Украинская культура в Крыму: похороны заживо

243

25 декабря 2015 года министр образования, науки и молодежи российского правительства Крыма Наталья Гончарова во время встречи с журналистами заявила, что в Крыму не исчезнут ни украинский язык, ни украинская культура. «В Крыму много представителей этого народа. Просто сейчас такой период. Он пройдет. И в школе украинский как язык обучения не нужно навязывать, чтобы не получить обратное. Нельзя ассоциировать язык с политикой, но и ломать сложившийся стереотип поведения на пике напряжённости, когда Крым имеет много неприятностей от представителей соседнего государства, не надо», – сказала Гончарова.

Действительно, представителей «этого народа из соседнего государства» в Крыму немало. Даже по результатам последней переписи населения, которая прошла в Крыму с подачи Росстата в середине октября 2014 года, украинцы на полуострове по численности занимают второе место – 344515 человек, что составляет чуть более 15% от населения Крыма (включая Севастополь). Однако, принимая во внимание эти данные, можно только ужаснуться стремительным темпам сокращения предоставления образования на украинском языке в Крыму. Поданным Мониторинговой миссии ООН по правам человека, по состоянию на конец 2013 года в Крыму на украинском языке обучались 12694 ребенка, после весны 2014 года этот показатель составлял 2154, а в 2015 – всего 949, что составляет 0,5 % от общего количества учащихся. По данным крымского министерства образования, украиноязычные классы сохранились в 22-х школах полуострова, однако базовое среднее образование (с 1 по 9 класс) на украинском языке возможно получить только в двух школах – в Алуште и Феодосии. В сентябре 2015 года Наталья Гончарова заявила, что классы с обучением на украинском языке открывались, когда набиралось как минимум семь заявлений от родителей, однако известно о случаях, когда в открытии украинских классов отказывали даже тогда, когда таких заявлений набиралось два-три десятка.

Искоренение украинского языка в Крыму из сферы образования перешло в сферу религиозную. Недавно в Facebook появился комментарий жительницы Симферополя: «Хору в одном из симферопольских храмов не разрешили петь колядки на украинском языке. Спросили: «Вы что, хотите себе проблем?». Устроили просто скандал. Хотя в прошлом году пели, и прихожане плакали».

Права на украинскую речь лишили и учеников симферопольской детско-юношеской театральной студии «Світанок», которая была ликвидирована перед новым 2016 годом, просуществовав более двадцати лет. 20 декабря 2015 года, после празднования Дня Святого Николая, руководство симферопольского Дворца детского и юношеского творчества сообщило ученикам студии, что те являются «махровыми националистами». Причина – вышиванки и украинская речь. Практически в это же время на сайте провластного учреждения «Центр информационных и социальных технологий развития межнациональных коммуникаций в Республике Крым» появилась статья о том, как крымский Дворец детского и юношеского творчества «упорно и терпеливо взращивает таланты, зажигая новые звезды».

Однако вернемся к гарантиям крымского министра образования насчет сохранности украинской культуры на полуострове. По ее словам, учителя украинского языка, которые не переквалифицировались на преподавание других школьных дисциплин, работают в группах продленного дня, задействованы во внеурочной деятельности, ведут факультативные занятия. То есть, из этой информации становится понятно, что в крымских учебных заведениях образование на украинском языке вроде бы и оставили, но убрали с глаз подальше, чтобы «не ломать сложившийся стереотип поведения на пике напряженности».

Почти триста сорок пять тысяч украинцев Крыма, несмотря на государственный статус своего языка, не имеют права на получение медиаконтента на нем на региональном уровне. В декабре 2015 года стало известно, что на крымском телевидении и радио носителям украинского языка официально указали на дверь. Последний выпуск единственной передачи крымского телевидения «Рідна хата», которая появлялась на экранах раз в две недели на 10-15 минут, вышел в эфир еще 17 августа 2015 года.

В качестве альтернативы крымские медийщики предложили местным украинцам новый проект, повествующий о бытии их этнической родины. В середине осени 2015 года на телеканалах «Первый Крымский», «ФМ» и «Крым 24» свет увидела новая телепередача под названием «Коломыйка». Заставка программы представляет собой анимацию, в которой в издевательских образах представлены украинские и мировые политики: президент Украины Петр Порошенко в каракулевой шапке с нарисованным на ней логотипом компании Roshen, премьер-министр Украины Арсений Яценюк с «оселедцем» на голове и морковью в руке, губернатор Одесской области Михеил Саакашвили, глава запрещенной в России организации «Правый сектор» Дмитрий Ярош, лидер «Радикальной партии» Олег Ляшко в красных носках и с вилами, секретарь Совета национальной безопасности и обороны Украины Александр Турчинов в камуфляже, канцлер ФРГ Ангела Меркель, президент Литвы Даля Грибаускайте, президент США Барак Обама, сенатор Конгресса США от штата Аризона Джон Маккейн. Перечисленные персонажи пританцовывают под мотив украинской коломыйки; в финальной заставке они появляются на горе автомобильных покрышек, раскрашенных в синие и желтые цвета, с верхушки которой Порошенко и Яценюк взлетают на воздушном шаре с надписью «Слава Україні». В заставке фигурируют другие элементы – рваный флаг Украины на соломенной крыше крестьянского дома, свинья у пустого корыта, разбитый пластиковый ящик с пустыми бутылками, брезентовая палатка с флагами Украины и запрещенной в России организации «Правый сектор» и лежащими возле нее покрышками, американская статуя Свободы в бикини. Ведущий появляется в передаче на фоне мультипликационного пейзажа, в котором изображены элементы заставки.

Сама передача представляет собой собрание карикатур на украинских и мировых политиков, издевательские высказывания в адрес Украины и ее граждан, украинского народа в целом, а также откровенный бред о жизни в Украине. Подобное глумление над целым народом в Крыму, где в последнее время так много говорится о борьбе с экстремизмом, чем-то противоестественным не считается. Как показала практика, чтобы получить клеймо экстремиста в Крыму – достаточно выйти на улицу в вышиванке или с сине-желтой атрибутикой, возложить цветы к чудом уцелевшим памятникам Тарасу Шевченко и Богдану Хмельницкому, быть прихожанином или священником опять-таки чудом уцелевшей в Крыму украинской церкви, собирать книги для украинской библиотеки, обучаться и обучать на украинском языке, смотреть на нем телеканалы и читать прессу, – и даже просто выезжать на материковую Украину.

Какое отношение к Украине и украинцам среди местных жителей формируют крымские масс-медиа – свидетельтвует еще один недавний пример. 7 января 2016 года в эфире передачи «Время новостей» на телеканале «Первый Крымский» ведущая, открывая сюжет о веерных отключениях света, сделала нелестный комментарий в адрес украинцев и украинского языка. «Жить с перебоями электричества, но в России, или со светом, но идя на поводу экстремистов с Украины? Свой выбор крымчане сделали еще в 2014 году на референдуме, и прожить без украинского электричества несколько часов в сутки готовы «без всяких «но», а, тем более, «але», – сказала ведущая, отвечая на свой же вопрос.

А через три дня после этого на портале службы российского мэра Евпатории по решению городских проблем «Дежурный по городу» появилась жалоба на то, что в одном из городских супермаркетов размещен плакат с поздравлениями на «государственном» украинском языке. Разобраться в «проблеме» заявитель попросил… управление межнациональных отношений евпаторийской городской администрации. Вопрос был закрыт уточнением: «Статьей 10 Конституции Республики Крым … государственными языками Республики Крым определены русский, украинский и крымскотатарский языки. Таким образом, размещение поздравления … на украинском языке не противоречит Конституции Республики Крым. В устной беседе со специалистом управления межнациональных отношений администрации города администратор торгового центра сообщила, что в связи с завершением праздников размещенные поздравления будут демонтированы. К следующим праздникам в магазине планируется размещение поздравлений на других государственных языках Республики Крым».

В декабре 2015 года Исследовательский центр «SPHERA» по заказу Государственного предприятия «Кримський дім» провел комплексное социологическое исследование «Культурная среда и ситуация в Крыму», посвященное изменениям и актуальной ситуации в культурной сфере полуострова. Целью исследования было получить как можно более широкий спектр мнений и оценок по обе стороны фактической границы, как тех людей, которые остались жить на полуострове, так и вынужденных переселенцев из Крыма. Презентация результатов исследования состоялась 14 января 2016 года в Киеве на пресс-конференции в агентстве «Укринформ». Докладчики отметили, что после «крымской весны» на полуострове очень ухудшились условия для изучения украинского языка. В частности, речь шла о нескольких этапах, по которым проходило лишение детей возможности изучать украинский язык.

«На первом этапе украинский язык был выведен из обязательной школьной программы в разряд факультативных. На втором этапе, чтобы собрать факультативный класс украинского языка, необходимо было собрать не менее 8 заявлений. На третьем этапе с родителями проводили «воспитательную работу», чтобы они не писали подобных заявлений, и фактически класс не набирался. Респонденты также упоминали о запугиваниях и советах не писать такие заявления. На четвертом этапе идет уже вытеснение самих преподавателей, которые специализировались на украинском языке, поскольку они оказались ненужными. Им предлагали два варианта: перепрофилироваться на другой предмет или уйти», – рассказал кандидат социологических наук, руководитель Исследовательского центра «SPHERA» Александр Шульга.

По его словам, использование украинского языка в Крыму имеет высокие шансы встретить агрессию либо, по крайней мере, оскорбления. «Как минимум, по словам респондентов, на тех, кто использует украинский язык, на полуострове смотрят с недоверием. Опрошенные утверждают, что они очень осторожно используют украинский язык, как правило, в своем кругу родственников или друзей во избежание проявлений неприкрытой агрессии и физической расправы. Создан такой психологический климат, что украинский язык вытеснен в узкий круг семьи и друзей, круг тех, кому респондент доверяет», – акцентировал Александр Шульга.

В целом же, по его мнению, состояние украинского языка в Крыму как составляющей культурной среды ухудшилось как на бытовом, так и на официальном уровнях. Кроме проблем на бытовом уровне, украинский перестал быть в Крыму официальным и языком делопроизводства, хотя в соответствии с законодательством, которое сейчас действует в Крыму, на равных должны функционировать три языка – русский, украинский и крымскотатарский. Не менее печальная ситуация сложилась в сфере высшего образования, где отсутствует госзаказ на подготовку учителей украинского языка. Что же касается печатных СМИ на украинском языке, то они фактически исчезли: если до весенних событий 2014 года в Крыму их было 15%, то сегодня – ни единого. К тому же, в Крыму заблокирована часть украинских электронных СМИ. Также на полуострове фактически невозможно проводить культурные украинские массовые мероприятия, даже не политические, прежде всего по причине запуганности населения. Люди боятся даже принимать участие в анкетированиях из-за страха перед российскими спецслужбами.

Все-таки права оказалась глава крымского министерства образования, заявившая, что украинский язык и украинская культура в Крыму не исчезнут. Не может исчезнуть то, что под давлением и так уже фактически исчезло. Вместе с общественной культурой толерантности, человечности и уважения к личности как таковой.

 Автор материала:  Максим Немирич