Тот еще кадр! Холдинг «Швабе» консультируется с уголовником, обокравшим компанию

219

Похоже, английские детективы не врут: преступника всегда тянет на место преступления. Бывшего замглавы холдинга «Швабе» Александра Стасюка неудержимо тянуло на работу, с которой он «вынес» не меньше 30 млн рублей. И его приняли с распростертыми объятиями и трудовым договором. Ждет ли «Швабе» новый виток коррупционных скандалов?

Вор должен сидеть в…

Может ли жертв экономических преступлений постигнуть стокгольмский синдром? Криминологическая наука таких случаев не знает, но жизнь всегда богаче любых теорий. Бывший замгендиректора по экономике и финансам холдинга «Швабе» Александр Стасюк, укравший у холдинга по меньшей мере 30 млн рублей, как ни в чем не бывало вернулся работать в компанию. За три года отсутствия его хлебное место заняли другие люди, поэтому для Стасюка на ходу соорудили должность консультанта по любым вопросам. Где же отсутствовал столь ценный специалист, что его без раздумий вернули в компанию?

События трехлетней давности помнят даже те, кто никогда не носил прокурорский мундир. Похождения Стасюка, зафиксированные следователями, могли бы уложиться в паре строк. Следователи заинтересовались контрактом между НИИ «Полюс» им. М.Ф. Стельмаха (входит в состав «Швабе») и компанией «Нефтехиммаш Плюс» о поставке оборудования для производства монокристаллов стоимостью 33 млн рублей. Монокристаллы, к слову, «Швабе» изготавливает для тех самых комплексов «Ангара-А5».

Подрядчик деньги получил, а институт оборудование, конечно же, нет. Выяснилось, что основными бенефициарами преступной схемы были Александр Стасюк и еще один заместитель директора, на этот раз по научно-исследовательским разработкам и инновационному развитию, Николай Ракович. Интересно, что смета контракта была завышена почти вдвое. Даже исполнив контракт, все участники «заработали» бы 21 млн рублей. Жадность оказалась сильнее.

Оптический холдинг «Швабе» объединяет десятки предприятий в сфере производства оптического стекла, ситаллов и оптоволокна. Выпускает продукцию гражданского и военного назначения, в том числе передающие и оптические системы для ракетно-космического комплекса «Ангара-А5». Входит в корпорацию «Ростех».

Есть между НИИ «Полюс» и компанией «Нефтехиммаш Плюс» еще одна странная сделка, заключенная в 2013 году. И снова мы видим поставку оборудования для производства монокристаллов. Контракт значится исполненным, но за время выполнения работ он еще и изменился до неузнаваемости. Стоимость оборудования вскоре после подписания договора взлетела с 15,7 до 42,4 млн рублей. Заметим, что курс валют в это время был стабилен. Чем же вызваны колебания цены? Вероятно, тем же, чем и завышенная смета в контракте, не исполненном вовсе. Жадностью.

Стасюка, вопреки блатному фольклору, это чувство не сгубило.

Молниеносно встав на путь исправления, он всего за пару лет заключения искупил вину и, по выражению его адвоката, «вернулся в семью». Слова оказались пророческими.

«Семья» встретила блудного сына как подобает: вчерашний уголовник стал консультантом «Швабе». Он всегда подскажет выход: от ответственности или по УДО.

О чем молчал стрелочник?

И вот он вернулся. С непогашеной судимостью (если не истек испытательный срок на УДО), условно чистой совестью и безусловно грязной репутацией. Вернулся туда, где в условиях полной секретности куют ядерный щит страны. Стасюк же готов подковать всех желающих его распилить. На живых и понятных примерах, так сказать. Однако уникальным специалистом Александра Стасюка тут не назовешь. Не лучше ли было посоветоваться с Анатолием Сердюковым (директор авиакластера «Ростеха»)? На его стороне и опыт, и, с позволения сказать, суммы. Вот и поползли слухи, что для Стасюка новое назначение — награда за молчание. А молчал он о многом, например, о роли директора «Швабе» Сергея Максина. Окруженный замами-расхитителями глава холдинга предстал вдруг невинным как младенец. Хотя на этапе следствия криминальные таланты Максина оценивались иначе.

Директор «Швабе» Сергей Максин

Максин и Стасюк считались гениями продаж. Они «загнали» «Ростеху» 30% акций «Лыткаринского завода оптического стекла» (ОАО «ЛЗОС») по цене, превышающей контрольный пакет предприятия. В этой истории прекрасно все: от дробления пакета на части по 24% и 6%, чтобы вывести сделку из под антимонопольного регулирования, до предварительной продажи акций офшорам. Именно у них в конечном счете приобретала завод госкорпорация. По версии следствия, именно Максин ввел в заблуждение руководство «Ростеха». Заблудились Чемезов и его замы так сильно, что купили 30% «ЛЗОС» за 862,6 млн рублей.

Хотя за несколько месяцев до покупки контрольный пакет предприятия (51% уже принадлежал «Ростеху») стоил немногим более 500 млн рублей.

Переоценив сделку на 600 млн рублей, Максин отделался увольнением. Расследование данного эпизода закончилось ничем. Как утверждали фигуранты дела, и цену в 862,6 млн рублей, и структуру сделки (деление пакета и, видимо, участие офшоров) предложил сам покупатель. Перед следствием поневоле вставал вопрос: так ли уж искренне заблуждалось руководство «Ростеха» во главе с Чемезовым?

На эти неловкие вопросы, вполне возможно, придется ответить генеральному прокурору Юрию Чайке. Известная своим упорством депутат Наталья Поклонская направила ему депутатский запрос и внушительный пакет документов, которые могли сильно не понравиться Сергею Чемезову и его заместителям. Особенно Владимиру Артякову. C бывшим губернатором Самарской области и просто «человеком Сергея Чемезова» генпрокурор, кажется, уже пообщался. Судя по всему, беседа имела не тот характер, на какой рассчитывала Наталья Поклонская.

Папа спросит!

В начале октября этого года компания «Модум Транс» обратилась с иском к «Управляющей компании ПНК» с требованием о переводе прав и обязанностей по договору купли-продажи доли в уставном капитале. За длинным юридическим определением скрывается попытка УК ПНК (бывшего совладельца «Модум-Транс») непонятным образом продать долю в капитале истца. Суд, надо заметить, наотрез отказался мешать этому загадочному процессу. А совсем недавно уже и сам истец по невыясненным причинам полностью отказался от требований. Вот только никакой мистики здесь нет, есть лишь знаковые имена.

Еще недавно «Модум-Транс» носила название «УВЗ-Логистик», исчерпывающим образом указывающее на ее место в транспортном бизнесе. «Модум-Транс» и сегодня занимает 11-ю строчку в рейтинге железнодорожных перевозчиков INFOLine Rail Russia, а выручка перевозчика достигла 13 млрд рублей за прошлый год. Такие доходы в случайные руки не отдашь. Поэтому гендиректором «Модум-Транс» выступает Дмитрий Владимирович Артяков. Собственных заслуг за Артяковым-младшим пока не водится, поэтому в «Модум-Трансе» нашли удачный эвфемизм слову «кумовство» — системность.

Только Артяков-младший возглавил «Модум-Транс», как его фирма (читай, выручка) пошла на сторону. Сам Дмитрий Артяков отправился было в суд, но тут жажда справедливости покинула его. Возможно, Артякова, при всей его «системности», убедили доводы суда? Нам более убедительной показалась фигура, стоящая за ответчиком. В материалах дела она не обозначена, зато данные ЕГРЮЛ говорят, что безраздельным владельцем «УК ПНК» выступает Артем Чайка.

Имея незначительную долю в «Модум-Транс», Артем Чайка обратил внимание на прибыльный «Модум-Транс», который, несмотря на изрядные долги, демонстрирует высокую выручку. Об этой выручке даже беспокоиться не нужно — компания так плотно сидит на госконтрактах, что денежный поток в ближайшее время точно не иссякнет. Одно только плохо — список учредителей. Для Чайки их там непривычно много. Сын генпрокурора начал активно работать по их сокращению, но актив оказался проблемным.

Быть может, генпрокурор изложил Артякову-старшему некоторые соображения по поводу Стасюка и Максина, проведя параллели между самим Артяковым и его шефом? Развернувшиеся перед Артяковым картины будущего ему не понравились, причем так сильно, что это передалось Артякову-младшему, который без объяснения причин отозвал иск к Артему Чайке. Осталось только объяснить Поклонской миссию Александра Стасюка. Консультации в его узкой «специализации» очень уж востребованы, а Сердюкова на всех не хватает.