У замглавы Службы внешней разведки обнаружили недвижимость на 200 млн гривен

129

Журналисты выяснили, что семья топ-чиновника СБУ имеет российское гражданство

Первый замглавы Службы внешней разведки Сергей Семочко владеет недвижимостью на более 200 млн гривен, а члены его семьи имеют российское гражданство и периодически посещают оккупированный Крым.

В частности, журналисты установили, что Семочко ездит на Land Cruiser, зарегистрированном на несуществующую человека. Этот автомобиль каждое утро приезжает забирать пассажира в закрытый коттеджный городок в Конча-Заспе. Дом на 333 квадратных метра официально приобрела Татьяна Лысенко, в Козине есть еще два огромных дома, недавно оформленных на ее дочь.

В ходе расследования журналисты пришли к выводу, что Лысенко приходится женой (официальной или неофициальной) Семочко, а Анастасия Лысенко, на которую записаны два дома, находится с ним в родственных отношениях. Она в Конча-Заспе зимой 2017 года приобрела дом, который ранее оценивался в 2 млн долларов. Однако в январе 2017 года она также приобрела имение почти на 700 квадратных метров. Кроме того, в соцсетях она выставляла фото с вертолетом на винзаводе «Шабо» под Одессой. Перелет в Киев оценивается в 4-6 тыс. долларов.

Как следует из расследования, три дома в Козине обошлись Семочко в около 8 млн долларов. Однако анализ доходов его семьи говорит об отсутствии легального источника таких доходов.

Судя по фото из соцсетей, семья постоянно ездит в аннексированный Крым. Журналисты также проверили подлинность копий российских паспортов родственников Семочко и выяснили, что всего в Крыму зарегистрированы 8 его родственников с двойным гражданством. На запрос программы он заявил, что родственные связи являются конфиденциальной информации. Семочко также не пояснил происхождение имущества.

Отметим, расследование построено вокруг ситуации, в которой СБУ из-за откатов фактически остановила закупку препаратов для гемодиализа. В итоге кризис с закупкой препаратов не пережили 200 пациентов. Журналисты предполагают, что Семочко мог получать деньги за так называемое «крышевание» фармацевтических компаний.