Украина — государство не национальное, а феодальное

214

Мы все живем в феодально-сословном государстве. И не нужно этого стыдиться. Это факт. Впереди — либо деградация, либо переворот

К сожалению, реальное устройство нашего государства изучено мало. Многие считают, что живут в «национальном государстве». Однако наше общественное устройство больше напоминает феодализм.

Экономической основой нашего современного феодализма являются не крестьяне с землей, как раньше, а предприятия, владеющие какими-то природными ресурсами — газ, уголь, права аренды земли и т.д. Именно они являются «титулами», за право владения которыми идет борьба между «лордами», причем часто борьба вооруженная.

Феодальные группировки видны довольно отчетливо. Их лидеры — олигархи с известными фамилиями. Но у этих «лордов» есть вассалы — «графы» и «бароны» — которые образуют свой уровень иерархии, тоже со своими вассалами.

Часто эти мелкие группировки не просто входят в состав более крупных, но пересекаются между собой и часто выходят за пределы «основной» группировки. То есть, «лорд», который находится на поверхности (он обычно имеет титул «олигарха»), не имеет полной и безоговорочной власти в своей группировке. Часто журналисты именуют такие образования «бизнес-империями», но до империи им очень далеко.

При этом, практически все экономические субъекты в стране явно или неявно интегрированы в те или иные конгломераты. Любой ларек имеет «крышу», но владелец ларька обычно понятия не имеет, к какой «империи» он относится. Чаще всего и «крыша» первого, а то и второго уровня не подозревает об этом.

Украинская политическая система хорошо отражает этот феодализм. Президент — это должность, полномочия которой специально созданы для того, чтобы разрешать споры лордов-олигархов и распределять между ними ресурсы.

К такой системе можно относиться по-разному, но факт в том, что она работает, она самовоспроизводится, и препятствует узурпации власти кем-то одним.

Когда Янукович начал отжимать в свою пользу ресурсы, то система восстала против, и олигархические СМИ, в итоге, поддержали переворот против «узурпатора».

Все это существует благодаря сложной системе договоренностей, но в большей степени — благодаря обычному праву. Просто все так привыкли. Такие «правила игры».

Важно, что здесь нет системы жесткой иерархии, которую мы привыкли видеть в «национальном государстве».

В принципе, именно это и есть особенность феодализма — отсутствие жесткой вертикали власти, которая бы пронизывала собой все общество.

Эта система в средние века включала не только аристократическую «матрешку», но и города (часто фактически независимые), и местные общины, церковь, рыцарские и церковные ордена (последние три структуры выходят за «национальные» рамки), а также цеха, гильдии и союзы торговцев. Все они представляли отдельные сословия рыцарское, церковное, купеческое и прочие.

В нашей феодальной структуре тоже существуют сословия, где люди выполняют определенную общественную функцию.

У нас в интересах феодального государства и феодальных структур работают сословия «вояк» (сюда входят «правоохранители» и «военнослужащие») и бюджетников (врачи, учителя, чиновники).

Как правило, вне сферы феодального государства существует сословие предпринимателей («комерсы»), которые имеют свои традиции, идущие от цеховиков и фарцовщиков СССР, этику и неформальные организации. Часть их включена в отношения по распределению феодальной ренты, формально участвуя в таких процедурах как «тендеры», «конкурсы» и прочие карго-процедуры.

Также миллионы людей задействованы в отхожих промыслах (ездят на заработки), что дает основания выделить их в отдельное сословие, которое тоже существует независимо от феодальных структур.

В составе каждого из этих сословий люди работают, как правило, всю жизнь, и их занятия передаются по наследству.

Один из главных перманентных конфликтов, который существует в таком обществе — это конфликт между феодальными практиками и навязываемыми извне правилами, по которым якобы должны строиться общественные отношения в «нормальном» государстве.

Наглядный пример — это «офисный планктон». Это, в большинстве, обслуга феодальных организаций, которая получает зарплату от феодала в конверте. Но при этом горячо поддерживает различные антифеодальные идеи — скажем, «евроинтеграцию», «демократию» и «свободу слова».

Наши заокеанские «друзья» в качестве панацеи упорно навязывают нам «борьбу с коррупцией», когда феодальная рента перестанет выполнять свою функцию. Но ведь для изменения общественной модели нужны новые правила игры — правила распределения ресурсов и разрешения конфликтов, и построенная на их основе новая общественная структура и новый общественный договор.

Всего этого наши «друзья» не предлагают.

По сути, они предлагают просто остановить и сломать существующие общественные механизмы, ничего не предлагая взамен.

Результаты такого подхода мы видим в Ливии и Ираке.

Оставим за скобками, почему они это делают. У них свои интересы.

Просто надо понимать, что общественное устройство улучшается не ломанием существующего механизма, а его модернизацией и постепенным улучшением, в пользу расширения прав независимых сословий.

Постепенным — потому что нельзя десятки миллионов людей обучить новым «правилам игры» за пару месяцев. И за пару лет тоже.

Речь идет о десятилетиях. Если хочется быстрее — снова получится майдан. То есть в итоге станет намного хуже, а не лучше.

Только эволюция и экономический рост. И мир, конечно же, как условие для нормального эволюционного развития.

Но чтобы все это понимать — надо осознавать существующую реальность, здесь и сейчас. А не жить в иллюзорном-пропагандистском мире гидности и перемог.

Так что, скорее всего, все будет еще хуже. Никакого развития. Либо деградация нашего феодализма, либо судорожный предсмертный переворот.

Берегите себя.

Алексей Романов — FB