Топливно-энергетический комплекс пережил мини-революцию

456

На прошлой неделе топливно-энергетический комплекс пережил мини-революцию — сменился состав Совета энергорынка. Эти перестановки укрепляют позиции Петра Порошенко в отрасли, параллельно ставя под вопрос возможность сохранения Ринатом Ахметовым последнего в его арсенале административного рычага влияния на энергокомплекс.

4 февраля состоялось собрание участников Оптового рынка электроэнергии (ОРЭ), на котором было принято решение об обновлении состава членов его Совета. Формально сенсации не произошло: поменяли только две (из 10) компаний среди так называемых «голосующих директоров», которые и формируют костяк Совета ОРЭ. Но даже этой косметической перестановки хватило, чтобы поменять архитектуру управления этого органа.

Технически перестановка выглядела так: новыми членами Совета стали государственные ПАО «Укргидроэнерго» (Игорь Сирота) и ПАО «Николаевоблэнерго» (Алексей Беспалов), которые заменили ООО «ТехНова» (Александр Штипельман) и ГПВД «Укринтерэнерго» (Андрей Немировский) соответственно. Таким образом, получилось, что государство разменяло одно кресло на два, а в сумме с сохранившими свои места «Энергоатомом» и «Центрэнерго» это позволило на выходе собрать госкомпаниям четыре места в синдикате «голосующих директоров».

Сформировав этот портфель, государство сравнялось по очкам с крупнейшим игроком энергорынка – группой «ДТЭК» (ее интересы в совете представляют «Днепрэнерго», «Винд-Пауэр», «Высоковольтные сети» и «Днепроблэнерго»). Со стороны сложившийся между властью и Ринатом Ахметовым паритет наталкивает на мысли о том, что отныне стороны будут на пару рулить энергорынком.

Но такой сценарий маловероятен. В первую очередь потому что на это прямо указывает история взаимоотношений сторон. Министерство энергетики в лоб обвиняет «ДТЭК» в лоббировании утверждения завышенных тарифов на электроэнергию для своих ТЭС. В ответ из офиса донецкой группы можно услышать слова о дискриминации, которую ведомство Владимира Демчишина якобы исповедует по отношению к предприятиям группы.

Какая из сторон права, станет известно довольно скоро. Например, после принятия разработанного на прошлой неделе законопроекта «О рынке угольной продукции», нормы которого, как ожидается, приведут к снижению цен на уголь, а вместе с ними и тарифов на электроэнергию.

Другой вопрос, что поставленная точка в «тарифном противостоянии» государства с донецкой группой не спровоцирует сближения сторон. Дело в том, что у Петра Порошенко, к команде которого относится Владимир Демчишин, есть навязчивая идея добиться подконтрольности (управляемости) Рината Ахметова, и на пути к ней президент будет использовать все возможные рычаги. В этом контексте Совет ОРЭ – прекрасный рычаг влияния. Ну, хотя бы потому что этот орган имеет исключительно важное значение в топливно-энергетическом комплексе (от него зависит не распределение средств между участниками рынка, а изменение правил игры на нем).

Понятно, что увеличение количества голосов государства в Совете не влечет за собой автоматическую потерю влияния донецкого бизнесмена на этот орган. Но так будет не всегда. Например, команда Петра Порошенко может привлечь на свою сторону двух остальных «голосующих директоров» — «Прикарпатьеоблэнерго» и «Одессаоблэнерго», что в итоге позволит ей собрать большинство голосов в Совете.

Склонить на свою сторону кураторов этих компаний проще простого. В случае с прикарпатским «облом» можно действовать через систему налаженных связей Петра Алексеевича с бенефициарами этой компании – братьями Григорием и Игорем Суркисами. А переманить на себя одесский «обл» можно используя давление на россиян Михаила Воеводина, Александра Бабакова, Евгений Гинера и Сергея Шаповалова, позиции которых сейчас в Украине откровенно слабы. Если эта тактика сработает, команде Петра Порошенко может удаться выбить из-под ног Рината Ахметова фактически последнюю точку опоры, через которую он пытается оказывать хоть какое-то влияние на принятие решений в ТЭК.

Автор материала: Дмитрий Рясной