Цена украинского леса — безвиз

73

В придачу к безвизу Украина получила и €600 млн кредита. Правда, европейцы выставили условие: снять мораторий на вывоз украинского леса за рубеж.

Как только это случится, за границу пойдут составы, груженые драгоценной древесиной. Экологи уверяют: скоро леса в стране не останется вовсе.

Лес вывозят по ночам

Напомним, в апреле 2015 года Рада наложила мораторий на вывоз леса и пиломатериалов, в ноябре 2015 года аналогичный запрет ввели на лес-кругляк — кроме сосны, а уже с 1 января этого года нельзя вывозить и сосну. Однако европейские чиновники в обмен на €600 млн транша попросили нас об услуге: снять мораторий на вывоз леса. И президент им это пообещал. Во всяком случае, об этом сообщил глава Еврокомиссии Жан-Клод Юнкер после саммита Украина — ЕС в Брюсселе.

Хотя и сейчас, при действующем запрете, остановить контрабанду сложно. Под видом дров в Европу постоянно отправляют драгоценные виды деревьев, причем рубят их даже воинские части. На Волыни местные сетуют, что лесовозы ночами вывозят кругляк, а на заявления активистов в полиции не реагируют: мол, разреживают лес. Об отмене моратория тут слышали.

«Зачищают же под ноль уже лет семь, какое это прореживание леса? Лесовозы по три-четыре едут, как только стемнеет. Было бы законно, днем бы перевозили. Как кусок Национального Шацкого парка оттяпали, так и валят, бесстыжие, — возмущается частный предприниматель Петр Нехин. — Я видел, что они везут — там дуб 70–80 см в диаметре, сосны столетние порезали уже совсем. Я несколько заявлений в полицию написал, а в ответ — тишина».

В Черновицкой области недавно жители трех сел перекрыли дорогу, протестуя против незаконной вырубки леса. Они не верят лесникам, которые уверяют, что идет санитарная чистка леса. «Только десятая часть — это санитарная чистка. А все остальное идет налево», — подтверждают местные жители.

Как писали «Вести», под видом дров из Украины вагонами вывозят дуб и ясень по цене от 1 млн грн за ствол. Уже в Европе фирмы-«прокладки» оформляют эти дрова как ценные породы дерева и продают по европейской цене, забирая себе разницу. А потом за границей делают из них мебель и вновь отправляют к нам, но уже по другой цене.

Древесины не хватает даже местным

Спикер Закарпатской ОГА Ярослав Галас говорит, что благодаря пока еще действующему мораторию за последний год вырубка леса по Закарпатью снизилась на 7,5%, а за границу в необработанном виде древесину через Закарпатье практически не везут.

«Основными потребителями раньше были иностранные фирмы, они под видом дров увозили кругляк в Румынию, Чехию. По периметру границы понастраивали заводов, и работали на нашей древесине. После того как Геннадий Москаль запретил вывозить деревья вообще, эти крупные ходки прекратились. На сегодня у нас увеличилось число предприятий, которые занимаются глубинной переработкой древесины, и она идет на экспорт уже в полуобработанном виде. Конечно, есть конфликты, а все потому, что древесины иногда не хватает и для внутреннего пользования. Так, недавно в Раховском районе блокировали дорогу в районе села Богдан, там лесозаготовщики и переработчики требуют, чтобы в первую очередь деревом обеспечивали местных, а уже потом на экспорт».

«На нас давят»

Экологи бьют в набат: по словам экспертов, если начнется промышленная вырубка в интересах европейской промышленности, то леса в Украине не останется вовсе. «У нас и так наименьший процент лесистости в Европе, — говорит эколог Владимир Борейко. — Если мы хотим сохранить лес для будущих поколений, вывозить за рубеж его нельзя. Из соображений национальной безопасности мы ввели мораторий, поэтому им стоило бы искать страны, где экспорт не запрещен. Но им проще надавить на нас».

Также, по словам Борейко, нужно установить границы вырубки: «Не все ценные породы включены в список запрещенных для вырубки. Там нет лиственницы, пихты, бука. Их и вывозят как дрова. Поэтому лес спасет не мораторий, а установление граничной нормы вырубки».

По мнению экономиста Александра Охрименко, единственный способ спасти лес — передать его в частные руки, так как это сделано в Швеции и Германии: «У нас все по принципу: «Все добро державне — все добро моє». Пока глава лесхоза на должности, он дает указ рубить, чтоб аж шумело. Но когда человек будет понимать, что лес — это прибыль, которую можно сделать стабильной и продолжительной, он будет заинтересован в его восстановлении».