо неликвид «в нагрузку».

Как и в случае с 3G, внедрение нового поколения мобильной связи в Украине не обходится без преодоления бюрократических препятствий. «Если бы украинское телеком-законодательство позволяло операторам перераспределить между собой частоты в рамках диапазона, то 4G был бы в Украине много лет назад вместо 3G, — объясняет Екатерина Карасёва, старший юрист юридической компании Juscutum. — Но тендер по 4G стал возможным только благодаря договорённости «большой тройки» мобильного рынка о «рефарминге» — отказе операторов от частот в диапазоне 1,8 ГГц и перераспределении диапазона на отдельные части-лоты, некоторые из которых выставляются на аукцион». То есть, по её словам, «большой тройке» пришлось согласиться на аукционные траты на выкуп частично собственных же частот.

Кроме внедрения 4G перед операторами также стоит задача распространить покрытие сетями нового поколения на большую часть территории Украины, то есть вывести технологии «в поля», за пределы больших населённых пунктов. Но есть проблема — отсутствие принципа технологической нейтральности, который позволяет оператору самостоятельно решать, для какой технологии использовать свои частоты. Вместо этого в Украине в лицензии на частоты закрепляется конкретная технология — например, 3G за спектром 2,1 ГГц. Поэтому развернуть сети нового поколения на частоте 0,9 ГГц с покрытием почти всей территории страны пока не представляется возможным.

НКРСИ в первую очередь старается «спихнуть» неходовой товар и лишь затем предложить покупателям «лакомый кусок»

«Принцип технологической нейтральности — то, что необходимо телеком-рынку Украины, чтобы преодолеть технологический разрыв со странами ЕС и мира. Если в нашей стране будет законодательно закреплён этот принцип, все новые услуги и технологии начнут внедряться гораздо быстрее, и в технологическом плане Украина сможет наверстать отставание от других стран», — считает Чернышов. Чтобы сказанное стало реальностью, необходимо подкорректировать закон о радиочастотном ресурсе. И соответствующая работа уже ведётся.

С тем, что технологическая нейтральность полезна для рынка, сложно не согласиться. Однако у игроков со второй и третьей рыночной долей есть некоторые предостережения. «В Украине более 50% диапазона 0,9 и 1,8 ГГц находится в руках одной компании, в такой ситуации внедрение технейтральности работало бы на интересы одного оператора и привело бы к монополизации рынка. Поэтому государство приняло решение о рефарминге (обмене частотами), что позволит перераспределить частоты между операторами и затем внедрять технейтральность», — объясняет Андрей Отрощенко. Примечательно, что в сложившейся ситуации крупнейший игрок рынка «Киевстар» ради 4G даже согласился поделиться своими ресурсами в диапазоне 1,8 ГГц с конкурентами.

Программа-максимум

Если дальнейшее распространение технологий пойдёт по позитивному сценарию и сети нового поколения быстро покроют всю площадь страны, экономический эффект не заставит себя долго ждать. Согласно результатам исследований Ericsson и Imperial College London на развитых европейских рынках увеличение проникновения мобильного широкополосного доступа на 10% приводило к росту ВВП на 0,6–2,8%. В компании lifecell считают, что в Украине этот показатель может быть ниже из-за отсутствия эффективной конкуренции на рынке. Но на фоне невысоких экономических показателей последних лет ускорение роста ВВП даже на несколько десятых процента будет для страны существенным достижением.

Так как ведущих украинских мобильных операторов контролирует международный бизнес, для разворачивания сетей нового поколения потребуются миллиардные инвестиции из-за рубежа. В «Vodafone Украина», например, только на покупку лицензий 4G планируют привлечь более 90 млн евро. В lifecell начальные инвестиции в 4G оценивают как минимум в $150 млн. Следствием привлечения таких инвестиций станет создание рабочих мест, новые заказы для украинских компаний и дополнительные поступления в бюджеты.

Вопреки расхожему мнению, что рядовые пользователи улучшение качества услуг вряд ли заметят, эффект от смены поколений мобильной связи можно проиллюстрировать конкретным примером: скачивание фильма HD-качества объёмом около 8 Гб с помощью технологии 3G сейчас занимает более часа, с 4G — менее 10 мин, с 5G будет продолжаться всего 6 секунд. То есть скорость беспроводного интернета становится выше, чем стационарного домашнего, что ещё пару лет назад казалось фантастикой.

На развитых европейских рынках увеличение проникновения мобильного широкополосного доступа на 10% приводило к росту ВВП на 0,6–2,8%

Желание пользоваться мобильным интернетом на максимально возможной скорости будет стимулировать украинцев приобретать новые смартфоны с поддержкой 4G. А это повлияет на рост продаж у импортёров техники и электроники.

Возможно, в ожидании внедрения новой технологии украинцы уже начали обновлять свои мобильные устройства. По данным исследования GfK TEMAX, в Украине за три квартала 2017-го объём продаж телекоммуникационного оборудования, куда входят смартфоны, в сравнении с аналогичным периодом прошлого года вырос на 33,9%. По всей видимости, как раз смартфоны и стали драйвером рынка бытовой техники и электроники, который за указанный период вырос на 24%.

Также не стоит доверять доводам о том, что внедрение 4G уже не создаст таких стимулов для развития новых бизнесов и технологий, как это было с 3G. «Стоит понимать: 4G — не только скорость и надёжность подключения пользователей к интернету, но и создание в Украине пространства для новаторских комплексных решений в сфере интернета вещей, что трансформирует способы ведения бизнеса и даже целые отрасли», — уверен Ярослав Ницак из копании Ericsson. По его словам, в мире уже сегодня развиваются стандарты передачи данных для «умных» датчиков в сетях LTE, что обеспечивает улучшенное покрытие, низкую стоимость подключения и беспрецедентно длительную автономную работу подключённых девайсов вплоть до 10 лет.

Интернетом вещей (Internet of Things, или IoT) принято называть технологии, которые делают возможным взаимодействие подключённых к интернету приборов друг с другом, внешней средой или пользователем. В ближайшее время количество таких устройств может превысить число смартфонов. По словам Ярослава Калитина из «Samsung Electronics Украина», использование технологии интернета вещей на базе 4G позволит сельскому хозяйству провести автоматизацию, повысить урожайность и финансовые показатели, а энергетическим предприятиям — автоматизировать сбор показателей потребления, экономить на обслуживании и контроле. Также собеседник Фокуса прогнозирует развитие телемедицины, что позволит использовать опыт центральных консультативных центров для диагностики и лечения пациентов в удалённых районах, и удалённого обучения, которое откроет доступ к знаниям практически всем желающем.

По мнению Ярослава Ницака, первые в Украине IoT-проекты, реализованные на базе LTE-сетей, могут появиться в сфере городской инфраструктуры и сельского хозяйства уже в ближайшее время, а их направленность будет зависеть от украинских мобильных операторов, чиновников и предпринимателей с их идеями инновационных бизнесов.

Не стоит недооценивать также значение и распространение 3G на территории, где проживает до 98% населения Украины, что станет возможным в случае разворачивания 3G-сетей в частотных диапазонах 900/2100 ГГц. Для сравнения: сегодня сеть 3G охватывает только 15% площади и 70% населения Украины.

По мнению Ярослава Калитина, дальнейшее развитие 3G позволит расширить предложение уже существующих онлайн-услуг среднего и малого бизнеса из больших городов на всю территорию страны. Вместе с тем жители каждого, даже самого глухого уголка Украины получат возможность строить онлайн-бизнес, удалённо обучаться или оказывать услуги. Учитывая низкий уровень занятости в депрессивных регионах, подобное развитие технологий будет иметь в том числе и большое социальное значение.

Даже если подобные амбициозные планы удастся быстро воплотить в жизнь, мобильным операторам вряд ли придётся долго почивать на лаврах. Новые вызовы перед ними поставит следующее поколение связи 5G, массовое распространение которого по миру ожидается с 2020 года. Если сегодня мобильные операторы и государство сумеют действовать сообща в интересах рынка, стандарт 5G Украина уже сможет внедрить вместе со всем цивилизованным миром без отставания на десятилетия.