Троянский сын Александра Рыженкова и инвестбанкиры Порошенко

785

Покуда в Украине только идут разговоры о том, как же будет делиться собственность Киево-Печерской и Покровской лавры после получения Томоса, тихой сапой развивается другой имущественный конфликт, тоже имеющий определенную межконфессиональную окраску. Основатель партии мусульман Украины отбирает крупнейший актив у некогда главного спонсора УПЦ МП.

На прошлой неделе стало известно, что контрольный пакет (более 57% акций) крупнейшего производителя коксующегося угля в стране — ПАО “Шахтоуправление “Покровское” (некогда “Шахта “Красноармейская-Западная № 1”) — перешел от ЧАО “Донецксталь” — металлургический завод” Виктора Нусенкиса к ООО “Индастриал коал холдинг” (ICH, Киев). Последнее по всем признакам (о которых в следующей статье) контролируется Ринатом Ахметовым, чей “Метинвест” является главным потребителем коксующегося угля в Украине.

Может сдаться, что попытка отобрать крупнейший актив у Нусенкиса (чьи остальные ключевые активы в основном находится на оккупированной территории, а сам бизнесмен скрывается в России) являются со стороны Ахметова чуть ли не актом патриотизма. Тем более, что весной прошлого года террористы отобрали у “Метинвеста” контроль над его основным поставщиком коксующегося угля “Краснодонуглем”. Так сказать “око за око, шахта за шахта”.

Однако сие красивая, но обманка. Ахметов уже неоднократно пытался отжать у Нусенкиса его металлургический бизнес. Благо, что они выходцы из одного и того же “солнечного Донбасса”. Самая громкая последняя попытка случилась в 2011 году. Годом раньше президентом Украины стал главный политический проект Ахметова — Виктор Янукович. Благодаря этому всего за год “Метинвест” получил контроль над Мариупольским меткомбинатом имени Ильича, Южным ГОКом и “Запорожсталью”. Логично что следующей жертвой наряду с экс-“Криворожсталью” должна была стать “Донецксталь”.

Формальным поводом для наезда на последнюю стала старая размолвка между ее основным владельцем Виктором Нусенкисом и его политической “крышей” Геннадием Васильевым — некогда прокурором Донецкой области, а затем — и всей Украины.

Увидев нездоровую активность Ахметова в поглощении горно-металлургических активов Нусенкис решил, что ему необходимо как можно скорее легализовать свой до этого плохо структурированный бизнес и провести эмиссию облигаций (сделав актив более токсичным для агрессора). В связи с этим Васильев потребовал официально закрепить свою долю в бизнесе Нусенкиса, но был отправлен в длинное пешее путешествие.

Естественно, в этой ситуации экс-прокурор, а на тот момент еще и нардеп Васильев отправился с жалобой к “некоронованному хозяину” Донбасса. На “Донецксталь” и ее активы сразу посыпались проблемы. В том числе со стороны госорганов — напомним, у руля уже больше года находилась “крепкая команда донецких хозяйственников”.

20 мая Госкомиссия по ценным бумагам и фондовому рынку остановила на 12 месяцев клиринг и заключение договоров купли-продажи акций 12 предприятий группы компаний “Донецксталь”. Речь идет о ПАО “Шахтоуправление “Покровское”, ПАО “Ясиновский КХЗ”, ПАО “Макеевский КХЗ”, ОАО “Донецкий металлургический завод”, ЗАО “Донецксталь”, ПАО “Донецкий электротехнический завод”, ОАО “Винтер”, ЧАО “Племенной завод “Малиновка”, ЗАО “Лизинговая компания “Укринкомлиз”, ЗАО “Макеевкокс”, ЗАО “Красноармейское автопредприятие “Укрбуд” и ОАО “Лактис”.

Решение ГКЦБФР было принято на основании депутатского обращения нардепа от Партии регионов Дмитрия Шпенова (юрист выходца из “Метинвеста” и тоже нардепа Александра Вилкула). Комиссию к тому моменту возглавлял Дмитрий Тевелев, который уже отстаивал интересы ДТЭК Рината Ахметова в конфликте с группой “Приват” на “Днипроэнерго” в 2007-2008 годах, а непосредственно вопрос остановки обращения акций конкретного эмитента находился в компетенции контрольно-правового департамента ГКЦБФР, который возглавлял Евгений Воропаев (сын личного юриста Ахметова и по совместительству нардепа Юрия Воропаева).

Всем было очевидно, что Ринат играет в этом конфликте на стороне Васильева. Тем не менее, официально СКМ опровергал свою причастность к данной бизнес-разборке.

В итоге ценой неимоверных усилий Нусенкису удалось сдержать напор Ахметова. Свою роль сыграло то, что к этому моменту Янукович наконец почувствовал себя полноценным “гарантом Конституции” и уже не был готов слепо выполнять все требования своего недавнего хозяина, решив играть на балансе системы сдержек-противовесов.

Тот факт, что 7 лет спустя Ахметову таки удалось отобрать у Нусенкиса самый крупный кусок его собственности, больше характеризует не “працелюбність і незакомплексованість тварюки”, а тот временной фрейм, в котором мы все вместе обретаемся.

“УкрРудПром” уже не впервые отмечает, что так вольготно как при Порошенко Ахметову не жилось даже при Януковиче (если, конечно, не брать во внимание 2010-ый — первый год президентского срока Федорыча). Тем более, что часть грязной работы для “самого богатого украинца” делают как раз люди, очень близкие к нынешнему президенту. В первую очередь, речь идет об “Инвестиционном капитале Украины” (ICU), который выполняет при нынешнем президенте чуть ли не ту же роль, что и СКМ при Ринате Ахметове — своеобразного “бассейна” активов.

ICU еще весной собрал в своих руках долги, которые были у “Донецкстали” перед тремя банками (две “дочки” российских госбанков — Сбербанка и ВТБ — плюс “Дельта Банк”) на общую номинальную стоимость почти 8 млрд гривен. При этом покупали инвестбанкиры Порошенко долги компаний Нусенкиса с очень хорошим дисконтом. Например, Фонд гарантирования вкладов физических лиц на аукционе 15 марта продал фонду ICU задолженность компаний “Донецкстали” перед “Дельта Банком” на 1,1 млрд грн всего лишь за 331,29 млн грн, то есть за 30% номинала.

И тут самое потрясающее, что именно “Инвестиционный капитал Украины” в 2010-2011 годах помогал реструктуризировать долги “Донецкстали” на 850 млн долларов и тем самым -защищаться от Ахметова. Сегодня же инвестбанкиры Порошенко, воспользовавшись инсайдом, перебежали на сторону противников Нусенкиса и, если можно так сказать, ударили в спину. Все-таки, что не говори, а Макар Пасенюк — высокоморальная личность.

Так или иначе, собрав “ворох векселей”, ICU обратился в суд и добился в июне ареста расчетных счетов ЧАО “Донецксталь” — металлургический завод” сразу в трех банках. Итогом урегулирования этого судебного конфликта и стала сделка по продаже более 57% “Шахтоуправления “Покровское”. И, скорее всего, этим аппетиты “Уважаемого” не ограничатся. На очереди — уже корпоративные права предприятий Нусенкиса, находящихся сейчас на оккупированной территории.

Впрочем, предали “самого богатого грека Украины” не только инвестбанкиры, но и братья по вере. В 2011 свою роль в защите Нусенкиса от посягательств Ахметова сыграл его младший партнер по “Метинвесту” Вадим Новинский. На тот момент владелец “Донецкстали” был крупнейшим бизнес-спонсором УПЦ МП и активно вмешивался в деятельность патриархата. Сегодня ровно ту же роль в этой церкви играет уже Новинский. И поэтому при том, что как признает “сука православная”, они продолжают общаться, Вадим ведет со своим предшественником на ниве куратора УПЦ МП исключительно душеспасительные беседы “про веру, царя и отечество”, полностью игнорируя бизнес-материи.

Самое же обидное в нынешнем избавлении Нусенкиса от бремени собственности “Покровского” — позиция его младшего партнера. Сын бывшего (как раз в 2011 году) руководителя “Донецксталь” — металлургический завод” Александра Рыженкова — Юрий — сегодня возглавляет уже упомянутый “Метинвест” Ахметова. Более того, Рыженков-старший беззастенчиво финансирует любимого политизвращенца Рината — Олега Ляшко. По итогам прошлого года — почти на 18 млн гривен.

Очевидно, что в ситуации конфликта между Ахметовым и Нусенкисом перед Александром Рыженковым сегодня не стоит вопрос, кто ему милей и ближе. Конечно, рыжий.

Автор материала: Олег КАЛИТА, Никита АФАНАСЬЕВ