«Укроборонпром» vs Агентство оборонной промышленности: какая реформа ОПК нужна Украине?

276

Несмотря на войну с Россией и консолидированную уверенность общества в необходимости радикальных реформ в стране, украинская оборонная промышленность упорно уклоняется от любых изменений и остается неэффективным наследием режима Януковича.

Парадоксальность ситуации с украинской оборонной промышленностью часто ставит в тупик даже экспертов и специалистов в этой сфере. Казалось бы, на фоне вооруженного конфликта с Россией, который, точно растянется на годы, если не на десятилетия, вопрос перевооружения армии и, как следствие, быстрое развитие «оборонки» является естественным процессом. Ведь, упрощенно говоря, именно для войны оборонная промышленность и существует. По всем канонам в украинскую оборонную промышленность уже два года должны вливаться миллиардные инвестиции, украинские оружейные заводы должны день и ночь выдавать на гора новейшие образцы вооружений и военной техники. А возле заводских приемных должны топтаться десятки иностранных делегаций с предложениями о сотрудничестве и трансферте технологий.

Тем более что государство действительно выделяет на армию огромные по украинским меркам деньги (то есть потенциальный оружейный рынок сформирован), а украинские предприятия обладают передовыми разработками, которые могут конкурировать с лучшими мировыми образцами.

Но вопреки логике и всем названым благоприятным факторам, 700 дней войны прошли для украинской оборонки без особых прорывов. Да, украинские инженеры, рабочие, волонтеры, бизнесмены, военные смогли совершить подвиг и вопреки (а не благодаря) существующей госсистеме радикально улучшить оснащенность армии. Да, это позволило остановить агрессора. Да, это вселяет надежду, что Украина сможет выстоять в противостоянии с путинским режимом. Но, возникает справедливый вопрос: а почему, собственно, после Революции Достоинства не сделано ни одного реального шага для формирования новой системы военно-технической политики государства, а основной фигурой в этой сфере остается совершенно непонятная, как с точки зрения государственных интересов, так и по мнению представителей бизнеса, структура под названием «Укроборонпром»? Ведь, если смотреть в корень, речь идет о консервации откровенно коррупционной схемы «контроля потоков» в оборонной сфере, созданной во времена Януковича.

Не переходя к частностям, все же нельзя не вспомнить несколько примеров деятельности ДК «Укроборонпром», которые тяжело объяснить и оправдать в условиях, когда страна находится в состоянии вооруженного конфликта с Россией и каждый день гибнут украинские солдаты.

Приснопамятная, почти мифическая история о бронеавтомобиле «Дозор-Б» уже стала хрестоматийной в рубрике «Как завалить успешный проект». Больше года назад руководство «Укроборонпрома» заявило, что в 2015 г. будет налажено серийное производство «Дозор-Б» и за год будет выпущено 50 таких бронеавтомобилей. А в апреле 2015 года даже было заявлено о планах производства до 150 машин. Сейчас март 2016 г., серийное производство «Дозор-Б» так и не налажено. Машина рекомендована к принятию на вооружение Украинской Армии, но когда эта рекомендация воплотиться в жизнь и первые машины окажутся на передовой, сказать не сможет никто.

Другой пример – проект модернизации БМП-1. В начале 2015 года «Укроборонпром» объявил о запуске на Житомирском бронетанковом заводе процесса модернизации БМП-1 для украинской армии и пообещал, что до конца 2015 г. будет налажено серийное производство и передано ВСУ 50 модернизированных машин БМП-1УМ. В результате на начало 2016 г. модернизированная БМП-1 только готовится к госиспытаниям, а о сроках ее запуска в серию и, тем более, поставках в войска можно только догадываться.

Среди свидетельств провальной деятельности «Укроборонрома» и ситуация с танком БМ «Оплот». Этот действительно передовой танк, разработанный и производящийся в Харькове, не только не поставляется в украинскую армию, но и не производится в нужном количестве для Таиланда в рамках экспортного контракта. В начале 2015 г. руководство «Укроборонпрома» заявило о том, что до конца года будет выпущено до 40 единиц БМ «Оплот», а уже в 2016 г. концерн будет производить 100-120 таких танков. Что имеем в реальности? 5 танков передано в Таиланд в мае 2015 г. и на этом пока все.

Но смысл, конечно, не в срыве отдельных контрактов и неуместном бравурном самопиаре руководства концерна, часто с элементами пира во время чумы. А в полном отсутствии реформ и движения по пути создания эффективной системы военно-технической политики государства.

Еще в коалиционном соглашении 2014 года среди приоритетных задач содержится пункт о создании при Кабинете Министров межведомственного органа по развитию ОПК, который должен замыкаться на первого вице-премьер-министра. Но через два года после начала войны на этом поприще не сделано ничего. В принципе, на уровне СНБО и Администрации Президента существует цикл принятия стратегических решений и выработки основ военно-технической политики. И решения там принимаются, в основном, правильные и своевременные. Однако система их реализации в структуре исполнительной власти отсутствует напрочь. Это сводит на нет все усилия на стратегическом уровне и порождает благоприятный климат для коррупционных схем.

«Укроборонпром», созданный Януковичем как «пылесос» денежных потоков в оборонной промышленности, и сейчас пытается выполнять эту же функцию. Более того, этот концерн, не имея на это никаких полномочий, пытается руководить военно-технической сферой государства, перетягивая на себя одеяло главного координатора и исполнителя военно-технической политики, что, кроме всего прочего, является идеальной почвой для коррупции и злоупотреблений. Что интересно, «Укроборонпром» при этом, не несет никакой ответственности за результаты своих самозваных экспериментов. Ведь, это же не орган исполнительной власти, а всего-навсего госконцерн – то есть финансово-промышленная группа. Именно поэтому регулярно срываются планы по выполнению государственного оборонного заказа, осуществляются неаргументированные закупки зарубежной военной техники и никто не несет никакого наказания. И еще одна особенность «Укроборонпрома» — в связи с тем, что сотрудники этой бизнес-организации формально не являются госслужащими, они не попадают под действие новых антикоррупционных законов. И могут спокойно работать по схемам, разработанным еще подчиненными «почти гражданина Украины» Саламатина специально для уничтожения украинской оборонной промышленности.

Особую тревогу вызывает то, что впервые за 25 лет независимости Украины в оборонно-промышленной отрасли сложилась нездоровая атмосфера закрытости и чрезмерной «секретности». Гражданское общество и эксперты, которые традиционно приглашались для выработки стратегических подходов к развитию основ военно-технической политики, сейчас вызывают раздражение и считаются нежелательными гостями в сфере влияния «Укроборонпрома». И дело, конечно же, не только в секретности оружейных проектов. Не хочется снова повторять банальности о коррупции, но, видимо, именно в этом и кроется излишняя «скромность» нынешних украинских «оружейных баронов».

В этих условиях, у нашего государства остается один выход — немедленно начать прозрачный (с привлечением профессиональных аналитических центров) процесс подготовки изменений для глубокого реформирования оборонно-промышленной отрасли, который бы предусматривал формирование эффективной системы реализации ВТП в Украине. Начинать этот процесс, безусловно, нужно с создания органа исполнительной власти, который бы нес полную ответственность за реализацию военно-технической политики, ликвидации паразитирующего «Укроборонпрома» и последующих шагов по реформированию отрасли (в том числе, приватизации и корпоратизации государственных оборонных предприятий).

Вновь созданный орган исполнительной власти (скажем, Агентство оборонной промышленности) должен возглавить реформу оборонно-промышленной сферы в рамках европейской интеграции Украины, в результате которой украинская «оборонка» сможет адаптироваться к условиям работы с западными партнерами. Внутри правительственной структуры должны функционировать авторитетные органы — институт генеральных конструкторов и научно-технический совет. Кроме того, именно Агентство оборонной промышленности должно нести ответственность за реализацию конкретных проектов, которые реализуются в интересах Вооруженных сил – будь-то крылатая ракета, беспилотные комплексы или отечественный боевой вертолет.

Правительственное агентство должно стать интегратором, отвечающим за эффективное расходование средств из государственного бюджета, и в то же время координировать совместную деятельность частных и государственных предприятий. В идеале, система должна определить конкретного государственного служащего, который отвечал бы за реализацию конкретного проекта и четко понимал свои права, обязанности, а также рамки, установленные антикоррупционным законодательством, за которые он не может заходить, не рискуя оказаться за решеткой.

На самом деле, эти идеи не являются чем-то новаторским и уникальным. Необходимость создания системы четкой правительственной координации и, одновременно, максимальной либерализации оборонно-промышленной сферы обсуждается в Украине уже третий десяток лет. Война, казалось, убрала последние сомнения и препятствия на пути кристаллизации этого решения. Однако пока даже кровь украинских воинов не может победить коррупционную гидру Януковича. Хотя, лично у меня есть полная уверенность, что рано или поздно изменения в «оборонке» начнутся. Вот только условия их проведения могут диктоваться уже не Украиной.

Автор материала: Михаил Самусь