Трансплантология может оказаться вне закона

1528

В Украине пересадки органов стоят в пять, а то и в 10 раз дешевле, чем за рубежом. Пересадку сердца мы можем сделать за 10 тыс. долл. А платим 100 тыс. долл. в Беларуси, кормим белорусскую и индийскую медицину

В мае 2018 года был принят закон о трансплантации органов («О внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины относительно здравоохранения и трансплантации органов и других анатомических материалов человека»), который должен вступить в силу 1 января 2019 года. Таким образом, совсем скоро все вопросы трансплантологии должны будут регулироваться именно этим нормативно-правовым актом.

Кто-то считает этот закон прорывом для развития трансплантологии в Украине, есть и много тех, кто его критикует. В частности, новый закон закрепляет презумпцию несогласия: при жизни каждое совершеннолетнее дееспособное лицо вправе предоставить письменное согласие или несогласие на изъятие анатомических материалов из его тела для трансплантации после определения его состояния как необратимая смерть. Законом также предусматривается развитие трансплант-координации на примере испанской модели, которая, по определению Минздрава, считается самой прогрессивной в мире. В Украине планируется создание Единой информационной системы трансплантации, которая в автоматическом режиме будет определять иммунологическую совместимость донора и реципиента, а также осуществлять распределение анатомического материала.

Украина — родина трансплантологии, но, к сожалению, так вышло, что украинцы, нуждающиеся в пересадке органов, вынуждены ехать за границу. Наша страна много лет кормит чужую медицину, не развивая свою. Насколько новый закон способен создать условия для развития трансплантологии в Украине?

Нужна презумпция согласия — это единственный путь для Украины

Борис Тодуров, кардиохирург, директор Института сердца Минздрава Украины:

— В Украине потребность в трансплантации не покрывается ни материально, ни законодательно. Вместе с тем на голом энтузиазме много лет мы проводим трансплантации. Первую пересадку сердца сделали еще в 2001 году, пациент живет до сих пор. Мы доказали, что можем это.

Что сегодня мешает? Целый комплекс проблем. Одна из них — законодательная. По моему глубокому убеждению, Украина должна пойти по пути Беларуси. Нужно инициировать и внести поправку к новому закону и принять презумпцию согласия. Это единственный путь для такой страны, как наша, чтобы получить достаточное количество донорских органов. Страны, которые пошли по пути несогласия, вкладывают огромные деньги в популяризацию донорства. Ждать, что в Украине начнется мощная волна популяризации донорства, не приходится. Когда обсуждали закон о трансплантации, я был за то, чтобы просто перевести белорусский закон, касающийся солидных органов — печени, почек, сердца, легких… Это было бы быстро и качественно. Нужна презумпция согласия. Во всех остальных случаях будут маленькие точечные победы, которые не решат проблему в целом.

Борис Тодуров. Фото: www.facebook.com/btodurov

Вторая проблема — материальная, связанная с обеспечением больниц, которым разрешено забирать органы, и тех, где разрешено пересаживать. Это огромный список. Хотя бы ключевые больницы из этого списка нужно обеспечить газоанализатором, дыхательным аппаратом, всем необходимым для кондиционирования донора. Донор кондиционируется два-три дня, за это время уходит очень много средств — это и лекарства, и оборудование.

Пока не заработает координационный совет, который будет собирать всю информацию централизованно, все останется на уровне личных отношений. Кто-то позвонил и сказал, что есть донор, кто-то не сообщил. Хорошо, что наш институт находится рядом с больницей скорой помощи, и мы знаем, что там каждый день умирает несколько человек. Даже если в одном случае из 100 мы получим разрешение на забор органов, то обеспечим всех тех, кто сегодня нуждается.

Третья проблема — подготовка кадров. У нас пока нет кафедры, где готовят специалистов. Своих учим, как можем. Учить особо не на чем. От безысходности в прошлом году начали ставить механические сердца. Это дорогое удовольствие. Одной из наших пациенток через девять месяцев после имплантации механического сердца пересадили донорское в Беларуси. 21 ноября запланирована еще одна имплантация механического сердца. Но это двухэтапное лечение. 120 тыс. евро стоит механическое сердце, потом еще 120 тыс. долл. в Беларуси стоит пересадка сердца.

Ментальная проблема — нам нужно заниматься популяризацией трансплантологии. Надо рассказывать, что это наука не о том, как забираются органы, а о том, как спасают безнадежно больных людей. К сожалению, у нас формируется мнение о криминальной трансплантологии — «черные трансплантологи» и т. д. У людей нет четкого понимания, что такое смерть мозга, почему можно взять бьющееся сердце… Они не понимают, что органы, извините, нельзя собрать в ведро на поле боя и вывезти за границу, чтобы продать. Для того чтобы провести трансплантацию, нужно как минимум 40 человек участников, высокоспециализированных кадров. Время жизни органа вне организма — три, максимум четыре часа при очень хорошей консервации. Все эти моменты нужно объяснять.

Необходимо рассказывать нашим власть имущим, что в Украине пересадки органов стоят в пять, а то и в 10 раз дешевле, чем за рубежом. Пересадку сердца мы можем сделать за 10 тыс. долл. А платим 100 тыс. долл. в Беларуси, кормим белорусскую и индийскую медицину.

Украина не готова принять помощь от Беларуси в области трансплантации — руководство Минздрава неспособно проводить адекватные реформы

Ольга Богомолец, народный депутат, председатель Комитета Верховной Рады по вопросам здравоохранения:

— Беларусь, которая за последние годы превратилась в мощный международный медицинский центр, готова предоставить Украине все свои наработки, документы и рекомендации по организации эффективной системы трансплантации. Я давно и плодотворно общаюсь с белорусскими медиками, и они обещали нам всестороннюю поддержку и помощь.

Сегодня в Беларуси для граждан страны трансплантация почки бесплатно проводится в каждой областной больнице. Трансплантация сердца, легких и других органов — в центре трансплантации. Все, кто в этом нуждается, получают помощь в кратчайшие сроки и бесплатно.

Ольга Богомолец. Фото: www.facebook.com/olgabogomolets

Наш сосед зарабатывает сотни миллионов долларов на проведении платных операций для иностранных граждан, в том числе и украинских. За последние пять лет мы перевели в Беларусь почти 1 млрд грн, чтобы оплатить трансплантацию для наших пациентов, которую давно можем сами делать в Украине.

Добрую волю белорусских коллег и готовность помочь нам можно только приветствовать, ведь в медицинской сфере мы отстали от них на десятилетия. К сожалению, мы сами оказались не готовы принять такую помощь. Так, из-за срыва Минздравом подготовки реестров доноров и реципиентов принятый парламентом закон о трансплантации заработает с 1 января 2019 года в опасном для людей режиме, ведь именно реестры доноров и реципиентов являются предохранителем, исключающим «черную трансплантацию». Профильным министерством не создана служба трансплант-координаторов, не закуплены необходимое оборудование и медицинские средства для больниц, не приняты необходимые подзаконные акты, не сделано ничего во исполнение закона.

Это означает, что больные дети и взрослые снова будут в «очередях смерти» Минздрава на лечение за границей, а украинские налогоплательщики продолжат финансировать другие страны, которые развивают свою систему трансплантации за наш счет.

Руководство Минздрава в очередной раз расписалось в несостоятельности проводить адекватные реформы ради людей. Но ни президент, ни премьер-министр не обращают на это никакого внимания. Может, это кому-то выгодно? Стыдно и обидно видеть, как ложь во власти побеждает здравый смысл и возможность сохранить самое дорогое, что есть у нашей страны — жизнь людей!

С 1 января 2019 года трансплантация в Украине может оказаться вне закона

Елена Бабич, адвокат по медицинскому праву, член Ассоциации адвокатов Украины:

— В чем проблема с новым законом? Он был принят 17 мая 2018 года, и законодатель давал время привести в соответствие нормативно-правовую базу для того, чтобы закон с 1 января заработал. Для этого нужно пересмотреть все действующие нормативные акты на предмет соответствия законодательству, принять часть новых подзаконных нормативно-правовых актов, в частности, форму согласия, форму отказа, — очень много вещей, которые на сегодня не приняты.

Елена Бабич. www.facebook.com/elena.babich.3

Самая большая проблема в том, что трансплантация по новому закону возможна только при условии создания и запуска Единой государственной информационной системы трансплантологии и приведения подзаконных нормативных актов в соответствие с положениями нового закона. Законодатель дал Министерству здравоохранения срок — до 1 октября 2018 года информационная система должна быть создана. Минздрав только 28 октября разработал тендер. Шансов на то, что система, которая не заработала за 20 лет, заработает через полтора месяца, — очень мало.

Что делать врачу, чтобы не нарушить закон? В статье Уголовного кодекса, которая также в новой редакции будет действовать с 1 января, говорится, что врач несет уголовную ответственность за нарушение процедуры трансплантации. Врачу с 1 января (если закон вступит в силу) для того, чтобы не нарушить закон, нельзя проводить трансплантацию. Если законодатель одумается и за эти полтора месяца примет решение об отсрочке действия закона, то трансплантация может продолжаться по крайней мере в том объеме, который есть. Если этого не произойдет, с 1 января трансплантация на уровне закона в Украине будет невозможна. Единственный выход — внесение изменений в переходные положения нового закона и отсрочка введения его в действие.

Оксана Шклярская